Спецпроекты

Александр Тараторин, Росбанк

Александр Тараторин, Росбанк:

Для развития банковских приложений экспертиза по ним должна присутствовать внутри банка

Банки делают все больший упор на универсальные технологические инструменты. Но это не будет иметь никакого значения, если не достичь максимально позитивного клиентского опыта. Поэтому российские банки на волне пандемии в первую очередь обновляют свои мобильные приложения. О том, к какому эффекту это должно привести, в интервью CNews рассказал Александр Тараторин, директор по информационным технологиям Росбанка.

CNews: Расскажите, какие тенденции сейчас наиболее заметны в российском финтехе?

Александр Тараторин: В первую очередь я бы отметил постепенное сближение, взаимопроникновение и интеграцию продуктов и сервисов, которые предоставляют традиционные игроки (банки и финансовые компании), «взрослые» технологические компании и новые игроки — стартапы. Пока непонятно, какая из моделей окажется более эффективной, но пока на рынке есть место и для универсальных гигантов, и для более специализированных финансовых организаций.

Вторым трендом я бы назвал экстренную тотальную цифровизацию. Пандемия резко ускорила процессы перехода к цифровому предоставлению продуктов и сервисов, и то, что раньше финансовые организации планировали делать в этой части в течение нескольких лет, сейчас делается в форсированном режиме.

CNews: Какие ключевые изменения произошли на банковском рынке в контексте стека используемых технологий за последний год? Какие направления стали наиболее популярны, а какие постепенно утрачивают свою актуальность?

Александр Тараторин: В контексте технологий банки делают все больший упор на универсальные передовые технологические инструменты — это и стек больших данных, и целый набор популярных фреймворков для мобильной и веб-разработки. Технологии «старой школы» все больше попадают в нишевую зону, они будут востребованы еще в течение многих лет, но объем их использования ограничен.

CNews: В каких решениях и технологиях заинтересованы сегодня российские банки? В чем заключается отечественная специфика ИТ-сопровождения в банковском секторе?

Александр Тараторин: Российские банки, как, впрочем, и банки в любой стране мира сейчас, заинтересованы в гибких, быстро развиваемых, масштабируемых и надежных системах, которые закроют все потребности (а их — колоссальный объем) по переводу всех банковских продуктов и процессов в цифровую форму, разработке и внедрению новых продуктов и сервисов и т.д. Подходы к реализации этих потребностей разные: кто-то из банков покупает и докручивает под себя готовые решения, кто-то делает их с нуля собственными силами.

CNews: Есть ли у вашего банка отдельная ИТ-стратегия? Какие положения в ней зафиксированы?

Александр Тараторин: У Росбанка есть отдельная ИТ-стратегия, которая поддерживает реализацию бизнес-стратегии и общебанковскую трансформацию. Ее основные направления: постановка организационной модели «на рельсы» гибких методологий во всех подразделениях, которые занимаются развитием и сопровождением; обеспечение команд «полного цикла» всеми необходимыми возможностями для самостоятельной разработки, наделение лидеров полномочиями и ответственностью за результат как в плане развития, так и в плане сопровождения; тотальная автоматизация всех производственных ИТ-процессов. Кроме того, мы работаем над постепенной миграцией от монолитной архитектуры к модульным и микросервисным приложениям, а также фокусируемся на использовании свободного ПО.

Александр Тараторин: В контексте технологий банки делают все больший упор на универсальные передовые технологические инструменты

В отличие от классических стратегий, наша — не waterfall-проект, а типичная для продуктового развития история с верхнеуровневым видением будущего на годы вперед, но, при этом, с бэклогом из конкретных шагов, реализуемым относительно короткими итерациями.

CNews: Каким образом выглядит ваша схема управления ИТ? Какие группы и какие департаменты у вас созданы внутри ИТ-блока? Какова их численность?

Александр Тараторин: В ИТ Росбанка входят две основные группы подразделений — это бизнес-ИТ и ядро-ИТ. К первой группе относятся департаменты, которые занимаются разработкой, внедрением и сопровождением решений для конкретного домена банка — ритейл, корпоративный бизнес, операционные подразделения и т.д. В этих подразделениях суммарно числится порядка 50% сотрудников ИТ. Во вторую группу входят департаменты, которые занимаются развитием и поддержкой общебанковских платформ, сервисов и инфраструктуры, а также обеспечивают централизованные функции. Здесь находится вторая половина сотрудников ИТ.

CNews: Как вы осуществляете разработку? Самостоятельно или с привлечением аутсорсеров? Как выстроены процессы разработки при совместной работе?

Александр Тараторин: Мы стремимся к тому, чтобы разрабатывать жизненно важные приложения самостоятельно, в совместных бизнес-ИТ командах, работающих по гибким методологиям. Внешние компании могут помогать своими ресурсами или экспертизой на начальном этапе жизни важных приложений, например, сейчас мы работаем над новой версией онлайн-банка вместе с одним из наших партнеров — компанией SimbirSoft. При этом для успешного развития приложений экспертиза по ним должна присутствовать и внутри банка. Также мы готовы отдавать на аутсорсинг развитие и поддержку приложений, которые не критичны или развиваются недостаточно активно, чтобы оправдать наличие внутри банка специализированной команды.

CNews: Расскажите, какие ключевые ИТ-проекты были реализованы в банке в последнее время?

Александр Тараторин: За последний год мы внедрили целый ряд проектов по диджитализации своих продуктов и каналов. Здесь и новое мобильное приложение для частных клиентов, и онлайн-ипотека, и онлайн-рефинансирование кредитов, и запуск целого ряда новых цифровых продуктов. В рамках подготовки к предстоящему присоединению Русфинанс Банка к Росбанку мы унифицировали все процессы обслуживания клиентов, интегрировали наши системы с системами целого ряда партнеров, перевели обслуживание пластиковых карт на внутренний процессинг банка.

CNews: Как вы считаете, каким должен быть сайт современного банка? Что наиболее важно для пользователя? Как был реализован ваш новый корпоративный сайт? Что в нем появилось нового?

Александр Тараторин: Сайт современного банка должен быть простым, лаконичным, удобным, ориентированным на мобильные устройства и при этом полностью функциональным. Сайт Росбанка был признан лучшим в категории «Корпоративный сайт» и стал бронзовым призером в номинации «B2b-проект» престижного восточноевропейского конкурса Tagline Awards в конце прошлого года, обогнав не только сайты банков, но и других компаний. За счет чего? При создании сайта использовался подход mobile first, что нашло отражение не только в интерфейсе, но и существенно повысило скорость работы сайта. С точки зрения визуальной концепции сайт следует современному тренду на простоту и минимализм. Отсутствие лишних интерфейсных элементов и информационного шума позволяет пользователям быстрее найти нужную информацию или функцию, а современные дизайн-решения делают взаимодействие с сайтом простым и интерактивным.

CNews: Какие тенденции, на ваш взгляд, будут актуальны в финтехе в течение ближайшего года?

Александр Тараторин: Я ожидаю развития обеих историй — и тотальной цифровизации, и продолжения взаимопроникновения и интеграции различных игроков рынка. Еще один явный тренд — консолидация финтех-отрасли. Сейчас у финтех-стартапов мало шансов реализовать свой потенциал самостоятельно, поэтому многие вливаются в состав крупных игроков или находят себе стратегических партнеров.

Вернуться на главную страницу обзора