Статья

«Крок» атакует рынок СЭД

мобильная версия

Политика импортозамещения приносит осязаемые плоды: крупные заказчики в России все более охотно внедряют российские ИТ-решения. Компания «Крок» вывела на рынок новое поколение своей системы электронного документооборота – «КСЭД 3.0» (Комплексная система электронного документооборота), которое сейчас проходит стадию регистрации в Едином реестре российских программ для вычислительных машин и баз данных. Об особенностях этой новинки, ее конкурентных преимуществах и российском рынке СЭД в целом рассказывает Сергей Плаунов, руководитель направления BPM и ECM компании «Крок».

CNews: Как давно компания «Крок» разрабатывает и внедряет собственную систему электронного документооборота (СЭД)?

Сергей Плаунов: Наше решение появилось еще в 2003 году, а активно внедрять мы его начали в 2004-2005 годах. Однако на тот момент система была построена на базе EMC Documentum. В те времена электронный документооборот был в диковинку, и наш проект для Администрации Пермского края, был одним из первых. После этого были также внедрения СЭД в «Росатоме», «Сибуре» и ряде других компаний и государственных органах. Причем некоторые из проектов были уникальны по масштабу внедрения EMC Documentum в России. Другие – получили статус отраслевых, речь, в частности, про единую отраслевую систему документооборота в «Росатоме». А третьи – автоматизируют уникальные бизнес-процессы, например, согласование и эскалацию технической документации в «Росэнергоатоме».

CNews: Вы выводите на рынок свой новый продукт «КСЭД 3.0». В чем его отличительные особенности?

Сергей Плаунов: Это важный для нас продукт. В нем мы учли наш большой опыт и пожелания крупных заказчиков. Усовершенствований в новом решении много. Важно, что оно может еще более гибко адаптироваться к уже сложившейся инфраструктуре. Новый заказчик может с нуля установить решение со всеми нужными для электронного документооборота компонентами. Но возможен и вариант, когда решение внедряется в уже сложившуюся инфраструктуру, когда у заказчика уже есть какие-то компоненты. Например, хранилище электронных документов в виде ЕСМ-системы (Enterprise Content Management, система управления корпоративным контентом). Наше решение архитектурно построено так, что может хранить файлы в уже имеющейся ЕСМ-платформе. А если объем документов небольшой, то хранить документы возможно в основной базе данных системы.

Сергей Плаунов: Сейчас все пользователи воспитаны на соцсетях и других современных сервисах, которые приучают к легкости интерфейса

Также мне хотелось бы акцентировать внимание на том, что наша систему можно адаптировать под десятки процессов крупного распределенного заказчика. Речь идет, в частности, о ведении входящей и исходящей корреспонденции, управлении финансовой документацией и нормативами предприятия, осуществлении межведомственного электронного документооборота и пр.

CNews: Что еще нового появилось в системе?

Сергей Плаунов: Мы серьезно усовершенствовали пользовательский интерфейс, уделили большое внимание современному внешнему виду. Сейчас все пользователи воспитаны на соцсетях и других современных сервисах, которые приучают к легкости интерфейса. Мы много работали в этом направлении, привлекли внешнюю дизайн-студию, в результате чего интерфейс в решении стал более легким, прозрачным, комфортным. Также интерфейс стал адаптируемым к разным устройствам – он вмещает много информации на больших экранах и перестраивается при использовании на малых экранах. Кроме того, уделено много внимания адаптируемости интерфейса под конкретные пользовательские предпочтения. Все мы знаем, что у каждого в ходе эксплуатации той или иной системы возникают свои привычки, и когда решение не позволяет под себя что-то подстроить, то оно вызывает отторжение. Поэтому мы дали возможность вынести на главный экран те функции, которые наиболее часто используются. Или, например, администратор может преднастроить привычный набор функций по ролям. Также сейчас удобно сохраняются фильтры, то есть, если мы часто пользуемся какими-то поисковыми комбинациями, то они остаются, чтобы была возможность не задавать их заново при выполнении новых задач.

CNews: Что-то еще?

Сергей Плаунов: Да, например, в систему заложен дизайнер бизнес-процессов, реализующий известные мировые стандарты. Это, например, стандарт BPMN (Business Process Modeling Notation, нотация для моделирования бизнес-процессов), его поддерживает сейчас большинство систем управления бизнес-процессами и управления документооборотом. Кроме него также – СММN (Case Management Modeling Notation, графическая нотация для моделирования кейсов) и DMN (Decision Modelling Notation, нотация для описания решений и бизнес-правил). СММN позволяет лучше моделировать процессы, которые не очень похожи на конвейер, например, разрешение инцидентов или обращений. И, кстати, таких процессов очень много в офисной жизни. А DMN – это нотация для описания решений и бизнес-правил. Все это дает возможность перенастраивать логику бизнес-системы в ходе внедрения, гибко адаптируя ее в дальнейшем под меняющиеся процессы заказчика.

CNews: Расскажите подробнее о технологической основе вашего решения. Это полностью ваша разработка?

Сергей Плаунов: Система построена на базе фреймворка CROC JXFW (Java Extendable Framework). Эта платформа зарегистрирована в Роспатенте, заявка на ее регистрацию также подана в реестр российских программ. Ее задача – ускорить и снизить риски разработки разноплановых корпоративных систем под заказ. Речь идет как о моделировании предметной области, то есть определении основных сущностей и понятий, того, как они друг с другом связаны, из каких атрибутов состоят, так и о создании графического интерфейса. Использование такого фреймворка позволяет нам сделать быстрый старт, на его базе у нас строятся разные системы, причем не только связанные с документооборотом.

CNews: Есть ли какие-то планы по развитию системы?

Сергей Плаунов: Да, конечно, технологии не стоят на месте, появляются новые возможности. Например, мы уже включили в план развития нашей СЭД реализацию распределенного документооборота на основе блокчейн-технологий. Это особенно актуально в случае с межорганизационным обменом документами. Сейчас для обеспечения неизменности и достоверности данных в каждом документе применяется электронная подпись. Блокчейн-технологии позволят повысить степень доверия участников ко всему массиву документов. Однажды помещенный в систему документ в дальнейшем не сможет быть из нее удален незаметно для остальных участников. При этом отпадает необходимость организовывать доверенного посредника, который будет централизованно гарантировать легитимность транзакций электронного взаимодействия, сама технология блокчейн берет на себя эту функцию.

Сергей Плаунов: Сегодня западные платформы в России внедрять тяжело, а в госсекторе – и вовсе невозможно, поэтому в последнее время все более востребованы российские решения

Также на рынке появляются новинки в области перевода бумажных документов в электронный вид, которые могут быть встроены в бизнес-процессы документооборота. В частности, это планшеты, применяемые для автоматической оцифровки клиентских договоров непосредственно в момент их подписания, например, в банковской отрасли, страховании или ритейле. Для этого каждый из договоров помечается соответствующим штрих-кодом, помещается поверх планшета, заполняется и подписывается клиентом и его цифровой образ автоматически попадает в учетную систему нажатием одной кнопки на планшете. Так, в настоящее время мы реализуем интеграцию новых планшетов Clipboard нашего партнера Wacom с нашей СЭД.

CNews: Что вы в целом думаете о российском рынке СЭД? Какие здесь есть тренды, как меняется предпочтения заказчиков?

Сергей Плаунов: Рынок СЭД в России очень насыщенный. С начала 2000-х годов он бурно растет. Изначально на нем доминировали западные компании. В частности, одним из первых сюда пришел EMC Documentum, который позже был поглощен компанией OpenText. В свое время Documentum фактически захватил рынок крупных систем. Но сейчас ситуация изменилась. Сегодня западные платформы в России внедрять тяжело, а в госсекторе – и вовсе невозможно, поэтому в последнее время все более востребованы российские решения.

CNews: C чем это связано? Почему западные решения в сфере СЭД сдают позиции?

Сергей Плаунов: Именно для российской специфики документооборота западные компании не предлагали готовых функциональных решений. Тот же Documentum – это технологическая платформа, на базе которой российские партнеры, в том числе и «Крок», разрабатывали и внедряли свои функциональные решения для автоматизации документооборота, адаптированные под конкретных заказчиков. Но параллельно развивались и отечественные продукты, которые изначально, «из коробки», были лучше адаптированы к российским практикам. Помимо нашего продукта «КСЭД» стоит отметить такие российские системы, как Directum и DocsVision. Это продукты наших партнеров, которые мы также внедряем. Нужно сказать, что сейчас на рынке появляется все больше внедрений российских СЭД в крупных организациях, что раньше было редкостью.

CNews: Можно ли сказать, что на рост популярности российских систем СЭД влияет политика импортозамещения?

Сергей Плаунов: Инициативы по импортозамещению, безусловно, поменяли рынок, дали толчок для развития российских систем и возможность их выхода на рынок крупных корпоративных заказчиков. Раньше крупные организации отдавали предпочтение зарубежным ИТ-продуктам.

CNews: По своему качеству российские СЭД не уступают западным?

Сергей Плаунов: Я бы не стал однозначно утверждать, что российские или западные решения однозначно лучше или хуже. Просто российские продукты точнее учитывают российскую специфику. В некоторых странах также высока забюрократизированность, но все же там к документообороту относятся более свободно, чем у нас. В России на СЭД возлагают такие задачи как, например, контроль исполнительской дисциплины. Это отражает наш менталитет, нашу специфику управления. Руководитель дает поручение, и через автоматизированную СЭД контролирует сроки и полноту его выполнения. Для наших заказчиков такая возможность очень важна, и в «КСЭД 3.0» она полностью реализована.

CNews: Насколько сложно вообще внедрять СЭД в крупной организации?

Сергей Плаунов: Порой это бывает непросто. Часто на основе СЭД, например, собирается и строится отчетность, которая включается в общий контур мотивационного механизма в организации. В Перми, где губернатор лично принимал деятельное участие во внедрении СЭД, эта система стала рычагом для мотивации чиновников: информация о сроках рассмотрения документов в системе была включена в расчет премий сотрудников. На практике большие организации состоят из множества географически распределенных и иногда довольно самостоятельных в принятии решений подразделений. Их локальные интересы не всегда совпадают с принимаемыми в центре решениями в части СЭД и изменений процессов. Все это существенно добавляет хлопот и ответственности команде внедрения.

CNews: Зачем регистрировать «КСЭД 3.0» в реестре отечественного ПО?

Сергей Плаунов: Наличие системы в реестре российского ПО – это своеобразный статус, который существенно упростит нашим заказчикам из госсектора жизнь, ведь в противном случае им придется дополнительно обосновывать свой выбор.

CNews: Насколько высок интерес к этому решению со стороны заказчиков?

Сергей Плаунов: Например, интерес уже проявили три крупных организации. Одна из них – это госкомпания, остальные – крупные госведомства. Вопрос о внедрении или замещении СЭД сейчас для многих стоит очень остро. Для госструктур – это важный элемент. Поэтому «КСЭД 3.0», по нашим прогнозам, имеет большие перспективы.