Разделы

Бизнес

Тайны Linux-скандала: суды, кражи и самоубийства

Банкротство компании SCO Group – логичное завершение её попытки "постричь" Linux, с немалым шумом начатой в 2003 году, подошла к логическому завершению. Получить деньги за лицензирование несуществующей "интеллектуальной собственности" не удалось, а сотрудники, ранее излагавшие линию компании, теперь сами занимаются Linux-бизнесом. В августе суд постановил, что (якобы нарушенные) авторские права на Unix вообще принадлежали не SCO, а Novell... Что стало причиной странного решения SCO: бросить относительно успешный Linux-бизнес и заняться борьбой с огромным сектором индустрии? На какие последствия для компьютерной индустрии рассчитывали авторы скандала, и какими эти последствия будут на самом деле?

В 2006 году суд постановил, что SCO так и не предоставила даже минимально достаточных доказательств по многим пунктам своих требований. Эти пункты были отброшены и более не рассматриваются. Суд процитировал своём решении громогласные заявления SCO в начале процесса – и пришёл к выводу, что соответствующих фактов SCO не предоставила.

Вообще говоря, нельзя исключить, что IBM и вправду нарушала какие-либо договорённости с SCO – в частности, когда отказалась от проекта Monterey. Но для чего было разворачивать кампанию против Linux в целом и рассказывать о якобы украденном коде?

Конечно, благодаря пустословным заявлениям курс акций SCO поднялся, а затем упал, и на этом вполне можно было "сделать" миллиончик-другой (причём известно, что высшие руководители компании продавали акции в 2003 году). Кроме того. Caldera уже разбогатела однажды благодаря судебному иску (DR-DOS против Microsoft); МакБрайд мог надеяться на повторение этой тактики или же на то, что SCO будет просто куплена IBM. Но только ли в этом было дело?

Что доказывал МакБрайд...

Компания SCO вполне открыто ставила цель указать на "проблему" нарушения авторских прав в открытом ПО. Так, в интервью CNews Грег Богохвальский утверждал: "Одновременно мы обращаем внимание на более существенную проблему. Процесс создания Linux и другого программного обеспечения open source не предусматривает механизмов, обеспечивающих охрану авторских прав. SCO является первой потерпевшей компанией, однако никто не может быть уверен, что единственной. Так же нет уверенности в том, что подобные ситуации не повторятся в будущем".

Но атака на Linux со стороны SCO отнюдь не сводилась к авторскому праву.

К 2003 году вокруг Linux складывалось достаточно необычное партнёрство. Сетевые энтузиасты и крупные корпорации работали над общим продуктом. Именно с энтузиастов начался Linux, но затем открытая модель разработки показала свои преимущества и в корпоративном секторе. Она оказалась весьма удачной для совместной работы разных компаний – включая прямых конкурентов, таких, как IBM и Hewlett Packard.

Взаимодействие на основе открытого кода оказалось куда более эффективным, чем закрытые совместные проекты, где участников свзывал лабиринт контрактных условий. Так, уже упоминавшийся проект Monterey затянулся и, в конце концов, был отброшен, так и не дав предполагаемого результата. А в это же время проект Trillian по переносу Linux на процессор Merced (Itanium) удался с блеском; код был готов вовремя, опередив сам процессор, который был задержан Intel. (Среди участников проекта Trillian были IBM и Caldera).

Среди энтузиастов – особенно тех, у кого было время следить за скандальными новостями – хватало неуравновешенных людей, мечтающих о "сражениях". Благодаря своему бахвальству, Дарл МакБрайд сменил для них Билла Гейтса на посту "врага номер один" для сторонников свободного ПО – и, похоже, сознательно поддерживал этот образ.

Например, его открытое письмо "сообществу открытых исходников" (сентябрь 2003 г.) читается как издевательство; МакБрайд призывает к тщательному соблюдению "правил" в отношении авторского права, не упомянув, в чём они нарушены; кроме того, он указывает на "контркультурные" корни сообщества...

МакБрайд выставлял SCO сторонником традиционного бизнеса и "американского образа жизни", а Linux-сообщество – врагом. Он рисовал картину, в которой "линуксоиды" не обращают внимание не только на авторское право, но и на закон, мораль, вообще нормальное общество (включая и коммерческую его часть). IBM, поддержав Linux и отказавшись в его пользу от более традиционного Unix (Monterey), как бы "становилась на сторону дьявола"; а защитником индустрии в целом от союза анархистов от Linux и хитрецов от IBM выступала SCO.

Действия Дарла МакБрайда провоцировали бурную реакцию в сетевых форумах – а он публично продвигал сетевую ругань, придавая ей масштабы чуть ли не революционной борьбы. Так, МакБрайд обзавёлся пистолетом и телохранителями, утверждая, что сторонники Linux угрожают его убить.

Но если у этой линии и был шанс, SCO сама уничтожила его, подав в суд на собственных клиентов (AutoZone и DaimlerChrysler). После этого доверие бизнеса в целом (даже не имеющего отношения к Linux) было безвозвратно утеряно.

...и что он доказал

Развитие событий убедительно опровергло все утверждения, которые (прямо или косвенно) пыталась доказать компания SCO.

Никакие "скопированные строки" так и не обнаружились, и это не было случайностью. На самом деле, в открытом ПО предусмотрена наилучшая защита от нарушений авторского права, которая только может быть, – открытость самого кода.

Конечно, нерадивый программист всегда может найти где-либо чужой код и "угнать" его. Но если это будет, например, программист Microsoft, который без ведома руководства вставил чужие строки в Windows, с немалой вероятностью эксперты (и даже сам правообладатель) не смогут этого обнаружить. Тогда как если подобный код оказался в Linux, правообладатель легко найдёт его и сможет потребовать его снятия. (Например, недавно разработчики OpenBSD обнаружили незаконное изменение лицензий на свои "исходники", вошедшие в ядро Linux. После короткой ругани вопрос был улажен).

В этом убедился и Грег Богохвальский. К 2005 году он уже работал в компании VDEL, предлагающей решения на основе Red Hat Linux.

Роль "деструктивных фанатиков" в сообществе Linux оказалась незначительной. Более того – взвешенные и разумные участники сообщества, которые раньше "не лезли в политику" и просто занимались программированием, именно благодаря этому скандалу обратили внимание на вопросы законности и взаимоотношений с бизнесом. Одновременно, "традиционная" компьютерная индустрия убедилась в приемлемости Linux (хотя бы из-за явной дискредитации его противников).

Что сегодня понимают под TestOps
Интеграция

В какой-то мере, МакБрайду случайно удалось то, чего не смог добиться его предшественник Рэнсом Лав. Бизнес и основная часть Linux-сообщества окончательно примирились. Linux в бизнесе из "молодого и перспективного" направления превратился в "мэйнстрим". Наряду с техническим развитием открытого ПО и благоприятной для него обстановкой в бизнесе в целом, не последнюю роль в этом сыграл провал атаки SCO на Linux.

Рука Microsoft?

Существует мнение, что за кампанией SCO против Linux маячила тень Microsoft. Так, в мае 2003 года компании Microsoft и Sun приобрели у SCO лицензии на Unix, на общую сумму примерно 26 миллионво долларов. Именно эти деньги позволили SCO Group активно вести судебный процесс и продолжать публичное "наступление".

Осенью 2003 года канадская фирма BayStar по рекомендации Microsoft вложила в SCO Group ещё 50 млн долларов.

Однако уже весной 2004 года BayStar потребовала вернуть её деньги; по её публичному объяснению, менеджмент SCO не справлялся с ведением судебных исков. Спор о возвращении денег BayStar шёл несколько месяцев, и BayStar даже грозила подать в суд; в конце концов SCO расплатилась отчасти деньгами, отчасти акциями. Интересно, что именно после лета 2004 года скандал почти исчез со страниц прессы (не считая более позднего конфликта Canopy-Ярро); возможно, у SCO просто кончились деньги на "пиар".

Но если BayStar вложила средства по наводке Microsoft, логично предположить что она и вывела их не против воли Microsoft. Вполне возможно, что к лету 2004 года менеджмент Microsoft списал SCO со счетов – а заодно понял, что Linux не получится уничтожить.

Инициативы Microsoft по взаимодействию с "открытыми исходниками", весьма неоднозначно воспринимаемые сообществом, начались примерно в то же время.

Novell снова в игре

Когда компания Novell заявила о своих правах на Unix и выступила против SCO, она стала достаточно известной среди сторонников Linux, да и сама была вынуждена наконец-то обратить внимание на эту систему всерьёз. В результате в 2003-2004 году она вступила в бизнес Linux – в котором могла бы занять лидирующие позиции ещё десятью годами раньше.

Novell начала с приобретения компании Ximian – основного разработчика графической оболочки GNOME. Но более значительной стала покупка немецкой фирмы SuSe, разработчика одного из весьма уважаемых дистрибутивов Linux. Инженерная сторона SuSe была вполне "на уровне", но её позиции на рынке были непонятны после безвременной кончины UnitedLinux.

Хотя Novell вскоре приобрела немалую известность как Linux-компания, она смогла претендовать как максимум на роль "второй после Red Hat". Пытаясь изменить эту ситуацию, Novell "нацелилась" в нишу смешанных решений Linux-Windows. Было заключено соглашение с Microsoft, которое вызвало бурную дискуссию из-за сомнительных пунктов о патентах.

Патентный вопрос может стать причиной следующего скандала, связанного с Linux и "интеллектуальной собственностью". Генеральный директор Microsoft Стив Баллмер уже заявлял, что Linux нарушает патенты Microsoft; но назвать эти патенты компания не спешит. Это напомнило многим о высказываниях МакБрайда, который говорил о "краденом коде" и не мог его показать...

Однако патентные проблемы возможны в любом ПО и более сложны, чем вопрос об авторском праве. Приписать же Linux "воровство" уже окончательно не удалось, как и выставить разработчиков и пользователей этой ОС толпой варваров. В конечном счёте, скандал SCO-Linux только укрепил коммерческие позиции этой ОС.

Он также вернул Novell к идее работы с Linux, хотя упущенное время не так просто наверстать. Но Рэй Ноорда, возможно, успел порадоваться тому, что его правота была доказана. Хотя сформировать "фронт", способный конкурировать с Microsoft, ему так и не удалось – ни в Novell, ни в Canopy.

Рэй Ноорда, "отец" современных локальных сетей, умер 9 октября 2006 года в возрасте 82 лет.

Михаил Рамендик / CNews

Короткая ссылка