Спецпроекты

BPM системы покупаются в дополнение к СЭД

Документооборот
Аналитики портала AIIM.org опубликовали исследование рынка BPM-систем, посвятив отдельные главы отчета взаимному влиянию этих продуктов на рынок ECM/СЭД. Согласно результатам, наиболее часто компании используют BPM-функции в рамках ECM/СЭД и приобретают BPM-продукты от ECM-вендоров.

В опросе AIIM приняло участие 495 зарегистрированных на сайте сообщества респондентов. Согласно выводам, представленным в отчете, 26% компаний используют BPM-функции своей ECM/СЭД, а планируют их использовать – порядка 55% опрошенных. Еще 11% компаний используют подобные функции в MS SharePoint (в будущем их число возрастет до 36%), а отдельная BPM-систему или специальная рабочая среда для корпоративных информационных систем установлена у 13% и 20% организаций, соответственно. ECM/СЭД также лидируют в роли КИС, с которыми интегрированы BPM (примерно 65%), на втором месте – системы сканирования документов (чуть больше 50%). Еще одним интересным для рынка ECM/СЭД выводом из исследования стало обозначение перспектив приобретения инструментов для управления бизнес-процессами. 36% компаний купят их у поставщика текущего решения для электронного документооборота или ECM-систем, 25% - выберут несколько лучших из представленных на рынке, а 23% обратятся к специализированным BPM-продуктам.

Комментируя результаты исследования AIIM, отечественные игроки рынка СЭД в целом выразили согласие с тем, что данные относительно уровня популярности и распространенности BPM-средств отражают реальное положение дел. "Интерес рынка к ЕСМ-продуктам сейчас очень велик, и продолжает расти по понятным причинам - ввиду существенного влияния ЕСМ-систем на эффективность работы предприятия/организации в целом. Выбор того или иного ЕСМ-продукта заказчиком, в значительной степени, определяется функциональностью и масштабируемостью встроенного ВРМ-движка", - объясняет Александр Бейдер, директор по развитию направления ECM компании Terralink. "Поэтому многие заказчики включают задачи управления бизнес-процессами в состав своих ЕСМ-проектов, и, в дальнейшем, в случае успеха проекта, именно эта функциональность развивается наиболее эффективно", - продолжает эксперт, отмечая в качестве примеров применения подобных решений продукты на платформах Documentum или Open Text. Рассматривая распределение по другим вариантам использования BPM-средств в корпоративных системах, специалист выдвинул предположение, что те 20% заказчиков, которые планируют существенно расширить ВРМ-функции в рамках MS SharePoint, в дальнейшем станут источником значительно более высоких показателей в категориях "Отдельный BPM-продукт" и "Рабочая среда или BPM-функции в рамках ECM/СЭД", при этом основным интерфейсом для работы пользователя будет оставаться продукт от Microsoft, в то время как промышленная функциональность ЕСМ/ВРМ будет возложена на соответствующие специализированные системы. По его мнению, существенное рыночное преимущество получат те системы, которые обеспечивают интеграцию с MS SharePoint "из коробки" или минимальными трудозатратами. Александр Бейдер также считает, что компании, попадающие в категорию пользователей специализированных рабочих сред в рамках КИС, также все больше будут принимать решения в пользу первых двух вариантов развития своей ЕСМ/ВРМ инфраструктуры. "Последняя в списке категория ("Ничего из перечисленного"), как мне кажется, очень недооценена. По-прежнему огромное количество компаний пересылает документы в целях согласования/исполнения по электронной почте или используют различные самописные системы –"поплавки" и/или поверх электронной почты. Ясно, что такие системы не могут рассматриваться как полноценные WF/ВРМ-приложения. И такие компании, собственно говоря, должны формировать заметный, если не основной, спрос в других категориях потенциальных пользователей", - подытоживает господин Бейдер. Подобной точки зрения придерживается и Максим Галимов, директор по перспективным исследованиям компании Directum. По его словам, бизнес и ИТ-руководители подходят к выбору ИТ-решений по большей части с прагматической точки зрения, поэтому выбор BPM-средств в рамках текущих ECM-систем очень логичен. "Если взглянуть на автоматизируемые с помощью BPM процессы, то можно увидеть, что основная их масса - классические задачи согласования договоров, счетов на оплату, бюджетов, заявок. Практически все они, так или иначе, ориентированы на документы и облегчают регламентированное взаимодействие, то есть, автоматизировать их с помощью ECM проще всего", - поясняет спикер. Он указывает на то, что полученные выводы отчета AIIM верны не только для мира, но и для России.

По оценкам компании Docsvision на 3 квартал 2009 использование модуля BPM происходит в 440 проектах из 541 внедрения, то есть почти в 75%. Директор по развитию Docsvision Сергей Курьянов связывает это с тем с популярностью BPM-решения, разрабатываемого его компанией, которое среди российских продуктов единственное имеет полноценную систему управления бизнес-процессами в реальном времени. Тем не менее, эксперт предполагает, что с учетом рыночной доли Docsvision, статистика по BPM в России ниже, чем у AIIM - скорее всего не выше 10%. О более низких показателях популярности говорит и генеральный директор ГК "Инталев" Алексей Федосеев. Причиной, по его мнению, является тот факт, что под электронным документооборотом в России подразумевалась лишь автоматизация деятельности канцелярии, а программные продукты были нацелены на выполнении только этой узкой задачи. Кроме того, специалист отмечает, что в нашей стране достаточно ограничен круг СЭД, которые способны комплексно решить проблемы управления потоками документов, финансовыми потоками и управления бизнесом в целом. "Пока невозможно представить, что наши разработчики СЭД могут обеспечить такой высокий процент (36%) потенциальных потребителей BPM-системами", - уверен господин Федосеев, считая, что в реальности эта цифра будет гораздо меньше. Он также указывает на то, что активная разработка программных продуктов для автоматизации отдельных функций в недавнем прошлом привела к тому, что сейчас в России существует большое количество разрозненных решений и рынок находится в стадии диверсификации систем управления документами по смежным областям – управления финансами, управления бизнес-процессами, файловыми архивами. Похожей точки зрения придерживается и Ирина Кубликова, директор по маркетингу "БОСС-Референт". "В силу того, что в России управление сильно бюрократизировано и ориентировано на работу с большими объемами документов, в первую очередь автоматизируются как раз процессы, связанные с движением документов. В подавляющем большинстве российских ECM-систем и СЭД в большей или меньшей мере реализована функциональность рабочей среды и имеются средства анализа, поэтому, конечно, можно говорить, что функции BPM-систем реализуются через EDMS, однако приравнивать их, конечно, не стоит", - говорит госпожа Кубликова. "С одной стороны, ECM-системы должны быть существенно шире по охвату решаемых задач. С другой стороны, BPM все же предполагает автоматизацию сквозных процессов бизнеса, где ECM-решение может выступать лишь одним из немногих вовлеченных в процесс приложений", - подчеркивает спикер.

Ряд компаний-игроков рынка СЭД в России, напротив, считают, что показатель распространенности BPM в ECM/СЭД выше, чем тот, о котором говорит исследование AIIM, если перенести его на российские реалии. "Основным отличием систем электронного документооборота в России от использования аналогичных систем на западе является тот факт, что СЭД, прежде всего, автоматизирует модель управления организацией. Таким образом, приобретая систему ECM-класса, к которым и относятся СЭД, российские потребители видят в ней главным образом инструмент совершенствования механизмов управления, которыми могут быть и повышение информированности менеджеров, и улучшение исполнительской дисциплины в организации в целом", - рассуждает Алексей Афанасьев, директор по качеству компании "Интертраст". "Фактически приобретая продукт BPM-класса, заказчик ожидает от такой системы примерно того же, чего российский потребитель ожидает от СЭД. Именно общность мотивации заказчика в обоих случаях и приводит к решению основывать свою систему управления процессами на базисе, аналогичном по задачам ECM-решению. Таким образом, в России эта цифра значительно выше приведенных в исследовании AIIM, и практически все отечественные производители систем электронного документооборота имеют в ряду своих продуктов и BPM-решения", - делает вывод эксперт. Дмитрий Блудовский, директор департамента систем электроннного документооборота компании "Рексофт", полагает, что результаты данного исследования выглядят достаточно правдоподобно, хотя и не оперирует данными собственных исследований среди клиентов. "Мне кажется, что спрос на специализированные BPM-решения в условиях финансового спада и экономии ИТ-бюджетов минимален. Однако в ближайшие годы мы ожидаем резкого увеличения спроса на такого рода системы. Отчасти это будет продиктовано тем, что возрастет количество сделок M&A, и, как следствие, увеличится потребность бизнеса в интеграции различных систем управления предприятиями и в создании единой отчетности", - считает специалист. Говоря о перспективах приобретения BPM-средств компаниями, он подчеркивает, что в этом случае выбор компании будет зависеть от того, ставит ли она перед собой задачу интеграции различных ERP, ECM и АСУ систем, и насколько острой для нее является необходимость в создании единой системы управления бизнес-процессами: "Если интеграционной задачи нет, то, скорее всего, компания предпочтет воспользоваться менее богатым, но и менее затратным функционалом, заложенным в ECM". Ирина Кубликова считает, что заказчики могут выбирать разные решения для автоматизации своих бизнес-процессов – это могут быть и ERP, и ECM, и корпоративные порталы, и создание сквозных процессов путем интеграции СЭД и ERP, однако "очевидно, что для большинства заказчиков внедрение решения класса ECM сегодня выглядит более понятным и реализуемым, чем создание BPMS". Александр Брейдер утверждает, что категория, в которую входят компании, приобретающие BPM от специализированного вендора, относится к тем организациям, которые разочаровались в своей ЕСМ-платформе или не планируют внедрять функциональность управления контентом. Специалист замечает, что общемировая тенденция не отличается от российской, поясняя это на примере категории фирм, выбравших BPM-продукты от нескольких лучших представленных на рынке вендоров, но все равно попадающих потом в первую (BPM от поставщика ECM) или вторую (BPM от специализированного вендора) категории. Сергей Курьянов (при уточнении, что "лучший" продукт - означает не столько функциональную полноту, сколько соотношение цена/качество) анализирует все эти сценарии приобретения подобных решений. Во-первых, заказчик, покупающий BPM у вендора ECM выигрывает на глубине и надежности интеграции, а также на использовании того же внедренца, который у него уже успешно внедрил ECM. Во-вторых, фирма, покупающая "лучший на рынке" BPM сделает это либо по причине слабости продукта, предлагаемого вендором ECM, либо с целью купить нечто более дешевое, либо с целью интеграции бизнес-процессов не только в ECM, но и в других корпоративных системах - ERP, CRM и так далее. В-третьих, специализированный BPM продукт будут покупать нишевые потребители, в рамках своих специализированных ERP решений. "К примеру, очевидны хорошие рыночные перспективы специализированного BPM интегрированного в учетную систему банка или страховой компании", - считает эксперт.