Интервью

Владимир Макаров: В здравоохранении логика «что не запрещено законом - разрешено» не работает

ИТ в госсекторе
мобильная версия
, Текст: Наталья Рудычева

Проект автоматизации здравоохранения, реализуемый в Москве, является одним из самых успешных в России. О том, какие возможности уже появились у московских медицинских учреждений и их посетителей и какие появятся в ближайшее время, в интервью CNews рассказал Владимир Макаров, заместитель руководителя департамента информационных технологий правительства Москвы.

CNews: Какие системы входят в состав ЕМИАС?

Владимир Макаров: Единая медицинская информационно-аналитическая система (ЕМИАС) – это совокупность общегородских информационных сервисов здравоохранения. В ней есть интерфейсная часть, через которую она взаимодействует с внешними информационными системами, например, с порталом государственных услуг, с сайтами, через которые осуществляется запись на прием врача. И есть интеграционная шина – концентратор тех сервисов, о которых пользователь даже не подозревает. Среди них система управления потоками пациентов, система персонифицированного учета оказанных услуг, система интегрированной медицинской информации – электронная медицинская карта (ЭМК), льготное лекарственное обеспечение и многое другое.

Список этих систем постоянно расширяется. Например, сейчас мы создаем сервис взаимодействия со службой скорой медицинской помощи, активно развиваем модуль лабораторных исследований. Кроме того, все медицинские учреждения подключены к облачной системе ведения управленческого учета.

В ближайшее время мы планируем провести реконструкцию сервиса управления контингентом. Во-первых, регламентировать процессы, связанные с ведением пациентов в зависимости от того, к какой группе они принадлежат. А во-вторых, выстроить систему коммуникаций между врачами и пациентами так, чтобы она была удобной для пациентов и необременительной для медицинских работников.

CNews: На какой стадии находится внедрение ЭМК?

Владимир Макаров: Электронная медицинская карта – это абсолютно новая сущность в нашем здравоохранении. Ее повсеместное использование требует адаптации действующего законодательства и методологии, глубокого пересмотра существующих бизнес-процессов, выстраивания системы управления жизненным циклом клинических знаний.

Мы декларировали, что к сегодняшнему времени у нас должно быть около 2 млн карт. Пока эта цифра достигнута наполовину. С одной стороны, мы интенсифицируем процесс внедрения электронной карты. С другой, стараемся совершенствовать ее на основании отзывов тех врачей, который уже с ней работают. Кроме того, активно работаем с федеральными властями по вопросу придания ЭМК статуса электронного документа. Сегодня положительное заключение на соответствующий документ уже получено, и мы рассчитываем, что скоро законопроект будет внесен на рассмотрение в Думу.

Думаю, что принятие закона о статусе электронного документа в здравоохранении станет мощным стимулом для развития ЭМК. Сегодня мы уже практически отказались от некоторых бумажных документов в пользу электронных. Например, практически все направления выписываются в электронном виде, доля бумажных составляет не более 5-7%. Однако, когда речь заходит об электронной истории болезни, все вспоминают про прокурора.

Вообще, здравоохранение – это отрасль, где логика «что не запрещено законом – разрешено» не работает. Например, мы зачем-то продолжаем печатать 36 млн рецептов в год. Более того, сегодня, чтобы его продлить, даже если ты хронический больной и терапия не требует корректировки, надо опять приходить к врачу. По нашей статистике, около 1/3 посещений врача происходит именно по этой причине. Но существует норма закона, в соответствии с которой рецепт – это «письменное назначение лекарственного средства», и пока ее никто не отменял.

CNews: Началась ли интеграция электронной медицинской карты москвичей с федеральным сервисом?

Владимир Макаров: Наше активное взаимодействие с ЕГИСЗ завершилось в 2013-2014 годах, когда была проведена серия интеграционных тестирований ЕМИАС с федеральной частью. Дело в том, что в соответствии с законом персональные данные пациентов, которые содержатся в ЭМК, мы можем передавать только организациям, непосредственно связанным с оказанием медицинской помощи. То есть, для того, чтобы мы начали передавать их в ЕГИСЗ, надо либо изменить действующее законодательство и определить формат взаимодействия с регулятором, либо выстроить процесс сбора добровольных согласий граждан на такую передачу.

CNews: Как развивается проект в Новой Москве?

Владимир Макаров: Вместе с новыми территориями мы унаследовали и логику организации здравоохранения, которая отличается от столичной. В частности, первичная медико-санитарная помощь в Новой Москве в большинстве случаев организована на базе стационаров, что предполагает иную маршрутизацию пациентов.

ЕМИАС: основные сервисы и статистика использования


Источник: Департамент здравоохранения Москвы, 2015

Пока мы реализовали в Новой Москве только сервис записи на прием к врачу первичного звена. Для того, чтобы двигаться дальше, необходимо внедрить медицинские информационные системы во всех больницах. Однако во многих старых учреждениях Новой Москвы предварительно необходимо модернизировать инфраструктуру, и пока на это не хватает средств.

CNews: В скольких московских поликлиниках уже ведется электронная история болезни?

Владимир Макаров: На сегодняшний день в электронной медицинской карте содержится около 28 млн записей, и это в большинстве случаев протоколы осмотра, а не административные документы. ЭМК заводятся по мере обращения граждан в медицинское учреждение, и сегодня в системе их около 960 тыс. Внедрение сервиса сейчас идет в 150 поликлиниках – в них уже как минимум врач работает с электронной медицинской картой. В 60-70 из них система уже работает в полную силу.

CNews: Когда начнется подключение стационаров?

Владимир Макаров: Этот вопрос пока обсуждается. Сегодня наша задача – укрепление амбулаторно-поликлинического звена. Мы не должны отправлять человека в стационар только потому, что в поликлинике нет необходимого для его обследования оборудования. И мы не можем сократить время его пребывания в стационаре, если первичное звено не в состоянии потом его долечивать.

Кроме того, уровень информатизации стационаров исторически выше. Например, в 12-й больнице очень неплохо методологически выстроена и поддержана информационными технологиями работа приемного отделения. По наиболее часто встречающимся нозологиям разработаны стандарты обследования, контролируются параметры прохождения человека через приемное отделение. Все это – инициатива главного врача. Конечно, существуют больницы, в которых компьютеры до сих пор используются только как «набивалки» для документов. Однако с приходом в них молодых врачей, которые привыкли работать иначе, таких становится все меньше и меньше.

CNews: Какие проблемы возникают при внедрении ЕМИАС?

Владимир Макаров: Вы, наверное, знаете, что в начале года ЕМИАС благополучно «легла», и несмотря на практически круглосуточную работу инженеров и программистов на восстановление ее стабильной работы потребовался почти месяц. Врачей это коснулось в меньшей степени, а вот пациенты ощутили дискомфорт. В это время дистанционная запись на прием к врачу работала с перебоями, людям приходилось, как раньше, идти в поликлинику и записываться в регистратуре или с помощью инфомата.

Основной причиной коллапса стала динамика развития системы – мы так быстро наращивали новые сервисы, что не успевали проводить технический аудит того, что создается. А без этого говорить о прорывном функциональном развитии крайне сложно. Мы упорно искали корневую причину того, почему 11 января система «не вышла на работу», но, если честно, так и не нашли и занялись глубокой ревизией кода. В результате ее работоспособность была полностью восстановлена.

CNews: Удалось ли автоматизировать процесс сдачи медстатистики?

Владимир Макаров: Нет, все статистические показатели по-прежнему формируются вручную. Понятно, что уровень доверия к таким данным невысок. Отсутствие достоверной информации – это проблема не только Москвы, но и всей страны. Ведь на ее основе формируются нормативы государственных гарантий медицинской помощи, в частности, среднее количество посещений медучреждения одним застрахованным лицом, в том числе с профилактической целью. Без готовности всей страны признать, что эти цифры завышены, невозможно бороться с приписками.

Могу привести пример из нашей практики. Когда-то за создание и поддержку регистра населения, имеющего право на получение льготного лекарственного обеспечения, отвечала некая коммерческая компания. Когда эта работа была передана нам, число детей-льготников сократилось c 4000 до 800. Оказалось, что из-за «проблемы нулевых годов» в списки детей-льготников попали и пожилые люди.

CNews: Какая доля рецептов уже выдается в электронном виде?

Владимир Макаров: Около 95% рецептов уже давно формируется в электронном виде. Оставшиеся 5% выписываются вручную в том случае, когда иначе это сделать невозможно – например, на дому. Однако гражданам все равно приходится идти в поликлинику за распечатанным рецептом, потому что иначе они не смогут получить лекарство в аптеке.

Другое дело, что раньше заполнение одного бланка вручную занимало 3,5 минуты, а теперь врачу достаточно выбрать в системе необходимый препарат и нажать на кнопку «Печать» – все остальные поля подставляются в рецепт автоматически.

CNews: Каковы объемы финансирования ЕМИАС?

Владимир Макаров: У нас в принципе нет такого подхода, при котором нам выделили бюджет и его надо осваивать. Существуют операционные затраты, и они практически не меняются – это сервисы печати, информационные киоски, поддержка ЦОДа. Что касается отдельных проектов, то решение о реализации каждого из них принимается индивидуально на основании показателей ожидаемой эффективности.

CNews: Вы говорили, что все врачи скорой помощи в ближайшее время должны получить планшеты с возможностью доступа к ЕМИАС.

Владимир Макаров: Мы надеемся сделать это в текущем году. Кроме того, мы планируем реализовать для врачей скорой помощи еще несколько возможностей. Но решение каждой, на первый взгляд простой, задачи, в конечном итоге вырастает в достаточно большой проект. Например, если врачи скорой помощи не находят оснований для экстренной госпитализации, они должны передать пациента районной поликлинике. А для этого надо иметь возможность по адресу пациента определить, какое медучреждение его обслуживает. Мы сделали выгрузку из базы данных поликлиник и жилых домовладений и обнаружили, что из 40 000 жилых домов 10 000 не считает своими никто, а порядка 2000-2500 считают своими сразу несколько поликлиник.

Кроме этого, мы хотим сделать так, чтобы лечащий врач получал информацию о том, что его пациента госпитализировали, а врачи скорой помощи, выезжая на вызов, могли посмотреть медицинскую карту больного. Такая возможность должна появиться уже сейчас, пусть даже информации в ЭМК пока недостаточно.

CNews: Внедряется ли в Москве PACs?

Владимир Макаров: Да, в нашем ЦОДе создано централизованное хранилище результатов КТ и МРТ. Сегодня во многих поликлиниках установлено высокотехнологичное оборудование, а специалистов-диагностов не хватает. Поэтому врачи Научно-практического центра радиологии в некоторых случаях могут предоставлять второе мнение. Это, в том числе, помогает им лучше понять реальный уровень квалификации врачей в поликлиниках для того, чтобы выстраивать программы повышения квалификации. На сегодняшний день в хранилище уже находится около 200 тыс. результатов исследований.

CNews: Какие задачи будут приоритетными в ближайшие годы?

Владимир Макаров: Во-первых, мы планируем закончить внедрение ЭМК в амбулаторно-поликлиническом звене до конца первого квартала 2017 года. На сегодняшний день у нас уже накоплен опыт таких работ, выстроен механизм обучения, разработаны методические материалы. Мы хотим попытаться сделать под каждую врачебную специальность наиболее удобный интерфейс.

Во-вторых, это новые возможности для врачей скорой помощи, о которых я уже рассказывал.

В-третьих, это начало тиражирования лабораторного сервиса. Мы уже несколько лет проводим его тестирование и надеемся, что тиражирование начнется уже в этом году, а до конца следующего большая часть лабораторных исследований будет переведена в электронную форму.