Спецпроекты

Совладелец «Юлмарта» получил год тюрьмы

Бизнес Законодательство Кадры Розница Техника

Суд Британских Виргинских островов заочно приговорил российского бизнесмена Дмитрия Костыгина к одному году в тюрьме. Он отказывается выплачивать долг своему кредитору (банку ВТБ), несмотря на судебное предписание, и скрывает свои дорогостоящие активы, которые могли бы послужить компенсацией. Эти и другие обстоятельства в БВО сочли неуважением к суду.

В тюрьму заочно

Российский бизнесмен Дмитрий Костыгин был заочно приговорен к лишению свободы за неуважение к суду. Такой приговор вынес суд на Британских Виргинских островах (БВО), сообщает «Коммерсант».

Костыгин получил год тюрьмы не только за неуважение к суду, но и в связи с нарушением ранее вынесенного судебного постановления, обязывающего его раскрыть все свои активы без исключения (не только в России, но и в других странах мира), банку ВТБ. Это один из кредиторов бизнесмена.

Как Костыгин проявил неуважение к судебной власти

Неуважение к суду в данном случае – это совокупность действий, которые Костыгин предпринял, чтобы не выплачивать задолженности своим кредиторам. А началось все в 2017 г., когда Дмитрий Костыгин взял в ВТБ кредит, по которому предоставил банку личное поручительство. Из-за краха «Юлмарта» он остался должен банку 650 млн. руб., однако вернуть эту сумму не смог.

ВТБ обратился в суд за возмещением долга, и Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил его требование по взысканию задолженности напрямую с Костыгина. Бизнесмен, однако, решил не спешить с исполнением судебного решения, что побудило ВТБ начать розыск его имущества в России и других странах с последующим его арестом и реализацией.

ulm600.jpg
Дмитрию Костыгину грозит тюрьма за многократное уклонение от выполнения судебных предписаний

В 2019 г. банк в поиске имущества Костыгина обратился в Высокий суд правосудия БВО, и тот обязал бизнесмена предоставить банку все необходимые сведения об имеющихся у него активах стоимостью более $1000 (78,6 тыс. руб. по курсу ЦБ на 5 октября 2020 г.). Дополнительно суд наложил на все активы Костыгина такого рода обеспечительные меры.

Совладелец «Юлмарта» повторно уклонился от исполнения решения суда. Факт того, что бизнесмен по-прежнему скрывает свои дорогостоящие активы, доказали непосредственно юристы ВТБ – они обнаружили в банке La Banque Richelieu Monako в Монако принадлежащие компании Костыгина десять золотых слитков.

На это имущество российского бизнесмена в августе 2020 г. по решению суда Княжества Монако был наложен арест с целью его дальнейшей передачи ВТБ. Также в настоящее время суд Республики Кипр рассматривает заявление ВТБ об оспаривании сделки по выводу акций компаний – владельцев сетями «Рив Гош» и «Дикая Орхидея». Ценные бумаги тоже входят в список активов Костыгина, и он, считают ВТБ, переоформил их на жену одного из своих деловых партнеров.

Перечисленных фактов нарушения Костыгиным судебных предписаний оказалось достаточно для вынесения Высокого судом БВО постановления о его заочном тюремном заключении сроком на один год. Сам бизнесмен на слушание не явился.

Решение Высокого суда БВО повлечет за собой и ряд других последствий для совладельца «Юлмарта». В частности, он не сможет проводить никакие финансовые операции за пределами России – даже получение кредитов в крупных иностранных банках для него теперь недоступно.

Расцвет и падение «Юлмарта»

Интернет-ретейлер «Юлмарт» (непубличное акционерное общество «Юлмарт», НАО) был основан в 2008 г. К концу 2013 г. объем его продаж превысил $1 млрд, за счет чего он занял первое место в рейтинге «20 крупнейших онлайн-магазинов России» российского Forbes.

С крупными финансовыми проблемами «Юлмарт» столкнулся в 2016 г., и начались они из-за разногласий ее акционеров. Дмитрий Костыгин, которому на тот момент принадлежало 31,6% компании, предложил Михаилу Васинкевичу, удерживавшему 38,5% акций, внести в капитал компании дополнительные $30 млн. Васинкевич ответил отказом и попутно обратился в лондонский суд с требованием выкупа своей доли.

Также в декабре 2016 г. Васинкевич инициировал назначение управляющей компанией магазина международной структуры Alvarez & Marsal, специализирующейся на антикризисном управлении. Косыгин выступил против этого.

Конфликт Васинкевича и Костыгина привел к уходу из компании гендиректора Сергея Федоринова. За этим последовали многочисленные судебные разбирательства – например, в суде Кипра был наложен арест на активы Ulmart Holdings – головной структуры Ulmart. По утверждению Васинкевича, это сделал Михаил Скигин – партнер Костыгина.

Затем в Санкт-Петербурге по иску Костыгина было арестовано имущество самого Васинкевича на сумму 555 млн руб. Костыгин вместе с Васинкевичем были поручителями по кредиту, взятому «Юлмартом» в Газпромбанке. Кредит не был погашен, в связи с чем задолженность пришлось целиком закрывать Костыгину, который затем потребовал от Васинкевича погасить его долю от данного кредита.

С конца 2016 г. серьезные претензии к компании Костыгина стали выдвигать и банковские кредиторы. В частности, требования о банкротстве ряда структур Ulmart планировал подать банк «Уралсиб», задолженность ритейлера перед которым на тот момент составляла 765 млн руб. Однако весной 2017 г. стороны достигли соглашения о реструктуризации данной задолженности.

К лету 2017 г. у «Юлмарта» назрел конфликт со Сбербанком. «Сбербанк-факторинг» (дочернее общество Сбербанка) выиграло в Арбитражном суде Москвы иск к НАО «Юлмарт» о взыскании задолженности на сумма 780 млн руб. Сумма включала в себя основную задолженность на 706 млн руб. и пени.

Ранее Арбитражным судом Москвы был удовлетворен другой иск «Сбербанк-факторинга» к НАО «Юлмарт» – на 440 млн руб. То есть всего Сбербанк на тот момент времени отсудил у Ulmart 1,2 млрд руб.

Как Костыгин окончательно потерял «Юлмарт»

К началу октября 2017 г. долг «Юлмарта» Сбербанку превысил 1,5 млрд руб. 11 октября 2017 г. Следственный комитет России (СК) арестовал Дмитрия Костыгина на двое суток.

В этот же день Управление экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти провело обыски в жилых квартирах Костыгина, экс-гендиректора «Юлмарта» Сергея Федоринова и у Олега Морозова – одного из кредиторов компании.

Следственные действия происходили в рамках уголовного дела, возбужденного по заявлению Сбербанка. Банк обвинил Морозова, Костыгина и Федоринова в мошенничестве при получении кредита на сумму более 1 млрд руб.

В октябре 2017 г. Дмитрий Костыгин был помещен под домашний арест. Выпустили его лишь в ноябре 2018 г. – бизнесмен вышел под залог в 25 млн руб. Его внесла компания «Любимый край», совладельцем которой он является.

В конце декабря 2017 г. в «Юлмарте» началось крупномасштабное сокращение штата. Работы лишились около 3000 человек – их заставили написать заявления об увольнении по собственному желанию.

Следующим этапом на пути «Юлмарта» к своему закату стала инициация в июне 2018 г. в НАО «Юлмарт» по решению Петербургского арбитража процедуры наблюдения. В октябре 2018 г. Михаил Васинкевич был признан банкротом по иску Дмитрия Костыгина (номер дела А56-119160/2017), который Костыгин подал в декабре 2017 г. Он требовал от своего партнера 405 млн руб. долга – эти деньги Костыгин выплатил по кредиту в 555 млн руб. в Газпромбанке. Сам Костыгин на момент признания Васинкевича банкротом находился под следствием по делу о мошенничестве в сфере кредитования (ч. 4 ст. 159.1 УК РФ) в связи с обвинением Сбербанка.

Финалом истории «Юлмарта» как компании стало принятие в середине февраля 2020 г. Арбитражным судом Санкт-Петербурга решения о признании ее банкротом. «Прекратить процедуру наблюдения в отношении НАО “Юлмарт”. Признать его несостоятельным (банкротом)», – говорится в документе. Вердикт опубликован на сайте картотеки арбитражных дел (номер карточки А56-78582/2016). В документе также сказано, что в отношении ретейлера вводится процедура конкурсного производства сроком на шесть месяцев.