Спецпроекты

На страницу обзора
Опасными промышленными агрегатами должны управлять не люди, а цифровые решения

Некоторые придерживаются мнения, что консервативные производства абсолютно самодостаточны и не нуждаются в ИТ-улучшениях, а разработчики программного обеспечения могут делать качественные продукты исключительно по ТЗ заказчика. Но не все так просто. О том, как повысить производительность металлургических комбинатов, насколько велика у промышленников сила привычки и почему разработчикам промышленного софта важно бывать «в поле», в интервью CNews рассказал Андрей Захаров, директор по продукту компании Datana.

Андрей Захаров,Datana

«Сталевары становятся белыми воротничками: ходят в офис и оттуда следят за дашбордами»

CNews: В России очень много и активно говорят о цифровизации промышленности, о том, что делаем мы это чуть ли не лучше всех в мире, и о том, что совсем скоро мы придем к Индустрии 4.0. Как вы считаете, действительно все так радужно?

Андрей Захаров: К сожалению, проблемы есть. Цифровизация имеет смысл лишь на оптимизированных бизнес-процессах. Мы работаем с металлургическими заводами, но ключевая проблема, типичная для любых крупных предприятий, «колодезная» организация, отсутствие сквозных процессов. Часто бывает, что внутри подразделений все отлажено, а сами бизнес-процессы между собой не согласованы. Так что проблема на стыках, где возникает трение. В производстве это сказывается на качестве продукта и его себестоимости.

:
Андрей Захаров: Цифровизация имеет смысл лишь на оптимизированных бизнес-процессах

Правильное целеполагание должно фокусировать все подразделения на достижение конечного результата, продукта, который ждет клиент, а не на локальных проблемах. Для этого надо выстраивать сквозные процессы, причем, как горизонтальные — межцеховые, так и вертикальные — от производства до планирования продаж и обратно.

CNews: Как бы вы оценили ситуацию с промышленными решениями в области искусственного интеллекта и адаптивного производства на Западе?

Андрей Захаров: Всемирный экономический форум совместно с McKinsey создал объединение компаний-лидеров цифровизации, получившее название Global Lighthouse Network. Это те, на кого стоит ориентироваться, маяки. Всего в Global Lighthouse Network входит 69 компаний из разных отраслей. Металлургию представляют POSCO и Tata Steel. Компании-маяки хорошо работают сразу по многим направлениям. Например, помимо самой цифры они обучают сотрудников тому, как не мешать цифровизации, что очень важно. Маяки сумели организовать сквозные процессы, на них и нужно ориентироваться. И мы следим за ними, за их решениями.

Есть такое понятие — «белая металлургия», когда сталевары, по сути, являются белыми воротничками. Они ходят в офис и оттуда следят за дашбордами, ситуацией на shop-floor, реагируют только на исключения. У нас я такого пока не видел, по крайней мере, на сталеплавильном переделе. Это то видение, которое мы хотим помочь реализовать на российских комбинатах.

CNews: То есть, Запад ушел далеко вперед?

Андрей Захаров: Да, конечно. Мы пока только на пути к этому уровню. Хотя вот недавно мы были на Первоуральском новотрубном заводе, где достигнуты неплохие успехи на пути цифры и белой металлургии.

«Зачастую о проблеме знают, но официально ее не существует»

CNews: Какие проблемы возникают при построении цифрового производства?

Андрей Захаров: Для построения цифрового производства нужны, в первую очередь, оптимально настроенные сквозные бизнес-процессы, о чем мы говорили ранее. Сложно цифровизировать то, чего нет.

Во-вторых, сейчас недостатки есть даже на уровне самых базовых сервисов — сбора данных, хранения и предоставления. Бывает, что данных, необходимых для расчета потенциального экономического эффекта от будущего внедрения, приходится ждать несколько месяцев.

Третья проблема — отсутствие систем учета. Например, сталевары вручную совком досыпают ферросплавы, а учет ведут мелом на доске.

И, наконец, четвертый пункт — отсутствие учета потерь. На одном заводе, который мы посетили, официально не документируются прогары стальковшей, что приводит к миллионным убыткам, или потери от разного ритма производства смежных цехов. В этом случае попытка что-то цифровизировать может вызывать сопротивление. Цифровизация делает ситуацию прозрачной, в чем могут быть заинтересованы не все.

CNews: Как вы боретесь с такими ситуациями?

Андрей Захаров: При продаже наших решений мы апеллируем к выгоде, которую можно получить. Бывает, люди живут иллюзиями; те, кто наверху, не знают, что происходит внизу — классика. В высоких кабинетах говорят: «У нас все уже оцифровано, качественный прорыв с помощью ваших решений недостижим». А придешь в цех — и там все вышеперечисленные проблемы.

В конечном итоге, такие ситуации разрешаются в процессе длительных коммуникаций. Сначала нужно выстроить доверительные отношения, потом донести ценность нашей экспертизы и решений.

CNews: Какова ваша методика внедрения решений?

Андрей Захаров: На первом этапе важно найти общий язык с потенциальным заказчиком. Затем мы изучаем процессы, запрашиваем данные, касающиеся этих процессов, и с учетом этой информации рассчитываем экономический эффект, который может быть получен при внедрении решения.

Мы не предлагаем «черную коробку». Некоторые ИТ-компании любят пожонглировать данными и выдать результат, который, по их мнению, можно обеспечить. Только вот как они пришли к таким выводам? В нашем случае экономисты заказчика обязательно валидируют все наши расчеты, подтверждают результат, и уже с ним мы идем к топ-менеджерам. Все понимают, что сейчас в приоритете — рост производительности и отдача в части капитала. Руководство предприятий хочет увеличивать количество плавок в сутки, что может ежегодно приносить дополнительные несколько миллиардов к EBITDA. Мы говорим, что можем это обеспечить, но для подтверждения запускается предпроектное исследование.

:
Увеличение количества плавок в сутки может ежегодно приносить дополнительные несколько миллиардов к EBITDA

Мы приходим на площадку, изучаем процессы, вплоть до того, как установлены агрегаты, и получаем необходимые данные, после чего анализируем их полноту с помощью математических методов. Одним словом, мы выявляем узкие места и решаем, сможем ли увеличить их пропускную способность. Если ответ положительный, то мы готовим отчет с конкретными рекомендациями. И только после этого запускается проект.

При этом у нас в практике бывали случаи, когда мы самостоятельно отказывались от дальнейшей работы, увидев, насколько отточены технологические процессы на заводе. Например, так случилось после изучения ситуации на Выксунском металлургическом заводе.

CNews: Где происходили первые внедрения ваших решений?

Андрей Захаров: Первые внедрения происходили на Ашинском металлургическом заводе. Это был пилотный проект по оптимизации расхода ферросплава. Тогда компании Datana еще не существовало, мы были департаментом ЛАНИТ, занимались оптимизацией государственного и муниципального управления. Тот «пилот» для металлургов был первой успешной попыткой перейти от государственных заказчиков к коммерческим. С этого, собственно, и начался наш путь в металлургию. Все остальные активности мы прекратили, в группе компаний ЛАНИТ создали дочернюю компанию Datana и сфокусировались на Индустрии 4.0.

«Наши решения позволяют рабочим в металлургии меньше уставать»

CNews: Можно ли оценить пользу от внедрения хорошего промышленного решения не только в деньгах, но и в экономии рабочего времени сотрудников или снижении рисков?

Андрей Захаров: Непосредственно с безопасностью мы не связаны. Сейчас мы не исключаем человека из процесса: пока речь идет о том, чтобы между технологическим процессом и сотрудником появился цифровой советчик. Убрать человека и позволить цифровому решению самому управлять процессом — следующий шаг, мы только движемся в эту сторону.

И все же наши решения способствуют повышению уровня безопасности. На металлургических комбинатах тяжелые условия труда. Смена длится 12 часов, постоянный шум, рабочие смотрят на раскаленный металл и сильно устают. Мы делаем решения, которые позволяют им меньше уставать и фокусироваться на главном.

CNews: Насколько актуальна проблема недостаточно продуманного интерфейса профильного программного обеспечения?

Андрей Захаров: Раньше я работал с корпоративным сегментом в банковской сфере. До определенной поры там тоже бытовало мнение, что пользователям банк-клиента (бухгалтерам) важно лишь решить задачу, их удобство мало кого заботило. То же самое происходило и в сегменте корпоративного ПО. А потом пришли молодые специалисты из ИТ-компаний и показали, как надо. И сразу все изменилось. Мы трансформировали клиентский опыт. Посмотрите, как сейчас выглядят интернет-банки.

:
Андрей Захаров: Убрать человека и позволить цифровому решению самому управлять процессом — следующий шаг

Мы работаем с обычными людьми. Каждый из нас пользуется смартфоном, заказывает еду и вызывает машину через приложение. Но почему-то, когда эти же люди приходят на работу, они должны разбираться в чрезмерно сложных интерфейсах. Этот подход устарел. UX-дизайн приносит реальную пользу, он позволяет управлять вниманием пользователя, проще осваивать новые инструменты.

CNews: Каким образом вы разрабатываете UX этих решений?

Андрей Захаров: У нас большая экспертиза в этом вопросе. Мы обязательно ездим на производства и изучаем, где и как будет использоваться наше решение. Например, пульт может быть расположен очень близко к печам, а ведь там очень жарко, люди работают в огнеупорных костюмах, касках и очках с темными синими стеклами. Диспетчерская может быть больше похожа на офис, там другая эргономика. Все это нужно учесть при разработке.

:
UX-дизайн позволяет управлять вниманием пользователя и проще осваивать новые инструменты

После этого мы интервьюируем сталеваров и на основе собранной информации разрабатываем прототипы, тестируем их на пользователях, собираем обратную связь. За наши решения нам не стыдно.

CNews: Расскажите чуть подробнее о ваших решениях для цифровизации промышленности Datana Smart и Datana Navigator.

Андрей Захаров: Металлургия — непрерывное и многоэтапное производство. И на каждом этапе есть множество возможностей для оптимизации с помощью цифровых технологий. Но если цифровизировать только один этап, то может проявиться следующий эффект: этот конкретный участок начнет работать хорошо, а производственная цепочка в целом — проседает. Это широко известная проблема, связанная с узкими местами, описана создателем теории ограничений Элияху Голдраттом, фанатами которого мы являемся. Поэтому наша концепция заключается в цифровизации всей цепочки поставки ценности. Только таким образом можно добиться снижения себестоимости конечной продукции и роста производительности.

:
В металлургии существует множество возможностей для оптимизации с помощью цифровых технологий

Datana Smart «Цифровой завод» — платформа управления цифровыми двойниками; среда, в которой живут и сотрудничают в рамках сквозных цепочек поставки ценности цифровые решения от разных поставщиков.

Интеллектуальные решения Datana

Datana Navigator — инструмент внутрицеховой логистики, который работает внутри Datana Smart. Navigator оптимизирует производственный план (контактный график), получая данные из информационных систем заказчика. Решение помогает определить маршрут, который должна проходить плавка, и время в каждой контрольной точке. Сейчас на двух крупных заводах обсуждается внедрение этого инструмента.

Важно, что эти решения не заменяют текущие информационные решения предприятия, а дополняют их и обогащают интеллектуально.

Также у нас в продуктовой линейке есть локальные цифровые советчики Datana Mash и Datana Sense.

«Любой производственный проект лишь на четверть зависит от ПО и железа»

CNews: Насколько легко эти решения интегрируются с остальными системами предприятий?

Андрей Захаров: В основе Datana Smart лежит собственная разработка, которая построена на ПО с открытым кодом. Платформа собирает данные как из информационных систем, так и от датчиков, пропускает их через себя и складывает в наше озеро данных. Поверх этого строится бизнес-логика. Также мы прорабатываем совместные решения на основе ведущих проприетарных платформ, их внедрение будет совсем простым.

Проблема интеграции с другими решениями на предприятии состоит в том, наши текущие заказчики являются субъектами критической информационной инфраструктуры с повышенными требованиями к кибербезопасности. Инфраструктура часто разделена по контурам, при этом в рамках одного цеха может быть развернуто несколько сетей, а системы в разных сетях между собой не могут «общаться». Чтобы интегрироваться с каким-либо уже внедренным на комбинате решением, зачастую приходится контактировать не с ИТ-департаментами заказчиков, а с вендорами или интеграторами конкретного ПО или железа.

:
Металлургия — непрерывное и многоэтапное производство

Недавно на дирекции ЛАНИТ мы общались с Дмитрием Коновым, председателем правления «Сибур Холдинг», который сказал несколько интересных вещей. В частности, что любой проект на производстве на 10% состоит из железа, на 15% — из программного обеспечения и на 75% — из внутренних организационных изменений. И только совместная команда, в которую входят специалисты со стороны заказчика и поставщика может реализовать успешный проект. Мы полностью согласны с этим: залог успешного внедрения — заинтересованность заказчика и готовность меняться, гибкость поставщика и его способность сотрудничать.

Компании, которые еще не пришли к этому, внедряют инновации слишком медленно, застряв в pilot purgatory (чистилище для пилотов, термин WEF и McKinsey, — прим.ред.). Они пилотируют решения годами, но в конечном итоге эти инструменты так и не становятся частью промышленной инфраструктуры. Это особенность культуры, которая, надеюсь, изменится.

CNews: Каковы преимущества продуктов Datana перед их аналогами?

Андрей Захаров: Если честно, в области металлургии я не знаю продуктовых аналогов наших решений. Конечно, у нас есть потенциальные конкуренты, но они не работают со сталелитейщиками.

Если говорить в целом, но то нашим долгосрочным преимуществом является сам подход. Мы открываем офис возле комбината и всегда готовы внести изменения, доработать, обеспечить непрерывное оказание услуг. Для нас важен не сам продукт, а ценность, которую получает заказчик от его использования. Мы заинтересованы в том, чтобы компания получала бизнес-эффекты, потому что претендуем на процент от прибыли. Обеспечить рост собственных доходов мы можем только путем обучения моделей с учетом изменения технологий производства.

CNews: Существует ли спрос на ваши решения в других странах?

Андрей Захаров: В СНГ спрос есть, на Запад мы пока не выходили. Нам важно занять большую долю рынка в России. Кстати, в нашем телеграм-канале мы наблюдаем довольно активный рост базы подписчиков. Причем не только из России. Значит, это, как минимум, интересно многим.

Короткая ссылка