Спецпроекты

Борис Нуралиев: Поставщики ИТ России не боятся ВТО

Бизнес
В нашей стране есть технологии, достойные на равных конкурировать с лучшими западными аналогами. К сожалению, отечественным разработчикам ПО приходится вести борьбу на два фронта: законодатели не спешат упрощать жизнь компаниям, вынуждая их переносить экспортное производство за границу. В интервью корреспонденту CNews директор «1С» Борис Нуралиев излагает свое видение актуальных проблем российского ИТ-рынка и рассказывает о приоритетных направлениях развития компании. CNews: Считаете ли вы, что у «1С» есть технологии, которые можно противопоставить решениям ведущих западных поставщиков?

Борис Нуралиев: Мы считаем, что реализованные в «1С:Предприятии» технологические и архитектурные решения во многом предвосхитили общемировые тенденции развития бизнес-систем, ряд технологических решений не имеет известных нам аналогов. В первую очередь, это построение системы автоматизации как технологической платформы и реализуемых на ней прикладных решений. Сейчас такой подход становится общепризнанным, софтверные поставщики мирового калибра готовят к выпуску свои платформенные решения или приобретают чужие. Мы пошли этим путем уже давно - «1C:Предприятие» (версия 7) была задумана в 1994 году, начала продаваться с 1996 года, и с тех пор продажи растут. Восемь лет в нашей индустрии – очень большой срок, мало какие технологии выдержали такую проверку временем и доказали свою успешность почти на миллионе предприятий.

То, что российские технологии вполне конкурентоспособны на мировом рынке, очень хорошо иллюстрирует ситуация в области игровых программ. Когда мы только приступали к их разработке, западный рынок уже вовсю существовал и поставлял игры в нашу страну. Теперь наблюдается обратная тенденция. Мы очень гордимся, что «1С» как издатель работает почти со всеми сильными командами разработчиков игр в стране, наши игры стоят на полках американских магазинов и занимают верхние строчки мировых рейтингов. Из собственных разработок самый большой наш успех – это авиасимулятор «Ил-2: Штурмовик», с которым мы впервые вышли на американский рынок в ноябре 2001 года, а в марте 2003 года уже выпустили его сиквел – «Забытые сражения». Сиквел значительно потеснил американских конкурентов (среди которых самый именитый – корпорация Microsoft) на их же площадке, и сейчас мировые чемпионаты по авиасимуляторам, которые признаны и Федерацией компьютерного спорта, и Федерацией авиационного спорта, проводятся на нашем "Ил-2 Штурмовик: Забытые сражения».

CNews: Насколько высоко вы оцениваете потенциал российского рынка компьютерных игр в целом?

Борис Нуралиев: Внутренний потенциал легального российского рынка достаточно велик – в розничных ценах, по самым приблизительным оценкам, - где-то за $200 млн. Игровой проект может стоить десятки тысяч, сотни тысяч, миллионы долларов, но десятки миллионов – крайне редко. И такие деньги вполне можно найти внутри России. Разработка игр требует высокой креативности, а с этим у нашего народа всегда было хорошо; требует хорошего программирования, и тоже общеизвестно, что в России хорошие программисты есть; требует изобразительной культуры, и здесь также находится немало самородков, благо страна довольно большая. Мы собираем лучших художников как со всей России, так и из ближнего зарубежья. Что касается игр вообще – во-первых, они должны быть играбельными, во-вторых – красивыми, и, что очень важно, – технологичными. Все эти составляющие российские разработчики игр в состоянии обеспечить, причем на самом высоком уровне, что и объясняет интерес западных компаний к России не только как к рынку сбыта. Хотя, безусловно, потенциал рынка велик, и можно ожидать, что он будет и дальше расти.

CNews: А как вы считаете, есть ли надежда на то, что нормативное регулирование законодательства в сфере экспортной разработки ПО изменится к лучшему? Делает ли «1С» что-то для этого?

Борис Нуралиев: Мы делаем то, что можем, больше стараемся действовать через разные отраслевые ассоциации, потому что в данном случае это не личный интерес фирмы «1С», а интерес всего сообщества. Дело в том, что и «1С», и любая другая фирма лично для себя эту проблему решить может. Мы, например, производство «1С: Предприятия» для экспорта вынесли на Украину, из России стараемся ничего не продавать (этот факт даже упоминался на тематическом заседании Правительства 18 ноября 2004 г.)

Разработка ПО – это не нефтяная скважина, которую невозможно сдвинуть с места. В области программного обеспечения искусственно воздвигнутые барьеры для экспорта приводят к тому, что созданное в России ПО успешно продается фирмами других стран. На западных выставках я вижу много соотечественников под логотипами американских, немецких и других иностранных фирм. Этот бизнес действительно может легко и легально уйти в другие страны, и мы пытаемся это объяснить правительству и чиновникам. Например, недавно наша отраслевая ассоциация НП ППП написала запрос в Минфин по поводу трактовки налогового кодекса в части обложения НДС прав на использование программного обеспечения, которое продается за рубеж. Согласно новой трактовке налогового кодекса, если мы написали бухгалтерскую программу и продаем ее за рубеж, например, в Эстонию или Америку, но при этом продаем не исключительные права на всю разработку, а лицензии для отдельных пользователей по одной штуке копии программы, то НДС платить надо здесь, в России, хотя раньше этого не требовали. А вот если западная компания разработает такую программу и будет продавать ее в России, то она НДС платить не должна. Правда, в законодательстве есть другие моменты, из-за которых этой возможностью вряд ли станет реально пользоваться кто-то из импортеров, но сам подход законодателей вызывает оторопь. Сейчас Дума рассматривает поправки в Налоговый кодекс, и есть надежда, что наряду с улучшениями по НДС в интересах разработчиков заказных программ («офшорное программирование») будут исправления ситуации для поставщиков готовых продуктов, хотя бы до уровня, принятого в большинстве стран.

Можно отметить, что если внутри страны, несмотря на массу спорных, противоречивых шагов, многое было сделано для того, чтобы небольшой бизнес стал более легальным, чтобы ему проще стало работать (скажем, упрощенная система налогообложения), то для экспорта пока не видно никакой помощи, а одни лишь постоянно возводимые барьеры. И если нас пугают вопросами типа «А не боитесь ли вы, что после вступления в ВТО вам станет труднее работать», я бы ответил, что ни одно ВТО не придумает столько входящих барьеров для программного обеспечения, как наша страна придумала исходящих. При том, что ПО – это не нефть и не человеческие органы, и не может быть ситуации, что его все вывезли из страны и больше компьютерных программ в России не осталось. Я бы очень хотел, чтобы российское законодательство поддерживало экспорт несырьевой продукции. Сейчас заметно внимание к экспорту программистских услуг - это тоже нормальное направление, в любом случае для страны лучше, чтобы наши программисты работали по аутсорсингу здесь, а не уезжали к западным работодателям насовсем. Но реальную прибыль и высокую репутацию на мировом рынке дает в первую очередь экспорт готовой продукции – именно его надо всемерно поощрять, неважно, ПО хотят экспортировать российские фирмы, матрешек или жаропрочные лопатки для турбин.

CNews: А что вы думаете о более светлой и активно продвигаемой сегодня идеи государства – технопарках? Готова ли «1С» работать в одном из таких проектов?

Борис Нуралиев: Конечно, не хотелось бы заранее отказываться от таких возможностей, посмотрим, что из этого всего выйдет. Мне кажется, что сама идея появления технопарков, особенно то, что она поддержана на самом высоком уровне, президентом страны, министрами, уже само по себе положительный пример ориентации на технологическое, несырьевое развитие национальной экономики, который привлек внимание и общества, и нашего немалочисленного чиновничества, и уже поэтому мне очень нравится.

CNews: В отличие от многих других компаний на рынке, совсем немного известно о планах «1С». Какие задачи вы ставите перед компанией?

Борис Нуралиев: Мы особо не публикуем свои планы, но в общих чертах видно, что мы делаем: совершенствуем «1С:Предприятие», чтобы оно покрывало все большие сегменты рынка - увеличивались тиражи и наше там присутствие; развиваем наше направление игровых и образовательных программ, предпринимаем усилия, чтобы увеличить покрытие как стран бывшего СССР, так и дальнего зарубежья; усиливаем свое направление по дистрибуции чужого софта. Словом, развитие будет идти по всем нашим направлениям.

CNews: Те усилия, которые вы будете предпринимать – направлены ли они в конечном итоге на то, чтобы «1С: Предприятие» стало полноценной ERP-системой?

Борис Нуралиев: Сам стандарт ERP задает очень высокую планку. Полностью ему соответствуют разве что совершенно гигантские системы двух-трех западных поставщиков. При этом менее крупные, но тоже широко известные и применяемые программы, которые обычно называют ERP или «класса ERP», в полном объеме не выполняют реальных требований этого стандарта, причем не потому, что их разработчикам не хватает на это времени . Дело тут в другом: средним предприятиям требования ERP в полном объеме не нужны – их слишком много. Даже если такому предприятию бесплатно достанется лицензия на «настоящую» ERP-систему, разбираться с ней и выполнять все требования, которые она выдвигает к предприятию, будет излишне дорого. Поэтому нельзя сказать, что наша система является неполноценной: просто она соответствует своим потенциальным клиентам. Функционал растет, и уже можно сказать, что многое из того, что «1С: Предприятие» делает, другие называют ERP-системой. Но, строго говоря, это не так, хотя система и относится к данному направлению.


Точки роста

На какие проекты расходуется четвертый по величине региональный ИКТ-бюджет

Игорь Никитин

министр ИТ Пермского края

Тема месяца

Почему программные роботы стали вдруг так популярны?

В связке с ИИ они способны выполнять контрольные и управленческие функции.