Спецпроекты

oбзор

Обзор: Рынок ИТ-услуг 2020

Кирилл Булгаков, «Техносерв Консалтинг»

Кирилл Булгаков, «Техносерв Консалтинг»:

У крупных компаний сформировалась потребность в ресурсном аутсорсинге

Коронавирус открыл для рынка ИТ новые горизонты, сняв многие существовавшие ограничения. О том, кого это не коснулось и почему, стало ли за последние годы более эффективным импортозамещение и что ограничивает реализацию крупных цифровых проектов, в интервью CNews рассказал Кирилл Булгаков, управляющий директор «Техносерв Консалтинг».

CNews: Расскажите, как изменилась сфера предоставления ИТ-услуг в России из-за пандемии? Растет ли этот рынок?

Кирилл Булгаков: Мы наблюдаем существенную смену парадигмы в этой индустрии: уходит в прошлое модель, при которой поставщики предлагали заказчикам какие-то ИТ-продукты и услуги, а те уже сами разбирались, что с этим делать. Сейчас востребованы комплексные решения бизнес-задач клиента.

Крупнейшие заказчики ИТ-услуг могут позволить себе создавать собственные аутсорсинговые подразделения, и это — вопрос не столько бизнес-фокуса и бюджетов, сколько зрелости, готовности управлять крупными проектами самостоятельно. В этом случае заказчик оставляет для игроков ИТ-рынка, которым нечего предложить, кроме человеческого ресурса, нишу body-shopping с минимальной добавленной стоимостью. Те же компании, которые предоставляют комплексные услуги или собственный продукт, могут «положить себя на другую полочку»: позиционировать себя поставщиками решений и уникальных продуктов. Как я уже заметил, тренд многолетний, коронавирус лишь подстегнул дифференциацию.

CNews: Появились ли новые тенденции?

Кирилл Булгаков: Конечно! Например, стало понятно, что некоторые ограничения в индустрии только казались непреодолимыми и естественными. Например, что команде надо непременно сидеть вместе, опасно давать удаленные доступы, небезопасно держать часть коллектива в других городах. Все это волей-неволей отвалилось, потому что по-другому оказалось нельзя. У бизнеса появилась возможность работать с виртуальными ИТ-командами, члены которых живут в разных регионах, и для этого необязательно обращаться к услугам внешних подрядчиков, можно брать людей себе в штат. Это существенный слом: многие крупнейшие заказчики прошли этот путь за несколько месяцев, а не лет, как можно было предположить. Раньше, например, крупные игроки финансового сектора не давали подрядчикам удаленного доступа, а теперь дают — конечно, с соблюдением политики информационной безопасности. В целом, число таких клиентов среди наших заказчиков увеличилось на порядок.

Кирилл Булгаков: Cтало понятно, что некоторые ограничения в индустрии только казались непреодолимыми и естественными

CNews: Выросла ли потребность российских компаний в аутсорсинге? По каким направлениям наблюдается рост?

Кирилл Булгаков: Поскольку крупнейшие заказчики теперь управляют своими проектами самостоятельно, у них появляется потребность именно в ресурсном аутсорсинге. Этот растущий спрос перегревает рынок: он «выработан», вплоть до того, что вчерашние выпускники вузов сразу вовлекаются в серьезные проекты. Для них это, может быть, и неплохо, но свидетельствует об очевидном кадровом голоде. Ограничения в реализации тех или иных масштабных проектов сейчас проходят не по линии нехватки бюджетов, а по линии дефицита ресурсной базы. Это — заметная особенность последнего года или двух.

CNews: Какие новые услуги появились на рынке, а какие перестали быть приоритетными для заказчиков?

Кирилл Булгаков: Классический интегратор середины 2000-х, который, выиграв тендер у заказчика, собирал под проект пул подрядчиков, уходит в прошлое, потому что управление программными проектами заказчики стали брать на себя. Эта услуга постепенно трансформируется.

Среди новых услуг — наем специалистов под нужды заказчиков, благодаря чему часть ИТ-компаний превращается в HR-агентства. Но приобретение цифровых продуктов не теряет актуальности. Даже наблюдается некоторый дефицит ИТ-разработок, потому что импортозамещение встает на повестке дня во весь рост. Команды, которым есть что предложить, чрезвычайно востребованы, к ним выстраиваются очереди, их приглашают на круглые столы на уровне правительства. Это любопытный феномен последнего года.

CNews: Какие изменения претерпел портфель вашей компании? Какие решения в нем пользуются наибольшим спросом?

Кирилл Булгаков: Наша стратегия — увеличение доли собственных продуктов и продуктов, подходящих под задачи импортозамещения. Например, у нас существенно выросла и продолжает развиваться практика «1С». В этом случае наш опыт реализации проектов очень большого масштаба и экспертиза в 1С дали синергетический эффект.

Кроме того, мы делаем фокус на создании собственных продуктов в тех сферах, которые являются для нас традиционными, в частности, CRM. Мы активно добавляем в свой портфель продукты цифровой эпохи, а именно — биометрию, мониторинг приложений.

CNews: Какие команды, какой численности и с какими компетенциями предоставляются вами заказчикам?

Кирилл Булгаков: Мы специализируемся на масштабных внедрениях для крупнейших российских заказчиков. В портфеле «Техносерв консалтинг» есть примеры проектов, над реализацией которых на нашей стороне работало несколько сотен человек, конечно, в сотрудничестве с командой на стороне заказчика. По компетенциям — это CRM, ERP, практика разработки цифровых решений и «1С».

CNews: Какие сегменты и отрасли стали наиболее приоритетными для вашего бизнеса?

Кирилл Булгаков: Традиционно мы предоставляли услуги для тех отраслей и компаний, в которых была велика доля применимости ИТ-услуг. Это, прежде всего, сервисные компании, финансовый сектор, госсектор, энергетика. Можно сказать, что в этих отраслях уже произошла цифровая революция, они поменяли бизнес-модели и в последние несколько лет активно перевооружаются.

CNews: Как часто компании стали обращаться к вам в контексте проектов, связанных с импортозамещением? Что это за проекты?

Кирилл Булгаков: Вполне ожидаемо, что обращаться к нам стали чаще. Как правило, запросы исходят от компаний из стратегических отраслей, например, энергетики, и призваны решить задачу по увеличению доли отечественного ПО, особенно в сфере бизнес-критичных приложений. Это проекты внедрения «1С» в финансовом контуре, в контуре расчета зарплаты, управления человеческими ресурсами и производством, в закупках, отношениях с клиентами.

CNews: Как бы вы оценили темпы импортозамещения в России и его качественную сторону?

Кирилл Булгаков: Я, как и все другие участники рынка, вижу существенное ускорение импортозамещения. Это связано, в первую очередь, с усовершенствованием нормативной базы. Если 2-3 года назад было непонятно, что вообще надо делать и как, то сейчас есть довольно прозрачные правила игры, установленные правительством. Стали понятны сроки замещения, которые учитывают готовность российских программных и аппаратных продуктов. В итоге в сфере ПО мы имеем уже не лоскутное одеяло, а вполне понятный стек отечественных предложений, которые в ряде случаев закрывают порядка 80 % потребностей заказчика в плане автоматизации. Это довольно важно, потому что два года назад речь шла о заплатках: «здесь можно 10% заместить, и здесь», а сейчас мы говорим о закрытии подавляющего большинства потребностей.

CNews: Насколько выросла потребность рынка в услугах в области аналитических решений?

Кирилл Булгаков: Чрезвычайно выросла, и это — признак более зрелого бизнеса. Во всех предметных областях накапливаются значительные объемы информации, которой раньше просто не существовало — геолокация, данные с различных ИВ-датчиков и многое другое. Нужны специалисты по обработке и анализу данных, которые могут с этой информацией что-то делать. Потребность в них — в 4-5 раз выше по сравнению с другими ИТ-специальностями. Следствием этого всплекска становятся ситуации, когда дата-архитектор получает зарплату, которую не платят гендиректорам.

CNews: Готовы ли вы забирать на аутсорс критические бизнес-задачи? И готовы ли ваши заказчики их отдавать?

Кирилл Булгаков: Заказчик готов отдавать в том случае, если он уверен, что сторонний разработчик сделает лучше. Например, крупные компании передают на аутсорс не сопровождение систем, а сами функции. Скажем, расчет заработной платы. Аутсорсеры функций отличаются от классических интеграторов, и их клиентами обычно становятся мелкие и средние компании, которые не могут своими силами создать или внедрить те или иные системы. Крупные холдинги чаще всего выделяют внутри себя управляющие компании, которым остальные участники передают некоторые функции (своеобразный инсорсинг). Слияния аутсорсеров и ИТ-интеграторов пока не произошло, встречаются лишь единичные случаи, когда ИТ-интеграторам клиенты передают бизнес-функции, не связанные с ИТ. И я не вижу предпосылок к расширению этой практики.

CNews: Какие проекты в уходящем году наиболее значимы?

Кирилл Булгаков: Мы реализуем масштабные проекты по цифровизации стека банковских приложений и клиентских сервисов для финансового сектора. В том числе участвовали в создании единой биометрической платформы и системы комплексного кредитного обслуживания, внедряли систему для автоматизации работы с просроченной задолженностью. Примечательно, что ряд платформенных решений позволяет нашим заказчикам решать бизнес-задачи в рамках всей экосистемы, а не одной компании.

CNews: Какие тенденции будут характерны для рынка в 2021 году?

Кирилл Булгаков: Количество «цифровых дочек» у крупных компаний будет расти, и, как следствие, мы будем наблюдать дальнейшее разделение традиционного ИТ-рынка на две категории: поставщиков собственных решений и body-shoping-агентства.

Сам рынок в деньгах может прибавить до 5%. Рост поддерживается сразу несколькими факторами: эхом пандемии, набирающим обороты импортозамещением и инвестиционной привлекательностью цифровизации. Сегодня, пожалуй, исчерпаны все прочие возможности для повышения производительности, за исключением цифровых инструментов, поэтому ИТ-рынок продолжит развитие. Все больше компаний будут экспериментировать с ИИ, большими данными и цифровыми двойниками.

Вернуться на главную страницу обзора