Герман Греф жестко раскритиковал ИТ Сбербанка

Интеграция ИТ в банках ИТ в госсекторе
мобильная версия
, Текст: Денис Воейков

Гордость Сбербанка — его завершившаяся в 2015 г. программа централизации ИТ-систем, которая неизменно преподносилась как важнейшее достижение банка, на поверку оказалась провалом. К такому «ужасному выводу» пришел президент Сбербанка Герман Греф.


Провальная централизация ИТ-систем банка

Выступая на Гайдаровском форуме в РАНХиГС президент Сбербанка Герман Греф в неожиданном свете прокомментировал завершившуюся в 2015 г. программу централизации ИТ-систем банка. «Мы очень сильно гордились тем, как мы серьезно продвинулись за последние годы, инвестировали колоссальные деньги. Это был самый крупный и быстрый проект централизации ИТ-инфраструктуры в мире, — приводит его слова РБК. — Но как только мы построили наш супер data-center, все закончили, мы пришли к выводу, что мы абсолютно неконкурентоспособны».

Как отмечает топ-менеджер, для него лично этот «ужасный вывод» стал настоящим ударом. «Мы бежим семимильными шагами, но видим, что не успеваем», — говорит он, добавляя, что Сбербанк проигрывает конкуренцию не другим российским банкам, а ИТ-компаниям, которые «отбирают у него самый сладкий кусок пирога».

«В прошлом году мы сделали 40 тысяч изменений нашей системы. Если посмотреть на другие банки, мы в шоколаде. Но если смотреть на Amazon, Google, мы ужасно отстаем. Amazon делает 10 тысяч изменений своей системы в день. И ключевая задача, которая стоит перед Сбербанком в этом году, — это увеличивать скорость, мы опаздываем», — сокрушается Греф. По его словам, время от разработки продукта до его внедрения должно занимать часы, как у ИТ-компаний, а не месяцы.

Смена платформы и покупка важного актива

По словам Германа Грефа, на которые ссылается «Интерфакс», Сбербанк некоторое время назад купил небольшую долю акций в российско-американской компании, которая помогла кредитной организации в перестройке технологической платформы.

Герман Греф считает, Сбербанку нужна новая, более гибкая ИТ-платформа

«Мы для себя принимаем решение, что мы уходим в прорыв вообще, мы меняем целиком всю нашу платформу, мы покупаем маленький пакет акций в компании российско-американской, которая выиграла тендер у Oracle и IBM, у всех», — сказал Греф. При этом он пояснил, что концепция этой платформы для Сбербанка оказалась «ровно на порядок выше, чем у остальных компаний».

По его словам, в упомянутой компании работает порядка 60 программистов, и речь идет об «open source с использованием облачных технологий, искусственного интеллекта, машинного обучения». По мнению Грефа, поскольку код платформы является открытым, все ее элементы кредитная организация сможет внедрять сама. Также было сказано, что станет использоваться технология проджект-менеджмента agile.

«Все процессы должны быть перестроены. Нам нужно вывернуть себя наизнанку, мы абсолютно не готовы к этому. Нам нужна гибкая платформа, не такая огромная как сегодня. Если мы сейчас меняем какую-то часть своей платформы сейчас, нам нужно два-три месяца тестировать, непонятно, где и что вылезет при этом, это катастрофа», — подытожил Греф.

Заявления топ-менеджера относительно покупки нового актива в пресс-службе Сбербанка прокомментировать CNews отказались.

Позже первый зампред правления Сбербанка Лев Хасис рассказал РБК, что речь идет о российско-американской компании GridGain. При этом топ-менеджер добавил, что банк как клиент «оказался в хорошей компании», услугами GridGain уже пользуются Apple, Canon, Sony, Moody’s и др.

По данным официального портала госзакупок, в конце декабря 2015 г. банк заплатил GridGain $5,6 млн, выбрав ее в качестве единственного поставщика, предоставляющего право на программный продукт GridGain In-Memory Data Fabric.

Ничто не предвещало беды

Стоит отметить, что еще в середине декабря 2015 г., когда старший вице-президент Сбербанка Никита Волков подводил своеобразные итоги года, завершившаяся программа централизации ИТ-систем банка характеризовалась не иначе как очень успешный и важный проект.

При этом ни о какой кардинальной смене курса в части информатизации речи не шло. «Мы снизили нашу прибыльность в этом году по вполне понятным причинам, но не так значительно, чтобы останавливать какие-то процессы, — говорил тогда Волков. — Поэтому все наши ИТ-программы финансируются в том объеме, в котором и планировалось. Недавно мы утвердили бюджет на следующий год; все наши активности, связанные с ИТ-развитием, сохранятся в необходимом объеме».