Спецпроекты

Особые зоны задушат технопарки

Бизнес
Несмотря на противоречивость закона об особых экономических зонах (ОЭЗ), его неэффективность для поддержки высокотехнологичных производств и полное игнорирование им интересов ИТ-отрасли вообще, установленный срок его подписания президентом России — середина июля — стремительно приближается, а шансы ускоренного развития ИТ-отрасли столь же стремительно тают. Закон об ОЭЗ был внесен в Госдуму по поручению президента России и принят в первом чтении на днях, как и заявляла ранее помощник главы МЭРТ Айгуль Халикова. Второе и третье чтения, по планам этого министерства, намечены на 9 июля, но в Совете Федерации уже озаботились его ускоренным прохождением. На круглом столе комитета по вопросам местного самоуправления под названием «Поддержка депрессивных территорий. Поиск и активизация точек экономического роста» принято решение рекомендовать ускорить принятие закона «Об особых экономических зонах в РФ» и рассмотреть вопрос о создании за счет средств федерального бюджета специального Фонда поддержки развития точек экономического роста с разбивкой по регионам.

Ранее заместитель министра экономического развития и торговли Андрей Шаронов отмечал, что финансирование создания ОЭЗ будет осуществляться на паритетных началах центром (50%) и регионами (50%) при стоимости одной промышленно-производственной зоны почти в $120 млн. (первоначально называлась сумма в $100 млн.). Перспектива выделения столь значительных инвестиций на региональном уровне — существенное препятствие, и возможно, создание фонда поможет решить эту проблему. Уже 25 субъектов Федерации к моменту внесения законопроекта в Госдуму направили свои заявки на создание у себя ОЭЗ. Среди них — Санкт-Петербург и Ленинградская область, имеющие, по мнению экспертов, наибольшие шансы, Краснодарский край (Сочи), Самарская область (Тольятти). Какой  из 25 регионов станет обладателем ОЭЗ, пока неизвестно — специально образованное федеральное агентство, наделенное полномочиями решать вопросы о предоставлении такого статуса, еще не создано. С другой стороны, прямая подчиненность этой госструктуры МЭРТ уже вызывает многочисленные нарекания.

ИТ-отрасль, застрельщик пересмотра и улучшения нормативно-правовой базы, способной обеспечить развитие в России высокотехнологичного сектора экономики, — ничего не получит от принятия законопроекта. Более того, вероятно, что вопрос реального улучшения ситуации в этой сфере попросту «заболтают». «Позиция „Руссофт“ состоит в том, что проект закона об ОЭЗ не поможет  индустрии, и не может помочь, поскольку направлен на привлечение иностранных инвестиций в сборочные материальные производства, — говорит Валентин Макаров, президент компании „Руссофт/Форт-Росс“. — Но ущерб нанести нашей индустрии может, поскольку у президента России и Государственной Думы может возникнуть превратное впечатление, что законом предусмотрены все необходимые меры поддержки. А значит, ничего другого в обозримом будущем делать не надо. Такой подход задержит развитие индустрии, и мы упустим так называемое „окно возможностей“».

Парламентские слушания и заключения профильных комитетов — по собственности, по экономической политике, по промышленной политике — ярко продемонстрировали, что к закону об ОЭЗ немало претензий, и он способен обеспечить приток инвестиций только в новые производства, не обязательно высокотехнологичные, но в первую очередь — сборочные. Правда, в заключении комитета по промышленной политике отрицается и это — законопроект «не создает условий для развития промышленности, производства новых высоких технологий и привлечения инвестиций в данные сферы». «Проект закона об ОЭЗ, вероятнее всего, будет принят в срок и одобрен Советом Федерации до середины июля, — комментирует ситуацию Сергей Шалманов, аналитик CNews Analytics. — Он был внесен по поручению президента, и вопрос подконтролен его администрации, — законопроект если и будет дорабатываться, то в четко установленные сроки. Это подтверждает и то, что верхняя палата парламента уже заявила о намерениях обеспечить его быстрое принятие, а во время первого чтения в Государственной Думе был только один депутат, голосовавший „против“, и 372 —  »за"".

МЭРТ настаивает на том, что закон об ОЭЗ учитывает мировой опыт стимулирования высокотехнологичных производств, и приводит в пример Китай, США и др. страны. Замминистра экономического развития и торговли Андрей Шаронов, выступая на пленарном заседании Госдумы в день первого чтения законопроекта, отметил, что в мире работает примерно 1200 ОЭЗ. Так, в США — 253 ОЭЗ, осуществляющих 2% импорта и 1,5% экспорта страны; в Китае в ОЭЗ работают около 45 тыс. предприятий (18% всех предприятий КНР), а объем иностранных инвестиций в ОЭЗ страны составил $31 млрд. «Однако МЭРТ старательно обходит тот вопрос, что на территории Индии нет ОЭЗ — возможность принятия этого закона только обсуждается в правительстве страны. Но в Индии есть технопарки, в 13 из которых работают более 450 тыс. сотрудников, а всего в Индии более 750 тыс. программистов, которые в 2004 г. обеспечили объем экспорта ПО в объеме около $8 млрд. и ИТ-аутсорсинга — $15,6 млрд.», — отмечает Сергей Шалманов.