CNews: Многие организации сейчас в качестве основного пути развития бизнеса видят цифровую трансформацию. Насколько, по вашему мнению, оправданы эти ожидания?
Мурат Маршанкулов:
На экономическую ситуацию в России влияет множество факторов. Определяющими можно назвать два из них: внешнеполитическую ситуацию и санкционное давление на экономику, а также общую стагнацию в мире, вызванную в том числе пандемией. Основными путями их преодоления по праву считают изменение бизнес-моделей в масштабах отдельных компаний и отраслей, а также оптимизацию ресурсов.

Конечно, цифровизация и цифровая трансформация в данном контексте — вполне логичные меры, которые могут способствовать развитию экономики. Но их едва ли можно считать панацеей. Более того, из-за размытого представления о сути этих процессов множество организаций подменяет цифровую трансформацию мерами, которые связаны с ней лишь косвенно. Например, традиционной автоматизацией отдельных производственных процессов или созданием инфраструктурных решений. Это девальвирует саму ценность цифровой трансформации и дезориентирует рынки.

Таким образом, мы приходим к методологическому противоречию. Цифровая трансформация не может быть целью преобразований, это только мера, которая способствует развитию бизнеса и экономики в целом.

Биография

В 1996 году окончил с красным дипломом факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ.

С 1997 года – системный инженер в компании ЛАНИТ. За время работы в компании занимал должности системного аналитика, специалиста, начальника системного отдела Департамента сетевой интеграции. В 2004 году был назначен заместителем директора Департамента. В 2007 году стал директором Департамента сетевой интеграции. В 2014 г. стал генеральным директором «ЛАНИТ-Интеграция».
CNews: Какую же в таком случае цель может ставить перед собой бизнес?
Мурат Маршанкулов:
Поиск новых идей, которые лягут в основу развития компании, — процесс непрерывный. Мы считаем, что основным направлением должна стать не идея абстрактной цифровой трансформации, а, например, реализация адресных мер по долгосрочному устойчивому развитию предприятий конкретных секторов экономики. Все большую популярность набирает концепция ESG (Environmental, Social and Governance — экологическая, социальная и управленческая ответственность). Именно эти группы параметров рассматривают сегодня инвесторы в качестве ключевых характеристик деятельности компании. По сути, ESG может стать «новой нефтью» — экономически обоснованной идеей развития отдельных предприятий и отраслей.

Значительную долю национального экспорта сейчас формируют публичные компании, многие из которых изначально ориентированы на внешние рынки, а значит, должны соответствовать ожиданиям заказчиков и инвесторов не только в нашей стране. Неслучайно в России активно обсуждается трансграничный углеродный налог, причем не только на корпоративном, но и государственном уровне.

Реализация инициатив в этой области требует стратегического подхода и технологических компетенций. Внедрение различных решений, среди которых системы экологического мониторинга окружающей среды, системы управления персоналом и бизнес-аналитики, а также многие другие, которые уже показывают свою эффективность. Это, в свою очередь, требует развития «цифры» наравне с основной и обеспечивающей деятельностью: тут и управление данными, и внедрение энергоэффективных решений, и модернизация производств, и другие технологии.
CNews: То есть проекты в области ESG тоже являются сферой системной интеграции?
Мурат Маршанкулов:
Разумеется. Существует множество видений того, что такое системный интегратор, и все они — правильные. Мы придерживаемся широкого определения. Системный интегратор — компания, ориентированная на реализацию сложных технологических проектов. Речь идет о проектах самого разного формата, не только в сфере ИТ и связанной инфраструктуры. Это могут быть абсолютно разные комплексные проекты, связанные с технологиями. Такие проекты могут включать в себя широкий спектр задач — от разработки концепций и финансово-экономических моделей, до внедрения передовых технологий с их последующей техподдержкой.
CNews: Для запуска таких сложных проектов могут не подойти существующие финансовые инструменты. Какой видите выход?
Мурат Маршанкулов:
Уже сейчас, решая бизнес-задачи заказчиков, мы предлагаем не только технические решения и различные форматы управления проектами, но и сугубо экономические. Это могут быть концессионные модели, лизинговые и факторинговые инструменты. Кроме того, мы оказываем рекомендации по эффективному использованию многочисленных инструментов государственной поддержки. Все больше организаций проявляют интерес к таким форматам, как revenue sharing или, например, EPC, когда исполнитель выполняет полный цикл работ и ответственен за результат комплексного проекта.
CNews: А какого рода проекты сегодня востребованы в наибольшей мере?
Мурат Маршанкулов:
Если говорить о текущих проектах, то основную их массу составляют те, что связаны с реальной цифровизацией. Это внедрение информационных систем на базе платформ или в ходе заказной разработки, создание инфраструктурных решений (к ним относятся как инженерные системы, так и традиционная ИТ-инфраструктура), реализация проектов в области информационной безопасности. Мы дополняем их собственными технологическими инициативами в разных областях, например, нарастили экспертизу в области гидрометеорологии и в таких востребованных направлениях как AR/VR или интернет вещей.

Мы также инвестируем в развитие экспертизы по другим технологическим направлениям — вычисления для искусственного интеллекта, контейнеризация, технологии для киберустойчивости.

Мурат Маршанкулов

Все большую популярность набирает концепция ESG (Environmental, Social and Governance — экологическая, социальная и управленческая ответственность). Именно эти группы параметров рассматривают сегодня инвесторы в качестве ключевых характеристик деятельности компании. По сути, ESG может стать «новой нефтью» — экономически обоснованной идеей развития отдельных предприятий и отраслей.
CNews: Те же направления считают перспективными многие компании, которые не относятся к числу системных интеграторов.
Мурат Маршанкулов:
Да, наши конкуренты — не только системные интеграторы. Компании-операторы цифровых платформ, государственные интеграторы, корпоративные инсорсеры, которые с переменным успехом управляют проектами по цифровизации в своих отраслях. К числу конкурентов можно отнести и некоторые госкорпорации — те из них, которые претендуют на роль исполнителей нацпроектов.

Но конкуренция — не единственный способ взаимодействия с этими игроками. Мы видим в них не столько конкурентов, сколько потенциальных партнеров, с которыми можно и нужно объединять усилия для решения масштабных задач. Потребность в таких коллаборациях на рынке очевидна. Для этого достаточно посмотреть на итоги осуществления многих государственных инициатив в последние годы. К сожалению, не все из них удается реализовывать своевременно. Например, в 2019 году не смогли освоить четверть средств, выделенных на развитие «Цифровой экономики».

Причина проста: заказчики не смогли найти для своих проектов квалифицированных исполнителей, а игроки, получившие контракты, не рассчитали свои силы или не смогли организовать необходимую кооперацию. Иными словами, в одиночку съесть такие проектные пироги участникам рынка не удалось, получилось их только надкусить. Нужно отдать должное дальновидным компаниям — многие из них предпочли с рядом инициатив не связываться вовсе.
CNews: К вопросу об исполнении. Вы говорите о сложнейших проектах, которые требуют компетенций не только от самих компаний, заказчиков и подрядчиков, но и от каждого сотрудника, который входит в состав рабочей группы. Какова ситуация с кадрами в вашей сфере?
Мурат Маршанкулов:
Мурат Маршанкулов
Рынок труда в ИТ сегодня перегрет, но уже совсем скоро нас ждет «откат к реальности»
Кадровый дефицит — проблема всей отрасли. Но каждая компания несчастлива по-своему. Потребность в специалистах не универсальна. И дело не только в специализации того или иного соискателя. Для системного интегратора очень важны soft skills. Нам нужны не просто первоклассные специалисты, но еще и увлеченные, умеющие брать на себя ответственность, иными словами, готовые к ситуативному лидерству сотрудники. Эти качества врожденные, едва ли их можно приобрести в вузе.

Для нас очень важным инструментом поиска сотрудников являются программы стажировок. По их окончании, как правило, в шорт-листе остается не более трети стажеров. Это не значит, что остальные оказались плохими специалистами. Просто темп работы в нашей компании для них оказывается некомфортным. Насколько я знаю, многие из этих стажеров вполне успешно трудятся в продуктовых компаниях и госкорпорациях.

Примета времени: рынок труда в ИТ сегодня перегрет. Госкорпорации и некоторые продуктовые компании повысили уровень зарплат в отрасли, но уже совсем скоро нас ждет «откат к реальности». Искусственный интеллект и low-code платформы возьмут на себя часть задач программистов и вынудят их заняться переквалификацией и освоением смежных специальностей и областей, как это уже делают бухгалтеры и юристы.

Неизменной останется потребность в технологических проектах, а значит, экспертиза системных интеграторов будет и дальше пользоваться спросом.