Разделы

Бизнес Техника Интеграция Бизнес-приложения

Минэкономразвития наконец узнало о проблемах с экспортом ПО

На преодоление отечественных экспортных барьеров у российских экспортеров ПО уходят месяцы, килограммы бумаги и сотни долларов, официально. И вдруг Министерство экономического развития и торговли, в лице замминистра Максима Медведкова, выразило готовность взяться за их ликвидацию. На рабочем завтраке деловых кругов России с руководителем российской делегации на переговорах по вступлению в ВТО, который был посвящен этой тематике и прошел на днях, Максим Медведков, замминистра Минэкономразвития, выразил готовность взяться за ликвидацию российских экспортных барьеров на пути отечественных интеллектуальных продуктов, в том числе ПО. На этой неделе он вернулся с очередного раунда переговоров о вступлении России в ВТО, которые проходили в Женеве. В ответ на комментарии Бориса Нуралиева о проблемах с экспортом, он сказал: «…Приходите к нам».

Максим Медведков: «…Для меня это абсолютно новая проблема»

Наших производителей ПО больше заботит не вступление в ВТО, а экспортные таможенные барьеры, созданные здесь, в России. Борис Нуралиев, комментируя выступление Максима Медведкова, сказал, что из-за них компании пришлось вынести производство ряда своих товаров за пределы России — на Украину. Эти продукты предназначены для продажи на Украине и, к примеру, в Казахстане.

"По линии МЭРТ у нас ситуация не улучшается, никак, — говорит Борис Нуралиев. — Для нас же проблема не в том, что мы члены ВТО или не члены ВТО. …Мы единственная страна, где есть барьеры для экспорта ПО. Нас останавливают и говорят — «а чего это вы так?» — вы должны пройти ФАПСИ, вы должны пройти ФАПРИД, вы должны…". К тому же у компаний возникают большие проблемы с возвратом НДС. «Как был барьер, так он у нас и остался, — продолжает Борис Нуралиев, представляющий также интересы некоммерческого партнерства поставщиков программных продуктов. — Мы не можем работать на мировом рынке. Нас не ВТО держит, мы в этом плане не боимся. Нас свои держат — мы единственная такая страна».

Более того, возникают проблемы с «экспортом из России в Россию», то есть с перевозкой для продажи в Калининграде товара, сделанного, например, в центральной России. Здесь работают «накрутки по декларации в таможенной части», несмотря на то, что Калининград — это часть России. Но самым удивительным было то, что такая информация была неизвестна заместителю министра Минэкономразвития. «Вы знаете, для меня это абсолютно новая проблема», — сказал Максим Медведков. Он даже пригласил на специальную 15-минутную беседу Бориса Нуралиева и выразил готовность по линии своего министерства решать эту проблему.

По словам замминистра, уже три месяца, как в Минэкономразвития «сформирован специальный департамент по поддержке экспорта». Однако вопросами поддержки экспорта ПО, технологий и ноу-хау они еще не занимались. Но, с другой стороны, «пока к нам никто не обращался», — сказал Максим Медведков. «Всем, кому небезынтересна эта тема и кто полагает, что правительство что-то может сделать — в частности Министерство экономического развития и торговли — в плане улучшения своей работы и защиты ИС и поощрения ее экспорта, — приходите к нам, мы в онлайновом режиме», — подытожил заместитель министра.

Борис Нуралиев: «…Мы не можем работать на мировом рынке»

Проблема с экспортом ПО, интеллектуальных продуктов, технологий и ноу-хау существует не один год. О ней постоянно говорят и пишут. У отечественных производителей из-за этого не прекращаются проблемы с работой на мировом рынке. О необходимости решения этого вопроса, то есть ликвидации ненужных таможенных барьеров, в январе текущего, 2003 г., говорил президент на заседании Совета по науке и высоким технологиям.

Импортозамещение SIEM: что важно учесть
Импортозамещение

Напомним, что при экспорте ПО недостаточно карточки ВЭД. Здесь необходимо предоставлять учредительные документы, по комплекту на каждую партию. И по каждой отправке надо оформлять заключение, до недавнего времени — в ФАПСИ (Федеральное агентство правительственной связи и информации при президенте РФ), о том, что продукт не принадлежит к шифровальным средствам электронных ключей защиты.

Кроме ФАПСИ, еще и ФАПРИД (Федеральное агентство по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности, военного, специального и двойного назначения) проводит свою экспертизу и тоже требуется пакет учредительных документов. ТПП на основе этих эксперных заключений выдает сертификат о происхождении товара, он действителен 2 года. Кроме того, для таможни каждое наименование счета-фактуры необходимо оформлять отдельно.

И все это надо делать при понимании того, что у каждого отдельного таможенного поста, как правило, свой перечень запрашиваемых документов. В общем, как написал один из читателей CNews.ru, требуется не менее пачки бумаги, около $600 на оплату официальных расходов и примерно три месяца. В то же время нотариально заверенные копии по истечении трех месяцев устаревают.

Сергей Шалманов / CNews.ru


Рабочий завтрак прошел 11 марта, в нем также приняли участие Георгий Петров, вице-президентТПП, Алексей Лихачев, депутат Государственной Думы, член комитета по экономической политике и предпринимательству, Ирина Коммо (Irene Commeau), генеральный директор Европейского делового клуба в России, представители и менеджеры ведущих компаний, например, Борис Нуралиев, директор фирмы «1C», а также представители РСПП и Администрации президента России.

Подробнее о темах, обсуждавшихся на рабочем завтраке «ВТО и ИС», можно прочесть здесь.

Организаторами выступили Российский национальный комитет Международной торгово-промышленной палаты и комитет Торгово-промышленной палаты России по интеллектуальной собственности. Они собираются продолжить подобные встречи и даже взять на себя подготовку специальных информационных и аналитических материалов по тематике «Россия и ВТО».