Разделы

Наука Бизнес

Венчурные инвестиции: остановка по требованию правительства

Выступая с посланием к Федеральному Собранию, президент России обошел своим вниманием технологическую политику. По-видимому, одной из причин этого стали определенные успехи 2003 года, особенно — в сфере венчурного финансирования. Но обширная тень административных «многоходовок» в правительстве постепенно затмевает эти результаты и начинает тормозить разворачивание инновационной системы в целом.

Несколько месяцев назад1, 24 февраля, Владимир Путин отметил, что необходимо развивать венчурное финансирование и международную технологическую кооперацию. Более того — перейти к активному дипломатическому сопровождению российских разработчиков и инновационных компаний на международном рынке.2

Напомним, что в середине 2003 г. председатель правительства РФ подписал распоряжение об утверждении Плана мероприятий по стимулированию инноваций и развитию венчурного инвестирования на период 2003–2005 гг.3 (Такому шагу в немалой степени способствовала разработка концепции развития венчурной индустрии в России4 под непосредственным руководством и покровительством со стороны Андрея Фурсенко.5) Отметим, что ранее Владимир Путин в своем послании Федеральному Собранию РФ 2002 г. (18 апреля 2002 г.) вполне определенно высказался о необходимости «встроиться в мировой венчурный рынок капитала»6.

Рождение национальной модели венчурного инвестирования

Несмотря на 10-летнюю историю венчурных инвестиций в России, отечественные венчурные фонды долгое время попросту не появлялись. Такая ситуация продолжалась до 2003 г.7 Лето 2003 г. стало знаковым для отечественной венчурной индустрии — было создано целых четыре отечественных фонда. С одной стороны — это серьезный прорыв, но, с другой — весьма немного для России в целом.

«Нет такого бумового движения, как этого хотелось бы. Венчурные фонды в классическом виде в России не создаются, как это ни печально, — отмечает в интервью CNews.ru Павел Гулькин, генеральный директор компании «Аналитический центр „Альпари СПб“», эксперт Фонда «Центр стратегических разработок Северо-Запад». — В большинстве случаев речь идет о выделении части бюджетов промышленных предприятий на эту (венчурную) деятельность».

Сбор новых венчурных фондов8 в России9
(российские, созданы в течение Q2–4 2003 г., млн. $)

Сбор новых венчурных фондов в России

Источник: РАВИ, Фонд ЦСР10, 2003 г.

Внимание! CNews.ru предлагает исследовательский отчет «Венчурные и прямые частные инвестиции в РФ: 1994–2001 гг. Статистическое и аналитическое исследование».

Полный текст отчета за 1994–2001 гг. (100 стр.) включает подробную информацию о рисковых инвестициях в российские предприятия и содержит 38 тематических графиков и таблиц, а также паспорта фондов и компаний, получивших венчурное инвестирование. К отчету прилагаются три книги, посвященные оценке стоимости и ценообразования в венчурном инвестировании и при выходе на рынок первоначального публичного предложения акций (IPO), практике IPO, а также теории и российской практике венчурных и прямых частных инвестиций за прошедшее десятилетие (новая книга). Со словарем IPO-терминов можно ознакомиться здесь.

На десятом году истории венчурного капитала в нашей стране появилась собственная национальная модель венчурных инвестиций. «Здесь можно говорить об изменении подходов к венчурному финансированию в России, — продолжает Павел Гулькин. — В нашей стране венчурные фонды создаются крупными финансово-промышленными группами в виде кэптивных или полу-кэптивных фондов. Их основная отличительная особенность в том, что эти фонды создаются не вовне, а внутри крупных компаний, в отличие от широко пропагандируемой ранее в России традиционной модели обособленных венчурных образований. Главной целью таких фондов (кэптивных11 и полу-кэптивных12 фондов) является поиск, отбор и финансирование инновационных проектов, которые находятся в орбите основного бизнеса крупных корпоративных структур».

В данном случае система рискового финансирования направлена на инвестиции в новые технологически ориентированные бизнесы (а не корпоративные НИОКР). Преимущество таких фондов еще и в том, что их управляющие компании, могут «как при сборе средств, так и при прогнозировании развития инвестируемых компаний, опираться на всю ресурсную базу ФПГ. Это, несомненно, создает весомые конкурентные преимущества для вновь образованных бизнесов. Такая модель практически нивелирует риск рыночного банкротства, поскольку в дополнение к контрольным функциям инвесторы берут на себя и значительную часть бизнес-риска»13.

В то же время, основные объекты рисковых инвестиций — новые технологии и инновации — все еще в очень малой степени интересуют венчурные фонды, действующие в нашей стране. С другой стороны, ранее эти фонды вовсе не интересовались14 такого рода бизнесами, и поэтому здесь можно констатировать некоторое изменение к лучшему. При этом, в III и IV Российских венчурных ярмарках (2002 и 2003 гг., соответственно) доля высокотехнологичных компаний превышала 65%. В то же время, наиболее успешной и представительной для компаний, работающих на ниве высоких технологий, стала именно III Венчурная ярмарка (2002 г., Санкт-Петербург).

Венчурные ярмарки можно рассматривать как катализатор и показатель заинтересованности компаний в инвестициях. Однако такие оценки остаются по большей части умозрительными, так как имеются лишь обрывочные данные об эффективности самих ярмарок для заключения инвестиционных и другого рода контрактов. В то же время, венчурные ярмарки прямо свидетельствуют о нарастании общего числа заинтересованных в участии компаний и процента высокотехнологичных фирм среди компаний-участниц (правда, возраст самих компаний не уменьшается).

На этом фоне проведение первой региональной ярмарки в Перми (IV Российская венчурная ярмарка, 2003 г.) показало весьма низкий уровень готовности региональных быстрорастущих инновационных компаний к венчурным инвестициям (таков вердикт инвесторов, имевших возможность сравнить компании-участницы III и IV венчурных ярмарок). Этот и другие подобные факты весьма убедительно свидетельствуют о высокой зависимости темпов развития высокотехнологичного сектора в России от инфраструктурных усилий, в первую очередь — со стороны государственных институтов и фактических ориентиров верховной власти страны.

Российские венчурные ярмарки (2000–2004 гг.)

Российские венчурные ярмарки (2000-2004 гг.)

Источник: РАВИ, 2004 г.

Распределение компаний-участниц венчурных ярмарок (2000–2003 гг.)

  • По отраслям экономики
  • Распределение компаний-участниц венчурных ярмарок (2000-2003 гг.) по отраслям экономики

    Источник: РАВИ, 2004 г.

  • По федеральным административным округам
  • Распределение компаний-участниц венчурных ярмарок (2000-2003 гг.) по федеральным административным округам

    Источник: РАВИ, 2004 г.

    Владимир Макаров, ДИТ Москвы: За 10 лет ЕМИАС стал огромным брендом, объединившим 221 информационную систему
    ИТ в госсекторе

    Фактически, как отмечает Павел Гулькин, массовые инвестиции в российские компании начались с 1997 года, хотя решение глав государств «Большой восьмерки» о выделении России $300 млн. на развитие венчурного инвестирования в национальные компании было принято в Токио в июле 1993 г. Несмотря на обрушение финансового рынка в 1998 г., достигнутые результаты были если не блестящими, то весьма хорошими. Так, по данным исследования «Венчурные и прямые частные инвестиции в РФ: 1994–2001 гг. Статистическое и аналитическое исследование», объем совершенных венчурных и прямых частных инвестиций в Российской Федерации в 1994 г. составил всего $6,773 млн., а в 2001 году — уже порядка $124 млн. Пик пришелся на 1999 г. и оценивается в $149,5 млн.15 При этом, к настоящему времени, сделки с компаниями, относимыми к сектору высоких технологий, оцениваются одним-двумя десятками.

    Коллективный административный барьер

    Около года назад верховная власть страны продемонстрировала усиление внимания к технологической и инновационной политике на самом высоком уровне.16 Эти меры дали свои положительные результаты.17 Именно на второй-четвертый кварталы пришлось создание российских венчурных фондов — рождение национальной модели венчурного капитала.

    Однако неоднократные перестановки в правительстве и переформирование ведомств привели к рассредоточению ответственности за построение национальной инновационной системы. К тому же, вице-премьерАлександр Жуков вряд ли сможет эффективно координировать такого рода работы (хотя бы потому, что он отягощен многими сферами ответственности и построение национальной инновационной системы явно не входит в число основных приоритетов вице-премьера). Так как межведомственное взаимодействие практически не работает, ситуация со временем только усугубляется. Инновациям в разных отраслях содействуют, по крайней мере, министерство промышленности и энергетики, министерство информационных технологий и связи, министерство науки и образования, министерство экономического развития и торговли.

    6 простых шагов: как импортозаместить решения в сфере информационной безопасности
    Импортозамещение

    До отставки правительства (25 февраля 2004 г.) и ведомственных перестановок на министерство промышленности, науки и технологий органично накладывалась инновационная цепочка, от возникновения идеи до ее материализации в продукте и бизнесе. Соответственно, департамент инноваций мог обеспечивать поддержку всему циклу развития инновационного бизнеса. Теперь, когда эта связь разорвана, а сами рычаги поддержки и ответственность распылены по разным ведомствам, ситуация с государственной поддержкой инноваций напоминает дитя с семью няньками. Фактически, можно говорить о ликвидации «штаба инновационной деятельности». Конечно, Андрей Фурсенко не отказывается от темы, с которой и ради которой он пришел в правительство, но объем его полномочий в новой административной структуре существенно урезан. На общем фоне послереформенного устройства утверждение положения о Федеральном агентстве по науке и инновациям выглядит слабым утешением. Налицо — очевидный разрыв между реальными потребностями экономики (неоднократно и с высоких трибун озвучиваемыми) и увлечением администрированием. Результат — государственная политика поддержки инноваций как самостоятельное и стратегическое направление просто выпали из системы государственного институционального обеспечения.

    Неудивительно, что вопрос о внедренческих (технологических) зонах вновь отложен, как и другие инфраструктурные вопросы. Создается впечатление, что административные преобразования 2004 г. стали большим коллективным тормозом для новой растущей несырьевой экономики знаний. И просвета на этом темнеющем небосклоне пока не предвидится.

    Сергей Шалманов / CNews.ru


    1. Из выступления Владимира Путина 24 февраля 2004 г. на совместном заседании Совета безопасности РФ, Президиума госсовета РФ и Совета по науке и высоким технологиям при президенте России.
    2. «…Нужно смелее отказываться от уже изживших себя форм преференций. Разумной альтернативой здесь остается максимальное предоставление экономической свободы при создании благоприятных условий конкуренции… за счет развития… венчурного финансирования, международной технологической кооперации. А также — активного дипломатического сопровождения российских разработчиков и инновационных компаний на международном рынке», — из выступления Владимира Путина 24 февраля 2004 г. на совместном заседании Совета безопасности РФ, Президиума госсовета РФ и Совета по науке и высоким технологиям при президенте России.
    3. План предусматривает «развитие и регулирование деятельности региональных и отраслевых венчурных фондов с государственным участием», — распоряжение подписано председателем правительства РФ Михаилом Касьяновым 21 августа 2003 г.
    4. Проект концепции развития венчурной индустрии в России (государственной системы стимулирования венчурных инвестиций) был представлен общественности в ноябре 2002 г., с ее основными положениями можно ознакомиться здесь (по дате представления проекта концепции — 13 ноября 2002 г.).
    5. Андрей Фурсенко (ныне — министр образования и науки) был приглашен Ильей Клебановым на работу в министерство промышленности, науки и технологий на должность первого заместителя министра в ноябре 2001 г.. (До назначения Андрей Фурсенко работал директором Регионального фонда научно-технического развития Санкт-Петербурга и главой Венчурного инновационного фонда.)
    6. «Научные результаты и высокие технологии — конкурентоспособны, что подтверждается фактом работы в нашей стране многих зарубежных венчурных фондов… В этой связи правительству следует помочь российским разработчикам встроиться в мировой венчурный рынок капитала…», — из послания президента России Владимира Путина Федеральному Собранию Российской Федерации 18 апреля 2002 года.
    7. Правда, в 2000 г. при участии правительства России был создан первый российский «фонд фондов» — Венчурный инновационный фонд (ВИФ). Он был представлен на I Российской венчурной ярмарке, его главой стал Андрей Фурсенко (ныне — министр образования и науки России). Правда, до 2003 г. ВИФ фактически не работал, отчасти, из-за принятых невыгодных условий его участия в создании венчурных фондов. Первая сделка была осуществлена в декабре 2002 г., но по факту совершения стала «мертвой» по причине множества оговорок, сделанных при ее заключении.
    8. Фактически, названные фонды — кэптивные и полу-кэптивные, то есть указанные в диаграмме объемы средств (млн., долл.) резервируются, но не отчуждаются от материнской финансово-промышленной группы.
    9. Новые зарубежные венчурные фонды в 2003 г. в России не появились.
      Кроме названных, в 2003 г. концерн «Вятка-Лес-Инвест» преобразовал созданную несколько лет назад дочернюю «Лесную венчурную компанию» в специализированную фирму, отвечающую за реализацию своих проектных биотехнологических направлений. Финансирование проектов концерна осуществляется как за счет внутренних ресурсов материнской компании, так и с использованием привлекаемых инвестиционных кредитов.
      Источник: «Российская модель синергии: реструктуризация, модернизация и венчурное финансирование». Павел Гулькин, 27 окт. 2003 г., 3i.ru
    10. По данным Павла Гулькина, эксперта Фонда «Центр стратегических разработок Северо-Запад»
    11. Кэптивным называется зависимый или полузависимый инвестиционный фонд, инвестирующий исключительно в интересах своей материнской организации. В качестве материнской компании может выступать обычная корпорация, финансовая корпорация, страховая компания, университет и т.д. Наиболее типичной чертой такого фонда является то, что он имеет возможность инвестировать капитал только вышестоящей организации, поскольку у него отсутствуют сторонние инвесторы. Другой отличительной особенностью такого фонда является отсутствие конечного срока существования. Как правило, такие фонды являются «вечнозелеными», т.е. у них отсутствуют ограничения по объему капитала, находящегося в управлении, поскольку материнская компания может как вносить дополнительный капитал, так и изымать его по своему усмотрению. Такой подход осложняет расчет движения наличности, поскольку находящийся под управлением капитал не представляет собой неизменной величины. Еще одной отличительной особенностью такого фонда является отсутствие статьи расходов по управлению для управляющей компании и «вознаграждения для управляющих» при распределении прибыли, хотя некоторые компании предусматривают использование «компенсационных схем» для инвестиционных специалистов, расчет которых во многом аналогичен калькуляции «вознаграждения для управляющих».
      Источник: «Российская модель синергии: реструктуризация, модернизация и венчурное финансирование». Павел Гулькин, 27 окт. 2003 г., 3i.ru, — по материалам «The Addition of Venture Capital and Private Equity Provisions and Guidance to the Global Investment Performance Standards (GIPS®) Standards» Association for Investment Management and Research Professional Standards & Advocacy Department, 1999.
    12. Полу-кэптивные фонды: Гибридные инвестиционные инструменты, сочетающие инвестиции как материнской компании, так и сторонних инвесторов. Такие фонды, как правило, устанавливают величину расходов по управлению для управляющей компании и принципы расчета «вознаграждения для управляющих», как и традиционные венчурные фонды, однако, как и полностью зависимые фонды, они также являются «вечнозелеными» (т.е. не имеют ограничений по времени существования). Кроме того, они не являются полностью независимыми, но могут быть закрытыми, поскольку число инвесторов в них является фиксированным.
      Источник: «Российская модель синергии: реструктуризация, модернизация и венчурное финансирование». Павел Гулькин, 27 окт. 2003 г., 3i.ru, — по материалам «The Addition of Venture Capital and Private Equity Provisions and Guidance to the Global Investment Performance Standards (GIPS®) Standards» Association for Investment Management and Research Professional Standards & Advocacy Department, 1999.
    13. Источник: «Российская модель синергии: реструктуризация, модернизация и венчурное финансирование». Павел Гулькин, 27 окт. 2003 г., 3i.ru
    14. Согласно аналитическому исследованию «Венчурные и прямые частные инвестиции в РФ: 1994–2001 гг. Статистическое и аналитическое исследование», среди 225 компаний, получивших за эти годы венчурные/прямые частные инвестиции, сугубо высокотехнологичных компаний — 6–7 и еще 7–8 компаний можно достаточно условно отнести к высокотехнологичным.
    15. Оценки объема совершенных венчурных и прямых частных инвестиций, сделанные разными экспертами, могут существенно различаться между собой, так как зависят от выбранной методики подсчета.
    16. В апреле 2003 года был назначен вице-премьером Борис Алешин. Фактически была восстановлена должность Ильи Клебанова, которого в 2002 году отправили на «понижение» в Минпромнауки. Борис Алешин, помимо прочего (административной реформы), должен был курировать реформирование ОПК (оборонно-промышленного комплекса) и инвестиции в технологические разработки, в том числе, — венчурное инвестирование.
    17. Уже в мае 2003 г., выступая на семинаре «Коллективные инвестиции и венчурный капитал» (28 мая 2003 г.) зампред правительства России Борис Алешин подчеркнул, что необходимо проанализировать причины слабого развития венчурного инвестирования, в том числе, понять, почему не работает так, как ожидалось, первый Российский коммерческий венчурный фонд, созданный в 2002 году с участием государства (то есть ВИФ — см. выше).