Разделы

Бизнес Кадры

Софтверная индустрия устояла, несмотря на серьезный отток кадров за рубеж

Ассоциация «Руссофт» в рамках собственного ежегодного исследования российской софтверной индустрии оценила масштабы выезда за рубеж специалистов в области разработки ПО и их возвращения в Россию. В отличие от некоторых других объявленных данных о релокации ИТ-специалистов, объявленных «в целом», аналитики отраслевого объединения разделили разные по целям потоки выезда ИТ-специалистов из России, а также представили пояснения относительно того, как производились расчеты и какие источники информации при этом использовались. Об этом CNews сообщили представители «Руссофт».

Кардинальные расхождения в оценках разных групп аналитиков как раз могли возникнуть не из-за того, что кто-то предоставил неверную информацию, а из-за объединения всех категорий специалистов, пересекавших границу в якобы однородную массу, независимо от причин миграции.

Основой для анализа ситуации с миграцией ИТ-специалистов послужили результаты уникального опроса, который проводит ежегодно «Руссофт». В 2023 г. в нем приняло участие рекордное количество компаний — 249, из которых 240 имеют в качестве основного направления деятельности разработку ПО, а девять являются ИТ-компаниями с достаточно большим количеством программистов, хотя их специализация не позволяет их отнести к софтверным. Совокупный штат опрошенных 249 компаний составляет 66,8 тыс. человек, из которых примерно 66% заняты непосредственно разработкой ПО.

Кроме того, отдельно собирались данные по крупным компаниям и российским центрам разработки ПО зарубежным корпорациям. Для этого использовались различные источники информации, включая публичные сообщения и информацию инсайдеров. Таким образом были охвачены все компании с оборотом более 3,75 млрд руб. и большинство прекративших работу центров разработки зарубежных корпораций.

Поскольку проведение опроса — это сложный и длительный процесс (он проходил с конца февраля по третью декаду мая 2023 г.), то, к сожалению, можно было собрать данные только по итогам 2022 г. Однако в 2023 г. выезд явно снизился, а новых событий, стимулирующих миграцию, не было.

«Не могу сказать, что на рынке сложилась критическая ситуация, даже несмотря на то, что произошел серьезный отток кадров. В целом релоцировалось не более одного-двух процентов разработчиков, которые уже начали ассимилироваться в новых локациях и, скорее всего, в ближайшее время не вернутся. Однако параллельно с оттоком специалистов высвободились те кадры, что работали в России на иностранные компании, обладали огромнейшей экспертизой и при этом решили остаться, – отметил Станислав Иодковский, генеральный директор IVA Technologies. – Специалисты на рынке точно есть, и мы, например, вакансии закрываем, правда, не стой скоростью, с которой бы хотелось. Не думаю, что в ближайшее время произойдут какие-то кардинальные изменения на рынке труда, а вот в перспективе ближайших двух-трех лет вполне возможно. Далеко не все релоцировавшиеся специалисты смогут нормально устроиться на новом месте и постепенно начнут возвращаться назад, возможно с интересным бэкграундом и опытом».

Пострадавших компаний не стало больше

В анкете, которая уже несколько лет использовалась для опроса софтверных компаний, имеется несколько вопросов, ответы на которые позволяли оценить ситуацию с трансграничной миграцией. В частности, респонденты имели возможность указать, является ли выезд сотрудников за рубеж проблемой для их компании. Ответы на соответствующий вопрос можно анализировать с 2020 г.

Оказалось, что исходя из ответов респондентов, никаких явных изменений в 2023 г. не произошло. Колебания все последние четыре года находятся в пределах статистической погрешности (в 2020 г. из-за локдауна полноценный опрос провести не удалось, а потому данные этого года имеют большую, чем в другие годы, неточность). Можно отметить только увеличение по сравнению с 2021 г. доли компаний, которые затруднились ответить на вопрос. Однако в 2021 г. показатель был еще выше, чем годом раньше.

Кроме того, две компании выбрали два варианта, которые на первый взгляд несовместимы — «Проблема носит достаточно массовый характер для нашей компании» и «Проблемы для нашей компании нет». Скорее всего, речь идет не об ошибке, а о том, что эти компании произвели разделение. С одной стороны, действительно, по факту произошел значительный отток кадров за рубеж, а, с другой стороны, оставшаяся российская часть работает, как и прежде, и партнеры, разделившие бизнес, претензий друг к другу не имеют (для каждого из них отдельно проблемы нет). Если посчитать, что эти две компании ничего не потеряли, то вариант «Проблема носит достаточно массовый характер для нашей компании» выбрали только 1,3% респондентов.

Ухудшении на рынке труда в целом

Важно знать, как руководители компаний респондентов воспринимают сложившуюся ситуацию с миграцией, но важно и понимать, что основная масса релокации персонала пришлась на те компании, которые покинули российскую юрисдикцию и потому участия в нашем опросе не принимали. С учетом таких релоцированных компаний (в основном, это центры разработки ПО зарубежных корпораций), проблема миграции для отрасли и всей экономики страны оказалась серьезной. На конкретных компаниях, которые выбрали вариант «Проблемы для нашей компании нет», она также отражается, но не напрямую, а в результате резкого сокращения предложения на рынке труда. Кадровый дефицит стал ощущаться более остро к концу 2022 г. и в начале 2023 г., по мере ускорения процесса обеспечения технологической независимости.

Согласно расчетам «Руссофт», по итогам 2022 г. совокупная численность персонала российских софтверных компаний не выросла из-за оттока кадров (в первую очередь, сотрудников релоцированных компаний), хотя в последние годы она росла на 10-12% в год, и даже этого роста было недостаточно, чтобы утолить кадровый голод. Кроме того, уехавшие специалисты с опытом работы на экспорт могли бы быть очень полезными для реализации проектов, обеспечивающих технологический суверенитет страны.

Общее количество специалистов, покидавших страну в 2022 г., подсчитать сколько-нибудь точно вряд ли возможно. При пересечении границы статистика по специальностям выезжающих не собирается. К тому же, необходимость подобных расчетов, как минимум, сомнительна. Основными причинами выезда являются: отпуск за рубежом и другие личные поездки; временный выезд из-за опасений быть мобилизованным; работа в зарубежном офисе российской компании; длительный контракт с зарубежной компанией или переезд на постоянное место жительство (ПМЖ).

Следить за выездом и возвращением отпускников не имеет никакого смысла, если речь идет о кадровых проблемах софтверной отрасли. Потому соответствующий поток не стоит оценивать. В рамках собственного исследования «Руссофт» определил масштабы двух значимых потоков: 1. Количество бывших специалистов российских компаний, которые выехали за рубеж, уволились из своих компаний и ни в каком виде не продолжали на них работать (или были релоцированы в материнские компании за границей); 2. Количество выехавших за рубеж сотрудников, которые продолжили работать на российские компании (либо в их зарубежных подразделениях, либо работая удаленно).

Первая категория покинувших страну отражает кадровые потери российской софтверной индустрии и всего ИТ-сектора, хотя и нельзя сказать, что эти потери окончательные и безвозвратные. Вторая — свидетельствует об имеющихся проблемах (например, о невозможности работать напрямую на рынках недружественных стран), но не о сокращении численности персонала отечественных предприятий, специализирующихся на разработке ПО.

Согласно проведенным расчетам, за весь 2022 г. покинуло Россию для работы в зарубежных компаниях по контракту или на ПМЖ примерно 17 тыс. человек Есть данные, что далеко не все выехавшие довольны своим решением и хотели бы вернуться в Россию. Однако одни не возвращаются из-за страха быть мобилизованными, другие связаны условиями контракта, а потому могут вернуться только через два-три года после отъезда. Если судить по тому, сколько софтверными компаниями было принято на работу специалистов, которые выехали за рубеж в рамках организованной релокации, то встречный поток в Россию пока небольшой — 150-250 человек за прошедший год. Из 184 предприятий, которые указали источники пополнения кадров (не все опрошенные компании вообще вели набор сотрудников в 2022 г.), только восемь приняли на работу вернувшихся из-за рубежа специалистов.

Российский разработчик приступил к созданию продуктов класса API Security
Безопасность

Намного больше было тех, кто выезжал временно, чтобы избежать, например, призыва в армию. Такие специалисты, действительно, массово возвращались, понимая, что угрозы либо попасть под мобилизацию, либо не стало, либо вообще не было. Как показал опрос «Руссофт», не удалось освободить значимых для компаний сотрудников от частичной мобилизации только в единичных случаях (восемь человек при совокупном штате опрошенных компаний в десятки тысяч). По-видимому, некоторые сотрудники не имели специального образования, которое позволяет претендовать на отсрочку.

Временно выехавшие за рубеж не прерывали отношения с российскими компаниями, продолжая работать на них удаленно. Работодатель далеко не всегда мог даже знать, где физически находился их сотрудник в какой-то период времени. Потому при определении потерь российских софтверных компаний следить за их перемещениями также не имеет большого смысла.

Общее количество сотрудников, находящихся за пределами России (как в зарубежных подразделениях, так и работающих удаленно вне офиса) в 2022 г., не превысило 9000 человек Можно допустить, что опрошенные компании по разным причинам не раскрыли всю информацию о находящихся за рубежом их сотрудниках, но недооценка из-за этого если и возможна, то максимум на 2000-3000 человек Несколько лет назад специалистов в зарубежных офисах было не меньше, но их состав кардинально изменился за последние годы и особенно после начала СВО (когда резко увеличилась доля российских граждан, которые выехали за рубеж временно - преимущественно в Ближнее зарубежье, в Черногорию, Турцию, Сербию и ОАЭ). Соответствующий поток по итогам 2022 г. оценивается в 6000-7000 человек.

Во многих случаях выезд для работы в зарубежном офисе можно считать длительной командировкой, предполагающей частое пересечение границы.

Дмитрий Игнатьев, «Колибри-АРМ»: Наша система позволяет управлять рабочими местами с любой ОС
Импортонезависимость

Ксения Коскова, HR-директор цифровой платформы для организации командировок и управления расходами: «Безусловно можно говорить о том, что основной отток, начавшийся осенью 2022 г., уменьшился. С течением времени ряд таких специалистов вернулись в Россию. В частности, это касается банковского сектора. Какие-то компании сразу уведомили сотрудников о том, что возможности работать с ними из-за рубежа не будет. Некоторые предприятия пришли к такой позиции только сейчас. В настоящее время ИТ-специалисты могут себе позволить работать за рубежом: многим позволяет это уровень заработной платы. Кроме того, сохраняется спрос на их компетенции на рынке. Справедливости ради стоит отметить, что не все компании готовы сотрудничать с российскими специалистами, но все же ИТ-профессионалы уровня middle+ без особых проблем находят себе работу за границей».

Особо массовым был только организованный выезд

Если анализировать потери софтверной отрасли, то больше всего они связаны с прекращением работы в России ряда крупных компаний и центров разработки зарубежных корпораций при наличии организованной работодателем релокации. В результате такой релокации выехало за рубеж до 10 тыс. человек Чаще всего на переезд соглашалось 30-40% сотрудников, но в некоторых случаях показатель достигал 50-70%. Без организованной релокации уезжало намного меньше специалистов, даже при прекращении работы их компании в России — не более 10%.

Значительный отток персонала также имелся у компаний, которую большую часть дохода получали от работы на зарубежных рынках (преимущественно на рынках недружественных стран). Имеется четкая закономерность: чем больше доля экспорта, тем больше было потерь от выезда сотрудников за рубеж. Если зарубежные продажи составляли более 50% совокупного дохода, то компании теряли от миграции в среднем 12,9% сотрудников. Если преобладали доходы от работы на российском рынке, то показатель потерь составлял 2,6%. При отсутствии зарубежных проектов —уволилось и выехало за рубеж 1,1% специалистов.

Масштабы выезда сотрудников за рубеж были намного более значительными у сервисных компаний, которые специализируются на разработке заказного ПО, чем у разработчиков программных продуктов. При преобладании сервисной модели бизнеса потери составили 10,8 тыс. человек, а при преобладании продуктовой модели — 3600.

Елена Никишева, HR директор ИТentika: «В 2022 г. наблюдалась картина оттока кадров вместе с уходом западных компаний из России. Также можно было наблюдать появление большого количества ИТ-специалистов на рынке. В этом году многие компании, которые релоцировали своих сотрудников, сокращают бюджеты и релокационные пакеты. Соответственно, люди думают о возвращении в Россию. В нашей компании также есть прецеденты, когда сотрудники, релоцировавшиеся с DataArt, планируют возвращение и продолжение работы в ИТentika».

Поскольку «Руссофт» занимается исследованием только софтверной индустрии России, то все представленные данные о кадровых потерях относятся именно в сфере разработки программного обеспечения. Если охватить всю ИТ-индустрию, а также ИТ-службы всех предприятий российской экономики, то масштабы миграции получатся больше. Однако за рубежом востребованы прежде всего разработчики ПО. Только они работают активно на экспорт и имеют необходимые международные компетенции. Организованная релокация персонала также имела место только в софтверной индустрии.

Потому для всей ИТ-сферы, скорее всего, ориентиром может служить показатель миграции софтверных компаний, которые не имеют экспортных доходов — 1,1% выехавших на ПМЖ или по длительному контракту с зарубежной компанией. Вряд ли их было более, чем 1%, в силу того, что другие ИТ-специалисты менее мобильны и менее востребованы за рубежом, чем разработчики ПО. При таких грубых расчетах получится, что выехало за рубеж на длительный срок еще не более 15 тыс. человек, работающих в сфере информационных технологий. Вместе с потерями софтверной индустрии, потери ИТ-специалистов составили максимум 37 тыс. человек Это много, но все же для российской экономики не критично.

Выезд в соседние страны (преимущественно в Ближнее зарубежье) с целью переждать частичную мобилизацию был, скорее всего, более масштабным, но такая миграция только потенциально представляла какую-то серьезную угрозу для экономики страны и софтверной индустрии, в частности. Благодаря предоставленным льготам и, прежде всего, отсрочке от частичной мобилизации для ИТ-специалистов, больших проблем из-за массового оттока кадров за рубеж удалось избежать. Не менее 50% от временно выехавших вполне могли вернуться в Россию.

Директор по персоналу компании-разработчика ПО «Мойофис» Александра Мин отмечает, что самыми востребованными в России сейчас остаются backend- и frontend-разработчики, DevOps-инженеры и аналитики. Также остро не хватает ИБ-специалистов, которые занимаются безопасной разработкой, знают криптоалгоритмы и умеют анализировать код на возможные уязвимости. ИТ-специалисты, желающие найти возможность трудоустройства за границей, нередко сталкиваются с определенными сложностями - в том числе из-за массовых сокращений глобальных ИТ-компаний за рубежом, из-за нехватки уровня иностранного языка и наличия высокого уровня конкуренции - и будут возвращаться в Россию для сохранения заработка. Любая мера поддержки от государства, улучшающая жизнь людей, даст лояльность тех, кто потенциально мог бы уехать.