Разделы

Наука

Прибыли ученых: Урегулирование конфликтов интересов

В стране происходит реформирование науки, медленно и тяжело, но, вместе с тем, неотвратимо. Но это реформирование невозможно без повседневного управления правами на уже созданные перспективные разработки и стратегической ориентации на создание инфраструктуры коммерциализации. Потребность в коммерциализации технологий реализуема только в случае квалифицированных и согласованных действий управленцев и сотрудников исследовательских подразделений научных организаций и предприятий, занятых разработкой наукоемкой продукции. И те и другие просто обязаны владеть основами коммерциализации и уметь находить возможности для разрешения неизбежных конфликтов, возникающих между участниками этого процесса. Коммерциализация уже невозможна без деятельного участия в ней работников самого института, причем, это участие, имеет решающее значение на начальных стадиях продвижения разработки или исследования. Более того, коммерциализация стала индустрией, в которой задействовано множество субъектов. На начальных фазах участники имеют не только разные, но и противоречивые цели и задачи. Такое положение обязывает не только знать опыт других стран, но и создавать инфраструктурные механизмы и схемы предупреждения этих конфликтов.

I.Проблемы, возникающие при управлении правами на результаты исследований, выполненных на средства государства

(Продолжение. Часть 1)

Исследовательские организации увеличивают свои связи с промышленностью путем лицензирования, контрактов на исследования, сотрудничества, дочерних компаний и т.п. Как побочное явление возникают два основных источника конфликтов. Первый — это конфликт интересов, с которым сталкиваются исследователи, лаборатории, отделы и даже целые институты, как только они вступают в отношения с частным сектором. Другой — это конфликты внутри организации. Например, так как финансовые и правомочные отношения между исследователями или отраслями меняются, институты должны решать, как быть с таким неравенством среди отделов или отраслей, поддерживать ли области исследований, менее привлекательные для производства. В каждом случае необходимо спрашивать себя, какого сорта инструментами располагают государства и институты.

Конфликт интересов определяется, например, столкновением целостности исследования, первичной обязанности и личного финансового интереса, по сути, вторичного. Потенциальные конфликты возникают из-за личного обогащения, недобросовестного использования общественного оборудования и устройств, неправильного влияния на студентов-выпускников. В целом университеты имеют правила и процедуры для избежания таких конфликтов.

Однако, особенно в биомедицинских областях, где существенна промышленная поддержка академических исследований, проблема роли и взаимодействия государственных исследовательских организаций и промышленности выросла из простой теоретической дискуссии в настоящие дебаты, как только стали поступать данные о том, как промышленность влияет на академическую науку, тормозя или трактуя предвзято публикации и повышая секретность.

Защита материалов исследований и результатов путем их неразглашения все возрастает и может, в конце концов, замедлить процесс распространения знаний. Последние исследования показали, что 8,9% биомедицинских исследователей заявили, что они отказались поделиться информацией или материалами, часто для защиты своих финансовых интересов, а 19,8% заявили о задержке публикации результатов исследований на срок свыше 6 месяцев, чтобы иметь возможность подать патентную заявку.

В недавнем исследовании 82% фармацевтических фирм сказали, что они попросили академических исследователей придержать публикации, пока не будет подана патентная заявка, но 56% признают, что часто просят, чтобы исследование держалось в секрете длительное время, по причине коммерческой конкуренции.

В США исследователи из госсектора имеют «льготный период» за год до регистрации патента, в течение которого они могут опубликовать результаты своих исследований. В Европе, однако, любое раскрытие означает передачу изобретения в государственную собственность. Ввиду всемирных масштабов потенциального рынка, ученые, имеющие связи с промышленностью, во всех странах придерживают свои публикации по коммерческим причинам.

В биомедицине, как свидетельствуют факты, существует большое различие в объективности исследований лекарств, в зависимости от того, получила ли группа, проводящая исследование, поддержку промышленности. Это увеличивает тревогу о том, что финансовые вознаграждения компрометируют как профессиональное мнение исследователя, так и его независимость в разработке, выполнении или отчете об исследовании.

Так как организации сами приумножают свои интересы в компаниях путем таких механизмов, как подарки, контракты на исследования, технологическое лицензирование, получение акций, то их позиция, как экономически заинтересованных лиц, подлежит сомнению. Поэтому организации должны в обязательном порядке соблюдать правила и границы, которые отделяют их коммерческие интересы от научных и образовательных обязанностей и ограждают от обвинений в предвзятости.

С ростом исследовательских институтов, организаций, выдающих гранты, профессиональных ассоциаций и увеличением количества публикаций были выработаны основные принципы, которые отражают:

  • раскрытие финансовых интересов;
  • лимиты на владение акциями и внешние заработки (зарплаты, гонорары за консультации, роялти);
  • правила относительно подарков, благодарностей, протекций и взяточничества.

Цель — не допустить, чтобы исследователи и руководители использовали свои должности для незаконного частного обогащения. Надопонимать, что административные конфликты могут возникать из-за отделения деятельности по трансферу технологий от основного руководства исследованиями и обучением.

В конце концов, установленные отношения между агентствами по трансферу технологий, лицензионными бюро и исследовательскими организациями могут помочь смягчить конфликт интересов. Эти агентства и бюро могут быть

  • непосредственно частью исследовательских институтов, близкой к исследователям;
  • дочерней компанией с большей независимостью в управлении и финансах;
  • полностью независимым посредником, который занимается коммерциализацией для институтов и часто работает со многими институтами.

Чем более трансформирована во внутреннюю организационная модель, тем меньше буфер против конфликтов интересов и больше финансовый риск. Фактически, так как научно-индустриальный интерфейс не однороден по всем дисциплинам, многие университеты приняли различные стратегии урегулирования конфликтов интересов в разных подразделениях, чтобы соблюсти их конкретные интересы.

В дополнение к управлению конфликтами интересов государственные исследовательские институты должны также поддерживать свою репутацию, как объективный источник научных знаний. Инвестиции в государственные исследования обоснованы частично тем, что они создают национальный ресурс, общественные активы, которые особенно нужны при оценке рисков в здравоохранении, например. Но если их связи с промышленностью считаются слишком сильными, привилегированное положение государственных исследовательских организаций становится рискованным.

Несколько широко распространенных соглашений между исследовательскими институтами и компаниями вызвали общественный резонанс. Примером одного из таких соглашений служит инновационный договор 1998 года между университетом Berkeley и Novartis. Целый факультет вступил в многолетний многомиллионный контракт, который предоставлял неограниченные финансы в обмен на партнерство и преимущественные права на большую долю результатов исследований факультета. Данный договор вызвал вопросы у научного сообщества, так как он обязывал подчинить государственный институт интересам одной компании. В то время как общество может допускать индивидуальные договора с частным сектором и политику стимулирования сотрудничества с частным сектором, менее простительно, когда организация или ее большая часть используется для единичного частного интереса.

Как могут государственные исследовательские организации продавать свои научные исследования и одновременно гарантировать обществу, что они сохраняют научное пространство открытым, поощряют публикации и распространение данных? Одним из решений является то, что нужно сделать более прозрачными применяемые методы и положительный опыт, используемый при формулировании соглашения на основе договора между государственной исследовательской организацией и вузом. Эксклюзивные и неэксклюзивные лицензии были рассмотрены выше. Другие решения вопроса могут быть такими:

  • передача права собственности на результаты исследования при совместных работах;
  • продолжительность договоров о конфиденциальности, в течение которой исследование не должно публиковаться или разглашаться;
  • механизм, с помощью которого частным компаниям даются права первыми анализировать изобретения;
  • исследования, разрешенные посредством прав (например, права на изобретения, вторичные от исследований на основе лицензированных методов).

Университеты и исследовательские организации могут обнаружить, что коммерческие обязательства меняют направленность исследований, так как финансы вливаются в области, имеющие коммерческое применение. Действительно, многие верят, что государственные и частные исследовательские стратегии сближаются. Создание дочерних исследовательских компаний и тот факт, что университеты имеют все больше акций в этих фирмах, является одним из признаков пересечения двух секторов.

В некоторых случаях государство поощряет превращение исследовательского процесса в более индустриально направленный, привязывая государственное финансирование к обретению внешних (не государственных) источников финансирования. Например, институты Frauenhofer в Германии, чьи исследования являются прикладными, имеют внушительные цифры внешнего финансирования.

Ипотека для ИТ-специалистов: что важно знать
Поддержка ИТ-отрасли

Другие страны опасаются разрушить корпоративное преимущество государственных исследований и предпочитают распределять финансирование преимущественно на исследовательские цели и экспертизу. К тому же, существует напряженность между теми, кто считает участие в промышленных исследованиях искажением образовательной миссии университетов, и теми, кто видит преимущества в том, что выпускники поставлены в коммерческие условия и привязаны к большой исследовательской системе.

В пределах одного университета неравенство в возможностях получить внешнее финансирование тоже может вызвать напряженность. Коммерческие интересы увеличивают разрыв в доступности ресурсов для различных отраслей. В нижеприведенной таблице показаны размеры роялти различным факультетам университета Stanford. Очевидно, что биомедицинские разработки приносят гораздо больший доход, чем все остальные. Более того, обнаружено, что фактически 85% от чистых роялти, полученных университетом в 1998–1999 годах, составили деньги за лицензии по рекомбинантам ДНК. Такие несбалансированные доходы от лицензий можно наблюдать во всех исследовательских институтах, что также отражается на патентах, отделившихся компаниях и исследовательской деятельности по контрактам.

Выплаты роялти факультетам университета Stanford в 1998–1999 годах

Факультеты/субъекты Выплаты
Медицинский факультет $5,795,000
Инженерный факультет $764,000
Гуманитарные науки $470,000
Руководитель исследований (декан) $175,000
Проректор по делам студентов $134,000
Атлетика (товарные знаки университета) $90,000
Науки о Земле $8,000

Одним из решений проблемы такого большого дисбаланса в доходах от внешнего финансирования является использование ряда доходов для общеинститутской деятельности. Например, если права на интеллектуальную собственность принадлежат институту, он может использовать часть гонораров и платежей для стипендий или работ в других отраслях в качестве механизма перераспределения.

5 простых шагов: как ИТ-компании получить грант
Поддержка ИТ-отрасли

Государство также играет свою роль, помогая создать инфраструктуру, которая дополняет систему интеллектуальной собственности. Часть этой инфраструктуры физическая. В Европе и Японии региональные и национальные правительства играют важную роль в поддержке агентств по трансферу технологий и лицензионных бюро. Часть инфраструктуры базируется на информации, например, при создании руководящих принципов и наилучшей методики. В США важную роль в установлении наилучшей методики играют Национальные институты здравоохранения и Национальный научный фонд.

Организации сами должны определить, как им поступать с

  • раскрытием изобретения;
  • руководящими принципами и процедурами, связанными с конфликтами интересов;
  • правилами, касающимися вложений в акции;
  • правилами распределения доходов от интеллектуальной собственности;
  • предложениями по типовым контрактам и наилучшим методам для государственно-частных соглашений.

Агентства по трансферу технологий и лицензионные бюро — это дорогостоящие организации. Они требуют квалифицированного технического и научного персонала с юридическими знаниями в вопросах права на интеллектуальную собственность, заключения контрактов и финансирования, а также мощную сеть фирм-клиентов. Более того, патентная заявка может стоить пару тысяч долларов в США, а в Европе, с учетом оплаты перевода в национальные фазы, заявка может достигать около 20 тысяч долларов США. Затем владелец патента должен поддерживать его, то есть вносить оплату ежегодно и в срок. Далее, агентства по трансферу технологий (лицензионные бюро) несут судебные издержки при оформлении лицензий и контрактов, а также при защите своих прав на интеллектуальную собственность.

В 1998–1999 годах университет Stanford, который является по общему признанию исключительно успешным, потратил $2,7 млн. на судебные издержки, $3,7 млн. на нелицензированные патенты в дополнение к своему ежегодному бюджету в $2,3 млн. Многие агентства по трансферу технологий и лицензионные бюро работают в убыток, по крайней мере, в первые годы. Странам, желающим поддержать их создание в системе государственных исследований, приходится предусмотреть обеспечение:

  • оценки затрат, связанных с применением и защитой прав на интеллектуальную собственность;
  • субсидий или другого финансирования для создания такого агентства или бюро;
  • изучения затрат и доходов различных моделей деятельности в области развития и трансфера технологий, включая внутренние, полугосударственные, внешние частно-контрактные, совместные или сетевые и оперативные модели.

В конечном итоге, большую роль играют государственные действия в области построения более универсальной культуры в области предпринимательства и интеллектуальной собственности. Страны экспериментируют с различными стратегиями, стараясь объединить вопросы интеллектуальной собственности в научных и бизнес-программах, связать исследовательские организации с промышленностью, обеспечить юридические консультации.

Один из примеров — это требование Швейцарии к обучающимся на докторскую степень. Оно заключается в том, чтобы «докторанты» окончили курс подготовки по интеллектуальной собственности. Другой пример — подход университета Bournemouth (Великобритания), состоящий в объединении студентов-юристов и студентов-инженеров для консультирования по вопросам интеллектуальной собственности в области исследований, в которых непосредственно заняты инженеры. Кроме того, государство проводит квалификационное обучение, переоснащение и набор менеджеров по управлению портфелем интеллектуальной собственности госсектора.

В то время как многочисленные экономические исследования изучают влияние НИР на рост экономики и производительность, немногие анализируют роль государственной деятельности в сфере защиты интеллектуальной собственности в стимулировании НИР и в измерении ее влияния на занятость и эффективность фирм. Оценка воздействия требует связать меры в сфере интеллектуальной собственности с экономической деятельностью фирм и исследовательской деятельностью организаций. Она также требует определить набор входных и выходных показателей, таких, как стоимость лицензионной деятельности, количество патентов, доход от лицензий, количество отделившихся фирм и соответствующий оборот.

Наиболее распространенными выходными показателями являются следующие.

Влияние управления интеллектуальной собственностью на исследовательские институты

  1. Патенты. Хотя выданные патенты являются удобным показателем возможности и желания государственных исследовательских структур защитить свою интеллектуальную собственность, они не являются эффективной мерой исследовательской продуктивности или экономической эффективности, так как они не отражают стоимость знаний, которая защищена. К тому же некоторые патенты могут никогда не применяться, либо быть прекращены или аннулированы более ранними или поздними патентами. Ссылки, указанные в патентной заявке, тем не менее, могут дать информацию о соответствующих источниках знаний, государственных или частных. Сочетание данных о количестве патентов с информацией о возобновлении и судебных процессах может усилить полезность патентов в анализе влияния на экономику.
  2. Лицензирование. Доход от лицензий в основном принимает две формы — фиксированные платежи и роялти. В некоторых случаях могут быть сделаны так называемые «поэтапные» платежи, когда лицензия завершает определенные стадии в процессе разработки или в продаже продукта. Однако данные по лицензированию в целом отражают потоки доходов от «активных» и «эксклюзивных» лицензий, так что влияние неактивных лицензий не включается. Так как некоторые лицензии могут быть не использованы до определенного срока, например, опционные договоры, доходы в данном году могут быть занижены. В целом продолжительность и условия лицензии могут иметь сильное значение в образовании потоков доходов.
  3. Доходы от акций. Вложения государственных исследовательских организаций и университетов в акции могут быть полезным показателем дополнительного дохода, полученного от интеллектуальной собственности, когда акции выданы «вместо» лицензии, как в случае со многими отделившимися или вновь созданными компаниями. В университетах Северной Америки долевое участие государственных исследовательских организаций является обычным делом, в то время как во многих других странах мира, например, в Германии, Италии, Японии, оно запрещено, хотя разрешено во Франции, но только для некоторых случаев, в основном, для государственных исследовательских организаций.
  4. Подготовка выпускников и исследователей. Трудно измеримое, но наиболее важное влияние интеллектуальной собственности и деятельности по коммерциализации оказывается на подготовку исследователей. Организации и исследователи получают выгоду путем накопления опыта и квалификации в совместных исследованиях, предпринимательстве и бизнесе, а также в юридических вопросах. Общество выигрывает оттого, что эти люди вносят вклад в широкое распространение знаний в государственном и частном секторах.

Влияние управления интеллектуальной собственностью на деятельность фирм

  1. Инновационная и рыночная деятельность. Внедрение новых продуктов и услуг, разработанных по лицензиям из государственных исследовательских структур, является одним из средств влияния на инновационную деятельность на уровне фирм. Данные о доходах с продаж и доле рынка продуктов, разработанных по государственным лицензиям, дают дополнительную информацию о таком влиянии. Однако, если фирмы, созданные на основе государственных исследовательских структур, могут легко предоставить такие данные, то значительно труднее получить их от фирм, имеющих небольшие и случайные связи с исследовательскими институтами.
  2. Прибыльность. Инвестиции фирм в лицензии или исследования государственных исследовательских структур, как и другие инвестиции, влияют на конечный результат. Те, кто определяют политику, задаются непростым вопросом — являются ли более прибыльными фирмы, использующие интеллектуальную собственность из государственных исследовательских центров, чем те, кто не делают этого? Ответ на этот вопрос проблематичен, поскольку требует связать специальные лицензии государственных исследовательских структур с доходом и потоками затрат и сравнить с фирмами из этого же сектора, у которых нет таких лицензий.

Влияние управления интеллектуальной собственностью на экономику

  1. «Отпочковывание» и создание новых фирм. Лицензирование может иметь более заметное влияние на экономику путем создания новых фирм, многие из которых специально созданы изобретателем и поддерживаются исследовательским институтом для развития и коммерциализации технологии. Это осуществляется путем договоров на долевое участие, а также инкубаторских условий. Данные о количестве отделившихся компаний, созданных непосредственно для коммерциализации государственной интеллектуальной собственности, а также коэффициент «выживаемости», в основном, поступают из результатов обследований, но сопоставимость их ограничена из-за проблем в точности данных и их источников, что в особенности справедливо для таких сопоставлений на международном уровне.
  2. Создание рабочих мест. Лицензионная деятельность и создание отделившихся компаний прямо и косвенно повлияли на формирование занятости. Количество компаний, отделившихся от государственных исследовательских структур, увеличилось, вместе с тем, напрямую возросла занятость, особенно для высококвалифицированного научно-технологического персонала. Но гораздо больше рабочих мест можно создать в подчиненных фирмах, таких, как поставщики или потребители.
  3. Налоговые поступления. Фирмы, создающие рабочие места и продукцию из государственных исследовательских структур, обеспечивают налоговые поступления в местные и национальные правительства.
Зинов Владимир Глебович
Директор Центра коммерциализации технологий АНХ

В ближайшем выпуске раздела «Коммерциализация технологий» CNews.ru публикация будет продолжена материалом, посвященным реформе системы управления интеллектуальной собственностью в научно-исследовательских институтах.