Разделы

Бизнес

Тайны Linux-скандала: суды, кражи и самоубийства

Банкротство компании SCO Group – логичное завершение её попытки "постричь" Linux, с немалым шумом начатой в 2003 году, подошла к логическому завершению. Получить деньги за лицензирование несуществующей "интеллектуальной собственности" не удалось, а сотрудники, ранее излагавшие линию компании, теперь сами занимаются Linux-бизнесом. В августе суд постановил, что (якобы нарушенные) авторские права на Unix вообще принадлежали не SCO, а Novell... Что стало причиной странного решения SCO: бросить относительно успешный Linux-бизнес и заняться борьбой с огромным сектором индустрии? На какие последствия для компьютерной индустрии рассчитывали авторы скандала, и какими эти последствия будут на самом деле?

Новый гендиректор, Роберт Франкенберг, тут же "сбросил" приобретения Ноорда. Он решил сконцентрировать компанию на развитии проверенного бизнеса – сетевых решений на основе Netware. Ничего хорошего для Novell из этого не вышло: вскоре Microsoft начала своё победное шествие на сервер. Novell меняла маркетинговые подходы и генеральных директоров, но её рыночная доля неуклонно падала. У варианта Ноорда были, конечно, не стопроцентные шансы; но попытка держаться за прошлое шансов не имела вовсе. В 2000 году менеджеры компании даже выкрасили волосы в красный цвет, а вице-президент по маркетингу выбрил на голове букву N – но это не вернуло компании рыночную долю.

Вторая попытка Рэя Ноорда

Рэй Ноорда покинул Novell, но у него остался немалый капитал. И возраст не помешал Рэю продолжить бизнес. Ноорда основал венчурную компанию Canopy Group. Её официальной целью была поддержка ИТ-бизнеса в штате Юта (благодаря Novell Юта стала считаться одним из центров такого бизнеса, хотя и не столь заметным, как Калифорния).

Неофициально же Ноорда хотел, вероятно, продолжить сражение с Microsoft, пусть и вне стен прежней фирмы. На деньги Canopy несколько групп бывших сотрудников Novell основали новые фирмы, чтобы развивать свои проекты, "зарубленные" Франкенбергом. Наибольшей известности из них добилась фирма Caldera Systems.


Рэя Ноорда (1924-2006) можно назвать патриархом "сетестроения"

Основателями Caldera стали участники группы, которая вела в прежней Novell разработки по Linux. Хотя к 1994 году возможности Linux были не слишком велики, эта группа считала Linux отличным основанием для "сетевого десктопа". Поддержка сети, и особенно интернета, в тогдашних Windows 3.x была не слишком хороша, а различные версии Unix были слишком "тяжеловесны" для настольной машины, поэтому Linux казался наилучшим вариантом.

Интересно, что слово "кальдера" означает впадину на месте провалившейся вершины вулкана. Под вулканом имелся в виду, возможно, несостоявшийся супер-Novell...

Caldera с самого начала взяла курс на "коммерческий" Linux. В её дистрибутивы входили закрытые компоненты, позволявшие добиться большей функциональности и лёгкости в управлении, чем тогдашнее открытое ПО. Так, вышедшая в феврале 1996 года версия Caldera Network Desktop 1.0 позволяла легко настроить и использовать графическую среду, тогда как в "обычных" вариантах Linux тех времён это было нетривиальной задачей.

Однако из-за перехода от Novell к Caldera было потеряно драгоценное время. Если бы продукт Caldera Network Desktop вышел в начале 1995 года, он мог бы произвести подлинный взрыв на рынке; но к 1996 году ниша настольной системы была прочно занята Windows 95, в которой поддержка сети была доведена до приемлемого уровня...

Компания Caldera продолжала развитие "коммерческого линукса". К 1997 году её продукт Caldera OpenLinux был не только "десктопным", но и серверным, однако по-прежнему включал в себя закрытые компоненты и требовал приобретения лицензии. Caldera могла предложить бизнесу достаточно завершённый и отработанный продукт, с лёгкой установкой, единым графическим интерфейсом, администрированием при помощи графической оболочки, длительной поддержкой однажды выпущенной версии и т.п.

В своём подходе к коммерциализации Linux компания Caldera опередила своё время, предвосхитив подходы, которые стали общепринятыми через несколько лет. Причём это касается как технической стороны "корпоративного" дистрибутива, так и бизнес-модели. Так, принципиальные сторонники свободы ПО активно ругали Caldera за требование оплаты лицензий; они предпочитали Red Hat. Но теперь и Red Hat Enterprise Linux лицензируется близким образом (хотя исходный код большей частью открыт, официальные бинарные версии распространять нельзя).

Весьма серьёзными были и достижения Caldera в области "встраиваемых систем". Именно Caldera в 1999-2000 годах создала первый полноценный вариант Linux для таких систем – например, для "карманных" компьютеров. Но, вероятно, Рэй Ноорда более не доверял большим фирмам. "Встраиваемое" подразделение Caldera было отделено в фирму Lineo.

В 1996 году Caldera приобрела у Novell систему DR-DOS, на тот момент уже устаревшую. Её код использовался для улучшения поддержки DOS-программ в Linux, но основная ценность DR-DOS была другой. Caldera подала в суд на Microsoft за нечестную конкуренцию; по её утверждению, в начале 90-х Microsoft старалась сделать невозможным запуск Windows "сверху" DR-DOS, чтобы заставить пользователей приобретать MS-DOS. Позже Microsoft включила MS-DOS в состав Windows 95, и этим окончательно закрыла для DR-DOS двери рынка.

В начале 2000 года Microsoft пошла на мировую, выплатив Caldera примерно 250 млн долларов. И хотя дела с продажей Linux у Caldera шли не очень хорошо, благодаря этой победе у компании появились серьёзные деньги. Было решено вложить их в приобретение знаменитой системы SCO Unix.

Что сегодня понимают под TestOps
Интеграция

Unix и гамбургеры

Среди компаний, создавших собственные версии Unix, в начале 80-х годов была и Microsoft. Её система Xenix была адаптацией Unix для Intel 8086. Но основным рынком для Microsoft стали потребители персональных компьютеров, которым не требовался Unix; поэтому Microsoft не продвигала Xenix, но продавала другим компаниям лицензии на её развитие. Среди этих компаний серьёзного успеха добилась Santa Cruz Operations (SCO); в 1987 году она приобрела полные и эксклюзивные права на Xenix.

SCO нашла отличную рыночную нишу. Её продукты – Xenix, позже SCO Unix – использовались на рабочих местах, где требовалось надёжное исполнение узкого набора операций. Недорогой PC-совместимый компьютер с SCO Unix становился рабочим местом банковского клерка или продавца гамбургеров. Клиентами SCO стали крупнейшие сети быстрого питания – McDonalds, KFC, Burger King, Pizza Hut...

Хотя компания активно развивала свой продукт, к 1995 году возможностей её кода стало не хватать. А Novell как раз распродавала недавние приобретения Рэя Ноорда. SCO приобрела Unix-бизнес Novell, включая как наработки по UnixWare, так и управление лицензиями на прежний код Unix. (Именно по этим лицензиям такие компании, как IBM, вели разработки своих версий Unix. Но деньги, уплаченные за эти лицензии, SCO должна была передавать Novell, оставляя себе лишь 5%).

В SCO систему UnixWare "довели до ума". Теперь компания предлагала две линии продуктов: OpenServer, основанный на прежнем SCO Unix и максимально совместимый с ним, и UnixWare, способный к большим нагрузкам.

Конечно, в компании SCO понимали, что возможности UnixWare тоже не безграничны. Чтобы создать "Unix будущего", SCO в 1998 году вошла в состав проекта Monterey. Его лидером была IBM, ещё одним участником – компания Sequent. Проект Monterey должен был привести к созданию Unix-системы корпоративного класса, работающей на нескольких платформах – IA-32 (x86), IA-64 (Intel Itanium – этот процессор реально появился позже), а также IBM POWER и PowerPC.

Лояльные клиенты, раскинувшаяся по всему миру дилерская сеть, отработанная техническая поддержка, замечательная репутация – казалось бы, что ещё нужно для счастья? Но по компании SCO весьма болезненно ударило замедление мировой экономики. Ей приходилось поддерживать всё более устаревающие системы, установленные у клиентов; а на обновление этих систем было всё меньше средств. Во время экономических проблем потребление фаст-фуда падает особенно заметно, поскольку потребители начинают считать деньги...

В 2000 году было заключено соглашение о покупке фирмой Caldera всего Unix-бизнеса SCO. У "старой" компании SCO осталась новая разработка – система терминальных сервисов Tarantella. Вскоре и сама компания переименовалась в Tarantella; а в 2005 году Tarantella была приобретена Sun Microsystems.

Ральф Ярро меняет план

Поглощение Unix-бизнеса SCO компанией Caldera завершилось в 2001 году. Тогда же компания IBM официально заявила о "кончине" затянувшегося проекта Monterey. На тот момент Caldera (как минимум публично) отнеслась к этому хорошо, поскольку речь шла о переориентации заметной части усилий IBM на Linux.

Первоначально Caldera хотела опереться на клиентуру и дилерскую сеть, полученные от SCO, чтобы продвигать Linux-решения. Возможности Linux всё более росли, и для прежних клиентов SCO переход на эту систему был бы логичен. К тому же, благодаря доступности кода от SCO, Caldera могла обеспечить исполнение программ, разработанных для SCO Unix, на Linux.

Коду "старинных" версий Unix в Caldera сначала вообще не придавали значения. Как утверждает Рэнсом Лав (Ransom Love, тогдашний генеральный директор Caldera), была даже мысль выпустить этот код под открытой лицензией; но оказалось, что права на часть этого кода принадлежат другим компаниям, и некоторые из них (в основном Intel) не согласны на такой шаг. (Некоторая часть совсем старого кода всё-таки была выложена в интернет).

Короткая ссылка