Спецпроекты

2086

oбзор

Обзор: ИТ в ритейле 2020

Дмитрий Смирнов, «Крок»

Дмитрий Смирнов, «Крок»:

Почему современная модель управления бизнесом тормозит цифровизацию и как это исправить

Годами складывавшиеся ИТ-ландшафты сейчас диктуют предприятиям неэффективные управленческие цепочки. Казалось бы, устранять архаичные системы должна тотальная автоматизация, но на практике этого не происходит. О том, какая модель управления будет соответствовать духу заявленной цифровизации, в интервью CNews рассказал Дмитрий Смирнов, директор по развитию бизнеса ИТ-компании «Крок» в ритейле.

CNews: Сегодня в ритейле, пожалуй, мало кого можно удивить словом «цифровизация». Как, на ваш взгляд, она протекает в отрасли?

Дмитрий Смирнов: Интерес к цифровизации — не просто дань моде, а сложившееся явление со своим, пусть не до конца проработанным, понятийным аппаратом. Именно цифровизация решает задачу адаптивности, ведь даже при тотальной автоматизации предприятие не обязательно будет эффективным и конкурентным и сможет быстро адаптироваться к внутренним и внешним изменениям. Конечно, без автоматизации говорить об управлении бизнесом в современном мире достаточно проблематично, но архаичные средства и подходы, скорее, сдерживают развитие. А современными цифровыми инструментами еще надо научиться пользоваться.

Сегодня к разряду цифровых можно отнести уже немало компаний, некоторые из которых даже являются лидерами рынка. Но можно ли сказать, что эти предприятия в полной мере отвечают текущим требованиям времени по уровню гибкости, адаптивности, эффективности и способности к быстрым изменениям? Увы, это далеко не так.

CNews: Почему так получается?

Дмитрий Смирнов: Как правило, в «цифровых» компаниях с высоким уровнем автоматизации бизнес-процессов обобщенная и схематичная цепочка принятия и реализации решений выглядит следующим образом: на низшем уровне ежедневно (ежеминутно, ежесекундно) в информационной системе накапливаются данные, которые необходимо анализировать для принятия управленческих решений. Этим занимаются аналитики, которые формируют для руководства отчеты. Затем руководители анализируют отчетность и формируют пул решений, которые редко принимаются единолично. После этого принятое решение транслируется бизнес-аналитикам, которые проводят анализ необходимых изменений бизнес-процессов.

На следующем уровне разработанная схема изменений процессов передается на анализ консультантам по информационным системам, которые формируют технические задания (постановку задач) разработчикам.

И в самом конце: разработчики разрабатывают, тестировщики — тестируют, а в информационных системах устанавливаются обновления, после чего начинают «работать» изменения в процессах, которые генерируют данные для последующего анализа.

Очевидно, что скорость реализации этой «цепочки управления» определяется скоростью стадии, которая в компании является самой медленной. При этом порой могут происходить сбои из-за тривиального человеческого фактора.

CNews: Бизнес-цепочка и вправду впечатляющая. Но можно ли ее как-то ускорить или оптимизировать?

Дмитрий Смирнов: Да, для ее ускорения используют современные технологии, которые и относят к цифровым инструментам. Так, элементы машинного обучения или искусственного интеллекта помогают анализировать данные и даже формируют рекомендуемые решения.

Для ускорения стадии принятия решения, включая коллегиальные обсуждения и проработку сценариев «что будет, если …», внедряют ситуационные центры. Современные системы моделирования процессов помогают аналитикам в выборе правильного и оптимального изменения бизнес-процессов и его документирования. А технологии DevOps и роботизированные системы тестирования берутся на вооружение разработчиками. Создаются agile-команды для ускорения фаз постановки задач и разработки.

В идеальном случае решения могут приниматься за считанные минуты, а процессы разрабатываться за часы. Но реализация задач разработки требует иногда многих дней и недель. Для высококонкурентных отраслей экономики, таких как ритейл, где ситуация может меняться стремительно, а счет порой идет на минуты, «дни и недели на разработку» становятся недопустимой роскошью. И в этом кроется основное недовольство бизнеса управлением ИТ. Казалось бы — что может быть проще: быстро сделать, чтобы ничего не сломать, и поддерживать далее в рабочем состоянии. Однако на деле сложности возникают именно в тот момент, когда нужно сделать, ничего не сломав.

CNews: Как правило, на предприятиях с историей ИТ-ландшафты содержат немалое число различных унаследованных систем и их интеграций.Как можно решить эту проблему?

Дмитрий Смирнов: Вся сложность в том, как увязать новое с уже имеющимся и модифицировать систему, не затронув ее работоспособность. Менеджмент ритейл-компаний, желая получить более быстрые результаты от ИТ, обычно решает возникшие проблемы по-своему. В ход идут смены профильных руководителей, замена централизованного управления ИТ на децентрализованное. Эффект от таких шагов, как правило, слабо ощутим, зато требует больше затрат на дополнительные управленческие звенья. Но при этом проблема отставания ИТ в управленческой цепочке остается нерешенной.

Выход есть: необходимо «разрубить» сложившийся технологический гордиев узел внедрением иного технологического подхода, более соответствующего новой парадигме управления.

CNews: Как именно ритейлерам нужно пересматривать подход?

Дмитрий Смирнов: Давайте представим, что бизнес строится с нуля и пока никак не ограничен в части ИТ-обеспечения. Как тогда выглядела бы идеальная «цепочка управления»? Очевидно, что анализ данных необходим. Принятие решений — прерогатива управления бизнесом. Бизнес-процессы — остов, правила, на которых держится конкретное предприятие. Разработка и/или настройка информационных систем нужны для того, чтобы автоматизировать новые функции. Эти звенья цепи нельзя выбросить, и они позволяют дальнейшую свою оптимизацию. Зато при отсутствии ограничений выпадает звено постановки задач.

Принципиально устранить это звено возможно, если информационная среда будет содержать сведения не только об имеющемся коде или функциональных модулях, но также и о процессах, которые их используют, и о данных на входе и выходе каждого элементарного модуля и процесса в целом. Фактически речь идет о цифровой управленческой модели всего предприятия. При этом технологические решения оптимизации оставшихся управленческих звеньев должны быть встраиваемой частью информационной управленческой среды.

Таким образом, если информационная среда сама «знает» и указывает разработчику, какие настройки и/или какой код следует реализовать, какой уже имеющийся код при этом использовать, то постановка задачи осуществляется уже на выходе этапа бизнес-анализа. И конечная новая управленческая цепочка будет иметь меньшее количество звеньев-этапов: анализ данных — принятие решений — проектирование бизнес-процессов — разработка.

CNews: Насколько нам известно, у вас появилась цифровая платформа управления бизнесом, в основе которой максимальная автоматизация конвейерной разработки и DevOps. Расскажете подробнее?

Дмитрий Смирнов: Для обеспечения перехода на новую парадигму управления цифровым предприятием мы используем специализированную технологическую платформу цифровой трансформации. Она успешно функционирует в ряде отечественных компаний из сфер логистики, ритейла и машиностроения. Архитектурно она может быть реализована различными способами, в том числе с использованием микросервисных платформ, как проприетарных, так и на базе свободного ПО. А это — плюс с точки зрения импортозамещения и сокращения цены владения. При этом максимальный эффект предприятие получает при использовании платформы для всех бизнес-функций. Но почувствовать положительный эффект от внедрения можно даже опробовав систему на одной или нескольких бизнес-функциях. Например, для задач логистики или управления онлайн-дистрибуцией.

Модульность системы позволяет использовать и проприетарное ПО. Концептуально реализован отказ от тяжелых монолитных одноплатформенных решений, которые, тем не менее, при этом могут быть интегрированы с платформой на уровне API. Это может быть оправдано для учетных систем или кассового ПО, не требующего быстрых и частых изменений. Также наша цифровая платформа способна «собирать» нужный для предприятия бизнес-процесс из имеющихся или вновь разработанных элементарных модулей-«кубиков» в отдельном виртуальном пространстве продуктивной системы. При этом доработка или реализация чего-то нового будет заключаться в быстрой разработке программного кода и пересборке системы автоматизации процесса. Не нужно тратить время на перенос релизов: достаточно «включить» новый автоматизированный процесс и «отключить» старый.

Эта система достаточна для эффективного принятия решений и быстрой их реализации: скорость внедрения изменений и time-to-market сокращается до нескольких часов и даже десятков минут, а один и тот же процесс может меняться так часто, как это нужно бизнесу.

Применение конвейерной разработки и технологий виртуализации дает системе возможность архитектурно формировать отказоустойчивую среду исполнения, достигая при этом более полной утилизации вычислительных ресурсов. А встроенная в платформу система автотестирования позволяет сразу проверять написанные микросервисы на корректность, а также формировать для них тесты проверки состояния.

CNews: Какую роль в этой платформе играют микросервисы?

Дмитрий Смирнов: Общий микросервисный подход, основанный на стандартных интерфейсах и API, позволяет подключать и отключать внешних поставщиков решений, когда возникает потребность. Это значительно экономит время и средства на собственную разработку и позволяет выбрать лучшие решения на рынке, устраняя необходимость покупки и разворачивания дополнительных монофункциональных информационных систем в своей инфраструктуре.

При этом все стороны, бизнес-пользователи и аналитики, службы поддержки ИТ-инфраструктуры, разработки, информационной безопасности имеют свои интерфейсы взаимодействия с системой. Для бизнеса — это BI- и BРМ-интерфейсы, для инфраструктурщиков и безопасников — встроенные интерфейсы управления инфраструктурой и мониторинга, для разработчиков — интерфейс среды программирования.

CNews: Какие явные экономические и процессные выгоды дает предприятиям использование подобных платформ?

Дмитрий Смирнов: В частности, такая платформа автоматизирует управленческую цепочку. Это позволяет анализировать информацию, выполняя рутинные задачи вместо аналитиков, принимать локальные решения, не загружая менеджмент операционными задачами, оптимизировать уже имеющиеся и настроенные процессы, снимая часть работы с бизнес-аналитиков, а также «помогать» в генерации кода разработчику, автоматически документировать и сохранять в собственной базе знаний нужную информацию о работе новых функциональных модулей.

При этом система предлагает на выбор варианты тактических и стратегических решений для менеджмента, а также позволяет переходить от автоматического принятия операционных решений к полуавтоматическому — предлагает возможные решения на выбор человеку. То же самое касается анализа данных и изменения бизнес-процессов. Не всегда автоматическое и оптимальное в чем-то решение является верным, так как существуют законодательные, этические, договорные, логистические и прочие ограничения. И подобные задачи пока лучше оставлять для решения людям.

Система обладает широкими интеграционными возможностями, в том числе базой коннекторов к ряду известных функциональных информационных систем. Встроенная интеграционная шина, базирующаяся на архитектуре SOA, обеспечивает соединение с новыми технологическими решениями для поддержания требуемого уровня цифровой эффективности предприятия.

CNews: Получается, с помощью такой платформы управление бизнесом можно перевести в цифровую среду?

Дмитрий Смирнов: Вполне. Описанная информационная среда в полной мере представляет из себя платформу цифровой трансформации бизнеса. Она позволяет управлять им на уровне цифровой модели предприятия и корректировать отклонения от требуемого поведения бизнес-системы за счет гибких регулировок на уровне процессов и элементарных операций. А технологии работы с большими данными и элементы машинного обучения позволяют минимизировать усилия по управлению бизнесом. При этом абсолютное большинство управленческих решений могут быть переведены в автоматический режим постоянной «самонастройки» предприятия в соответствии с цифровой моделью. Однако это влечет за собой дополнительные требования к персоналу: необходимо, чтобы исполнители самих бизнес-процессов были готовы к стремительным и частым изменениям и могли легко адаптироваться к такому ежедневному режиму работы.

В качестве бонуса при внедрении этой системы бизнес получает повышение эффективности управления ИТ за счет централизации и сокращения непрофильных управленческих расходов на содержание партнерских ИТ-служб. Для обеспечения нормального функционирования системы потребуется не больше, а в общем случае — даже меньше ИТ-персонала, чем для обеспечения работоспособности и развития исторических ИТ-ландшафтов, от которых в итоге можно будет вообще отказаться. При этом рост и скорость прироста функциональности будет определяться не количеством разработчиков, а их умением генерировать в режиме конвейера пусть не гениальный, но достаточно простой код. Соответственно, существенно снижаются требования к самим разработчикам и качеству их кода. А встроенные системы автонастройки и мониторинга существенно сокращают трудозатраты поддержки. В принципе, система может внедряться и развиваться как собственными силами предприятия, так и с привлечением аутсорсинга.

CNews: Получается, ваша цифровая платформа управления бизнесом — это первый шаг к «правильной» цифровой трансформации?

Дмитрий Смирнов: Ритейлеры на практике убедились, как важно сделать так, чтобы их бизнес оставался адаптивным к непостоянным условиям внешней среды, при этом без потери управляемости. Цифровые технологии, и наша цифровая платформа в частности, помогают соответствовать этому жизненно важному критерию.

Суть внедрения системы (платформы и технологий) цифровой трансформации заключается в изменении мышления работников предприятий — от управленцев до линейных исполнителей. При наличии современных бизнес-технологий и автоматизации управления на базе платформы цифровой трансформации каждый человек становится частью единого, слаженно работающего механизма, готового к любым, даже очень быстрым изменениям. Но не простым «винтиком», который легко заменить, а думающим и инициативным членом коллектива, мотивированным на достижение общей цели. И это, пожалуй, один из важнейших аспектов цифровой трансформации бизнеса.

Вернуться на главную страницу обзора