Спецпроекты

Александр Василенко: VMware остается независимой компанией

Бизнес Интеграция Инфраструктура
Крупнейший разработчик решений для виртуализации VMware оказался в центре внимания ИТ-общественности после недавнего приобретения корпорацией Dell его ключевого акционера – компании ЕМС. Как скажется эта сделка на партнерах VMware, и как компания сегодня выстраивает свою стратегию, в интервью CNews рассказал глава представительства VMware в России и СНГ Александр Василенко.

CNews: В середине октября произошло важнейшее для корпоративного ИТ-рынка событие: корпорация Dell купила ЕМС. Как изменятся в связи с этим позиции и приоритеты VMware?

Александр Василенко: Для понимания изменений необходимо вспомнить, какой была ситуация до этого события. На рынке работали три разные компании: Dell, EMC и VMware. Первая компания – частная, она контролируется основателем Майклом Деллом, который в 2013 году выкупил ее у акционеров и вывел с биржи. Остальные две компании – публичные, они торгуются на бирже и подчиняются советам директоров.

Важный факт: ЕМС владела примерно 80% акций компании VMware, но действовали компании всегда независимо. Почему так было? Потому что на момент покупки контрольного пакета акций в 2004 году у VMware уже была создана целая экосистема партнеров, которую нужно было сохранить.

ЕМС тогда выбрала путь предоставления полной самостоятельности VMware. Мы продолжили работать со всеми партнерами, в том числе и с конкурентами ЕМС. В самом начале было много разговоров, будто независимость в таких условиях невозможна, и что владелец контрольного пакета все равно потребует для себя каких-то преференций. Прошло более 10 лет, и рынок убедился, что мы были реально независимы все это время.

Что произошло сейчас? Было объявлено, что Dell выкупает все акции ЕМС с рынка. То есть, фактически ЕМС тоже станет частной компанией, она войдет в корпорацию Майкла Делла. Но для нас ничего не изменилось – мы по-прежнему независимая публичная компания.

Александр Василенко: В России в связи с последними анонсами никаких изменений для заказчиков VMware не произойдет

И сейчас, как и 11 лет назад, я слышу мнения, а вдруг VMware станет работать только с одной корпорацией… Ничего подобного. Мы с самого начала принципиально создаем платформонезависимые решения. Какой смысл сейчас отказываться от этого преимущества и привязываться к одному производителю?

CNews: Что-нибудь поменяется для ваших российских заказчиков и партнеров?

Александр Василенко: На этот вопрос уже ответил сам Майкл Делл. Он вполне однозначно заявил, что VMware останется независимой публичной компанией, в деятельность которой он не будет вмешиваться и не станет ограничивать ее отношения с любыми другими компаниями.

На данный момент сделка еще не завершена – она будет закрыта через несколько месяцев, потому что должна пройти довольно длительная процедура. И, когда это случится, VMware никак не будет менять свое позиционирование на рынке и направления работы. Планы останутся такими, какими они были до объявления сделки. В России в связи с последними анонсами никаких изменений для заказчиков VMware не произойдет. Стратегия VMware все та же — помогать нашим заказчикам изменяться вместе с изменяющимся миром.

CNews: В таком случае есть смысл поговорить о стратегии VMware в современных условиях. Какие, на ваш взгляд, глобальные тенденции в информационных технологиях определяют развитие современных рынков?

Александр Василенко: Главный драйвер изменений в современном мире – информационные технологии. ИТ не только меняют подходы к ведению бизнеса, но и влекут за собой титанические сдвиги в целых отраслях экономики.

Влияние ИТ привело к тому, что сегодня критичным фактором доминирования на рынке становится не размер компании, а скорость, с которой она способна поддерживать изменения. Причем даже в России этот тренд очень заметен, например, по тому, как классические банки начали работать над проектами по цифровой трансформации.

Мы можем задать ИТ-директору любого банка вопрос о его приоритетах, и услышать не только обычные ответы о технологиях, но и, например, то, что ему нужно искать способы конкурировать с новыми компаниями, которые не относятся к банковскому сектору, но занимаются, например, электронными платежами. Причем этим компаниям работается в определенном смысле легче, потому что они играют по более простым правилам, не находятся в сфере внимания регуляторов.

Все крупные банки выпустили мобильные приложения, все они начинают работать с новыми инструментами, такими, как социальные сети. Это происходит потому, что у банков есть понимание: конкуренция на этом рынке будет ужесточаться, причем методами, которых раньше не существовало. Простое увеличение сети территориальных отделений уже не помогает удерживать долю рынка. Вместо этого банки уходят в интернет и там активно работают. И это здорово, потому что в целом повышает уровень информатизации общества. Если говорить о банковской сфере, то уровень «продвинутости» в России очень хороший по сравнению не только со странами Восточной Европы но и, например, с Германией. Сейчас даже пожилые люди вместо того, чтобы стоять в очереди, учатся оплачивать свои квитанции через терминалы или через интернет.

Второй фактор, влияющий на современные рынки – появление крупных компаний, не владеющих заметными материальными активами. Примеры известны. Uber – компания, не купившая ни одного автомобиля такси, стала крупнейшим перевозчиком в мире. Или, например, Airbnb, не имеющая в собственности ни одной квартиры, но сдающая жилье в аренду по всему миру. Facebook является, по сути, крупнейшим распространителем контента, но сам его не создает.

Внезапно бизнес выяснил, что для ведения дела совсем не нужно чем-то владеть. Это, если хотите, такое переложение концепции облачных технологий на бизнес. И такой колоссальный сдвиг был бы невозможен без соответствующей ИТ-платформы.

Александр Василенко: Критичным фактором доминирования на рынке становится не размер компании, а скорость, с которой она способна поддерживать изменения

Такие сдвиги происходили и раньше, когда люди сначала жили в своем привычном мире, а потом какое-нибудь ключевое изобретение его меняло. Сейчас срок между циклами изменений сокращается, и они случаются уже при жизни каждого поколения, и вполне может быть, что в период одного поколения уже случится не один такой сдвиг, а несколько.

Это совершенно меняет подход ко всем направлениям, начиная от системы образования, когда нет никакого смысла обучаться одной узкой специальности: вы же все равно будете переучиваться. Например, кто 15 лет назад мог обучить тому, чем занимается VMware? Таких профессий, связанных с виртуализацией, вообще не существовало. А сегодня VMware входит в пятерку крупнейших софтверных компаний на корпоративном рынке.

CNews: Какой вы видите роль VMware в меняющемся мире?

Александр Василенко: VMware достигла высоких результатов благодаря тому, что находится в русле основных трендов последних лет – это облачные технологии, мобильные системы, платформы для виртуализации. Сейчас самая главная задача VMware — оставаться на гребне волны современных ИТ. Лучше всего это можно выразить словами Льюиса Кэрролла: «Приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте, а чтобы попасть в другое место, нужно бежать вдвое быстрее».

Мы выделяем три направления в глобальной стратегии VMware, на которых и фокусируемся. Первое направление – программно-определяемые ЦОДы, или software-defined data center. Мы считаем, что в современном ЦОДе все компоненты должны быть software-defined (программно-конфигурируемыми): и серверная, и сетевая, и инфраструктура хранения. Плюс необходима соответствующая система управления и обеспечения безопасности.

Интересно, что именно VMware примерно четыре года назад ввела в оборот сам термин software-defined, а сегодня он обозначает один из основных трендов, меняющих мир. Сейчас в ИТ сложно найти что-нибудь не программно-конфигурируемое. И это логично – находить новые применения первоначальной концепции виртуализации серверной базы, разделения аппаратного и логического слоев.

Эту концепцию уже применяют в разработках самоуправляемых автомобилей (software-defined car). Бета-версия такого автоматически управляемого автомобиля была выпущена компанией Tesla месяц назад (автомобили остались те же, но нужно загрузить новое ПО), и пока во время автоматического движения компания все же рекомендует держать руки на руле, на то она и бета версия. Через год-два такие машины появятся на дорогах: довезут вас до работы, уедут куда-нибудь парковаться, а потом в конце дня вернутся забрать вас домой. Это может дать новый способ решения проблем пробок в крупных городах.

По сути сейчас весь мир ИТ становится «программно-определяемым». В нем выигрывает не тот, у кого аппаратная часть быстрее, а тот, кто может предоставить дополнительный сервис за счет программной части.

Если первое глобальное направление развития VMware связано с развитием ЦОДов, то второе касается подхода к пользователю. Он должен получать необходимый ему корпоративный сервис на любом устройстве, в любой точке, с соблюдением всех требований безопасности. Люди пользуются собственными смартфонами и планшетами на работе (концепция BYOD), решают с их помощью служебные задачи и эти устройства нужно интегрировать в систему безопасности каждой компании. Запрещать такое использование бесполезно. Если не можешь запретить – возглавь процесс сам.