Спецпроекты

Опрос CNews: Что происходит с импортозамещением? Есть ли проблема СПО?

ПО ИТ в госсекторе

Первые разговоры о том, что неплохо бы отказаться от западных ИТ-решений и встать на собственные рельсы, российские вендоры начали задолго до санкций 2014 г. Через некоторое время появились законодательные решения, определяющие, кому и каким образом следует «импортозамещаться». Как и в любом деле, здесь возникли вопросы и проблемы. Выяснилось, что отказ от западных вендоров вовсе не означает простой переход на другое ПО.

Задача государства — направлять и упорядочивать любое движение. Соответственно, оно взялось за упорядочение импортозамещения и регулирование рынка, результатом чего стало появление ряда нормативных документов и «Единого реестра российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных» (Реестра отечественного ПО). Но компании-заказчики хотели всего лишь «слезть с иглы» наименее болезненным способом, раз уж их к этому понуждают. Для этого ведь не обязательно переходить от одного проприетарного решения к другому — можно и на СПО? Как выяснилось, для некоторых категорий в госсекторе это не очень хороший вариант, потому что без ПО из Реестра их импортозамещение «недостаточно эффективно».

Такая ситуация сохраняется уже около года — вроде бы всех все устраивает, не считая пары скандалов. Но в адрес некоторых отечественных вендоров продолжают звучать замечания, что их «отечественное ПО» — это давно известное всему миру СПО, только с «переклеенным шильдиком» и косметическими изменениями в коде. Но деньги за него просят капитальные. А если за слегка модифицированное бесплатное ПО нужно платить, то не тормозит ли это сам процесс импортозамещения, тогда как бесплатные аналоги помогали бы ему развиваться?

Мы поинтересовались у нескольких крупных вендоров и заказчиков ПО, видят ли они такую проблему, и как они в целом оценивают процесс импортозамещения на данном этапе, потому что цели его, конечно, не сводятся к передаче рынка из одних рук в другие.

Как вы оцениваете зрелость рынка отечественного системного и прикладного ПО? В чем его особенности, проблемы, достижения?

mytenkov129.jpg

Сергей Мытенков, вице-президент, Российский союз промышленников и предпринимателей

У нашей страны есть достаточно большие успехи в области прикладного ПО: Россия славится своими разработчиками. Но нам пока тяжело заменить системы производства Siemens, SAP, Oracle, Microsoft... Понятно, что есть технологическое отставание, но существует и проблема привычки: если человек всю жизнь пользовался известными брендами, ему психологически тяжело перейти на аналоги. Причем и сама замена одного на другое — не всегда экономически целесообразна, потому что некоторые западные решения для офиса весьма доступны по цене. Что нам нужно — это видеть, где начинаются «перегибы» в импортозамещении. У нас отличные прикладные системы для бухгалтерии и т.п., но есть проблемы с серверными решениями, которым тяжело найти замену.

bogdanov129.jpg

Кирилл Богданов, заместитель генерального директора, «Аэрофлот»

На рынке отечественного ПО есть ряд зрелых полноценных программных продуктов, которые составляют серьезную конкуренцию зарубежному ПО, особенно в области информационной безопасности. В то же время, например, в авиакомпаниях существует целый спектр узкоспециализированного ПО (системы бронирования, управления техобслуживанием воздушных судов, управление расписанием и др.), аналоги которых не представлены на отечественном рынке. Иными словами, рынок отечественного ПО в настоящее время находится в стадии развития и поиска новых решений.

При развитии рынка отечественного ПО особое внимание хотелось бы обратить на обеспечение разработчиками совместимости применяемых форматов документов и интерфейсов с общепринятыми и стандартизированными — во избежание проблем при обмене данными и интеграции программных решений.

Отдельной проблемой рынка российского прикладного ПО надо считать то, что при установке и оценке показателей по отечественному ПО в настоящее время не учитываются собственные и заказные разработки компаний. Такое ПО не может быть внесено в реестр, так как не соответствует установленным требованиям для тиражируемого ПО, и, соответственно, не учитывается согласно имеющимся методикам в объеме отечественного ПО, хотя является таковым фактически.

rubanov129.jpg

Владимир Рубанов, управляющий директор, «Росплатформа», член Экспертного совета по российскому ПО при Минкомсвязи РФ

Объем рынка ПО в России сам по себе достаточно зрелый и объемный, только вот над его расширением с 1990-х годов в основном активно работали команды маркетологов и продвиженцев зарубежных вендоров. С одной стороны — спасибо им за это, с другой — они подсадили заказчиков именно на свои технологии, которые и занимают сейчас основную долю этого рынка.

morlok129.jpg

Александр Морлок, директор по разработке программного обеспечения, исполнительный вице-президент, «Ланит»

Сегодня мы можем разрабатывать системы любого масштаба, не обращаясь к иностранным вендорам. Все известные мне новые системы для госсектора разрабатываются исключительно с таким подходом. С коробочными решениями ситуация на текущий момент, к сожалению, хуже. Зачастую продукты отечественного производства отстают по возможностям от иностранных. В этом направлении в конце 2018 года произошло еще одно важное событие, которое повлияет на сферу ИТ в будущем. Помимо органов власти, теперь и госкомпании также будут переходить на российский софт. При этом к 2021 году в них должно быть не менее 50% российского ПО. Это может дать ощутимый стимул для того, чтобы отечественный софт стал не хуже иностранного.

strelkov129.jpg

Сергей Стрелков, директор по разработке программного обеспечения «Крок»

Дать общую оценку зрелости отечественного системного и прикладного ПО затруднительно. Так, для ряда задач существуют зрелые отечественные системы, например, в области инфраструктурных решений, систем информационной безопасности, промежуточного софта (например, интеграционные шины) и пр.

С прикладным софтом не так однозначно. Например, почти все зрелые системы по управлению капитальным строительством базируются на иностранных ERP, и найти достойные российские аналоги практически невозможно. Но это критичные для бизнеса системы, здесь от уровня автоматизации и отлаженности процессов зависят как сроки, так и качество строительства. Аналогичная ситуация с системами класса Asset performance management по управлению эффективностью активов на предприятии, или с уникальным немецким оборудованием, которое используют российские промышленные предприятия вместе со встроенным в них софтом — для его замены потребуются десятилетия работы и значительные инвестиции.

Но есть и положительные примеры прикладного российского софта. Например, на одном крупном энергетическом предприятии сейчас рассматривают переход на СЭД отечественного производства.

В целом вопрос целесообразности импортозамещения лучше рассматривать в каждом случае индивидуально, прорабатывая для каждого отдельную модель перехода на СПО или российский софт, где заказчик сможет снизить риски (будь то технические или финансовые), сэкономить на техподдержке или приобрести новые критичные функции.

Если сравнивать российское проприетарное ПО и СПО: как вы относитесь к мнению, что одно из них — тормоз прогресса, а другое — драйвер?

saraev129.jpg

Александр Сараев, исполнительный директор, «Компьюлинк»

Если взглянуть на российское проприетарное ПО в целом, то на текущем этапе развития я вынужден констатировать, что по большей части направлений практически нет инновационных решений, а есть только заимствования из СПО и разработка или небольшая доработка функций, уже имеющихся у конкурентов. И часто, к сожалению, продукты получаются откровенно низкого качества, но, тем не менее, их выводят на рынок.

Проприетарное российское ПО на данный момент не может являться «тормозом прогресса» и, тем более, «драйвером», так как его влияние на мировое развитие ИТ — крайне мало.

mytenkov129.jpg

Сергей Мытенков, вице-президент, Российский союз промышленников и предпринимателей

Здесь главный вопрос — не в СПО или проприетарном ПО, а в том, чем именно мы занимаемся: создаем что-то действительно нужное или «изобретаем велосипед»? Может быть, и не нужно придумывать замену тому, что уже хорошо сделано до нас и чем пользуются миллионы и миллиарды людей на планете? Но здесь многое нужно учитывать. Например, не всякое российское ПО включено в Реестр, поэтому если компания-заказчик должна реализовывать принципы импортозамещения по требованию регулятора, ее выбор будет ограничен определенным списком вариантов.

Более того, существует проблема, связанная с самими отечественными ИТ-разработчиками. Как правило, эти компании не имеют на балансе существенных активов, все их основные средства — это люди. И покупка таких компаний проходит очень быстро: сегодня она российская, а завтра — уже нет. Или, например, бизнес может просто не выжить в рыночных условиях. Что тогда будут делать клиенты, купившие продукт такой компании в рамках программы импортозамещения?

rubanov129.jpg

Владимир Рубанов, управляющий директор, «Росплатформа», член Экспертного совета по российскому ПО при Минкомсвязи РФ

Такой логики я не понимаю. Сделать из «дикого» СПО российский продукт — это как сварить кашу из топора. Нужно не только вложить много сил и других ингредиентов, но еще и ум применить. А в конечном итоге, если ты контролируешь полные исходные коды и у тебя есть команда российских специалистов, которые могут гарантировать непрерывность процесса поддержки всех уровней (включая исправление кода и доработки), да еще и юридически у тебя никто не может продукт отнять — то это прекрасный российский продукт, устойчивый к санкциям, независимо от гражданства первоначальных авторов строчек кода. Теоретически, если бы Microsoft передала юридические права, полные исходные коды, инфраструктуру их разработки и обучила наших инженеров в этом разбираться, то получился бы отличный российский продукт с точки зрения «ехать», а не «шашечек» национальной чистоты авторов.

bogdanov129.jpg

Кирилл Богданов, заместитель генерального директора, «Аэрофлот»

СПО развивается усилиями мирового сообщества и не знает границ, при его производстве могут быть использованы лучшие мировые практики. Но случается, что такое СПО покупается коммерческими компаниями и становится проприетарным. С другой стороны, СПО — это возможность для российских разработчиков использовать лучшие практики. И примеры этому на рынке есть — СУБД. Так что эти понятия нельзя сравнивать, так как российское проприетарное ПО может быть основано на практиках конкретного СПО, поэтому можно назвать и то, и другое драйвером прогресса.

При оценке использования проприетарного ПО и СПО в сегменте крупных корпораций нельзя забывать о необходимости обеспечения не только создания новых, но и поддержки имеющихся решений, наличия соответствующих ресурсов. И при данном взгляде преимущества СПО перед проприетарным ПО не так очевидны: когда важнейшим требованием является обеспечение стабильности и непрерывности работы информационных систем, то наличие организованной и экономически устойчивой команды или компании поддержки может оказаться важнее хоть и высококвалифицированной и проактивной, но маленькой команды людей, объединившейся на базе общих интересов.

morlok129.jpg

Александр Морлок, директор по разработке программного обеспечения, исполнительный вице-президент, «Ланит»

Автор или владелец проприетарного программного обеспечения заинтересован в том, чтобы возможности его софта превышали возможности свободного. Если СПО обладает теми же или большими возможностями, то проприетарное никто не станет покупать. Поэтому в большинстве случаев СПО проиграет. И тот, и другой софт двигают прогресс. Просто это две разных модели ПО, не более того.

strelkov129.jpg

Сергей Стрелков, директор по разработке программного обеспечения «Крок»

Я бы не сказал, что что-то из них может быть тормозом или драйвером. Более того, нередки случаи сочетания СПО с проприетарным софтом.

Тормозить прогресс может монополизм, например, если какое-то из проприетарных решений получает большее применение на рынке в сравнении с другими. Это мешает развитию последних. Так, похожая ситуация сейчас наблюдается среди российских ERP-систем.

При этом другие рынки, такие, как системы электронного документооборота — развиваются — зрелых российских решений здесь много.

Какую роль должно играть свободное ПО при импортозамещении? Должны ли иметь приоритет над ним проприетарные решения российских компаний из Реестра отечественного ПО?

rubanov129.jpg

Владимир Рубанов, управляющий директор, «Росплатформа», член Экспертного совета по российскому ПО при Минкомсвязи РФ

Здесь можно выделить следующие точки спектра: проприетарное ПО стран-санкционеров; проприетарное ПО дружественных стран; «дикое» СПО, взятое из интернета, за которое никто из российских организаций не отвечает; российские решения (неважно, свободные или проприетарные), использующие внутри себя СПО-компоненты, за которым стоит надежная компания, несущая ответственность и оказывающая поддержку такому решению; проприетарные российские решения, созданные «с нуля» в РФ.

На самом деле существует полное многообразие промежуточных точек между этими вариантами. Но в целом, с точки зрения устойчивости к санкциям и стимулирования отечественной экономики, разница между последними двумя вариантами ничтожна. Она гораздо меньше, чем между предыдущими пунктами. Поэтому последние в Реестр включаются, а первые три — нет, и именно здесь проходит водораздел приоритета.

mytenkov129.jpg

Сергей Мытенков, вице-президент, Российский союз промышленников и предпринимателей

Преференции российскому производителю, несомненно, должны быть. Но мы должны понимать, кого именно поддерживаем. Я считаю, что должен быть персональный подход, и преференции должны получать не все подряд, а только те, кто выпускает суперкачественный и конкурентный продукт. Лучший аргумент в пользу получения поддержки — когда софт настолько хорош, что идет на экспорт. И такие компании у нас есть. Главное, чтобы неправильным подходом к преференциям мы не стимулировали развитие решений, уступающих проверенным мировым аналогам.

Качество отечественного продукта должны определять заказчики путем голосования рублем. Нельзя навязывать человеку выбор — он должен сам определяться. Мы же не в каменном веке живем — всегда есть альтернатива. Я знаю случаи, когда компании закупали сырой отечественный софт, а работники потом за свои деньги приобретали западное вендорское ПО. Некачественный софт может нести в себе угрозы безопасности бизнеса, и к таким вопросам тоже нужно подходить очень бережно. Причем это касается продуктов любых производителей: мы бы хотели видеть открытые коды не только у СПО, но и у проприетарных российских и зарубежных решений, чтобы быть уверенными в их безопасности. Иностранные вендоры могли бы открыть дочерние компании, цифровые площадки в России, производить здесь свое ПО и даже экспортировать его — так уже поступают некоторые крупные поставщики.

bogdanov129.jpg

Кирилл Богданов, заместитель генерального директора, «Аэрофлот»

Учитывая опыт взаимодействия с российским производителем ОС на базе Linux, возможно, следует разделить СПО на две категории — по наличию достаточной экспертизы и по поддержке конкретного СПО на территории РФ. Значительный объем экспертизы и поддержки СПО, которые могут оказывать команды, созданные при крупных компаниях в РФ, например, Сбербанк и др., позволяют относить поддерживаемые решения к допустимым для включения в Реестр российского ПО.

morlok129.jpg

Александр Морлок, директор по разработке программного обеспечения, исполнительный вице-президент, «Ланит»

Свободное ПО, особенно в случаях его использования в качестве компонентов импортозамещенных систем, уже играет огромную роль. Если бы не PostgreSQL, Zabbix, Elasticsearch и многие другие свободные продукты, мы бы точно не скоро смогли отказаться от западного программного обеспечения при заказной разработке. По поводу приоритета — они должны быть одинаково важны с российскими решениями, так как конкуренция продвигает прогресс.

strelkov129.jpg

Сергей Стрелков, директор по разработке программного обеспечения «Крок»

Это зависит от класса системы. Например, в России специфическое законодательство в области электронного документооборота, и подходящего СПО в связи с этим нет.

А что касается СУБД, то на рынке есть как СПО, так и проприетарный российский инструмент. Правильнее делать выбор, исходя из потребностей, бюджета и приемлемой для заказчика модели приобретения решения. Например, в одних случаях заказчику проще закупить проприетарное ПО, в другом — сэкономить и приобрести свободное ПО, но докупить к нему поддержку от российского партнера.

saraev129.jpg

Александр Сараев, исполнительный директор, «Компьюлинк»

Целью создания реестра российского ПО декларируется, в том числе, расширение использования российских программ и поддержка отечественного производителя. В целом, на мой взгляд, любая честная конкуренция благотворно влияет на развитие продуктов и услуг. Особенно ярко это выражается в сфере программного обеспечения. К сожалению, при бесспорном наличии положительного эффекта в части расширения использования российских программ, ограничение применения зарубежных программ и, в частности, свободного ПО, не породило резкого роста качества и количества отечественного ПО. Соотношение качества и цены многих продуктов остается на достаточно низком уровне. Но есть на рынке продукты достаточно зрелые и качественные, хотя и слабо распространенные в силу отсутствия информации о них или сформировавшихся привычек пользователей. Хочется надеяться, что сложившаяся ситуация поможет их популяризации, однако пока этот эффект от Реестра тоже не так велик, как ожидалось.

Популярное свободное ПО достаточно часто является полноценным и качественным продуктом, который может поспорить и с проприетарными разработками. С другой стороны, распространенной проблемой свободного ПО является отсутствие оперативной поддержки, что может негативно сказаться на бизнес-процессах компаний, использующих этот продукт.

В любом случае, по моему мнению, у конечного пользователя всегда должна быть возможность выбора применяемого ПО, чтобы он выбрал вариант, максимально подходящий его целям и задачам.


Стратегия месяца

Зачем государство ввязалось в гонку технологических вооружений

Михаил Замыцкий

директор по развитию «Ситилинк»

Точки роста

По определенным ИТ-направлениям Россия является примером для всего мира

Юрий Гаврилов

CDTO Металлоинвеста