Спецпроекты

Екатерина Воропаева: От отраслевых решений мы идем к решениям для отраслей

Интеграция Инфраструктура Бизнес-приложения Внедрения
За 15 лет компания GMCS прошла путь от внедрения бизнес-приложений до синтеза системной интеграции с бизнес-консалтингом. Екатерина Воропаева, президент компании, рассказывает об этапах развития компании, влиянии кризиса, а также о будущем ИТ.

CNews: Компании GMCS исполнилось 15 лет. Расскажите, пожалуйста, с чего все начиналось?

Екатерина Воропаева: Начиналось все с компании, которая занималась бизнес-приложениями. В то время это были системы ERP, неизвестные рынку. Рынок развивался, появились CRM, BPM, BI и многие другие решения. До 2008 года наша компания развивалась по продуктовому принципу, в результате получился бутик различных продуктов. В составе нашей компании выделилось несколько департаментов, которые реализовывали проекты на платформах Microsoft, SAP, Oracle, IBM, Infor и решениях других вендоров.


Екатерина Воропаева: Мы перешли от чистого ИТ-консалтинга к "миксу" ИТ и управленческих решений

Изначально мы пытались построить компанию, которая предлагает не выбор продукта, а решение, которое необходимо клиенту. И говорить о том, что у клиента либо SAP, либо Oracle, либо Microsoft – на самом деле, на мой взгляд, не очень правильно. Ведь компаний, работающих на одном решении, не считая малых, практически нет. Так что мы стали единым источником и предлагаем весь спектр сочетаемости решений. И мы всегда пытались уйти именно от продуктового подхода к решениям для бизнеса.

CNews: Если следовать вашей логике, получается, что если в тендере требуется определенное решение конкретного вендора, вы туда не пойдете?

Екатерина Воропаева: Пойдем, если считаем, что решение этого поставщика для конкретной компании наиболее эффективно, исходя их сроков, функционала, бюджета и готовности заказчика решать данные задачи.

CNews: Сейчас время делят на "до 2008" и "после". Как на вас повлиял кризис?

Екатерина Воропаева: Сильно. В то время мы говорили, что перешли от комплексных проектов и увидели концепцию, известную сейчас как best of breed, лучший в своем классе. Сначала мы подумали, что это тенденция кризиса, но оказалось, что это мировой тренд. И мы изменили подход. Сейчас много говорят об отраслевых решениях, а мы стали предлагать решения для отраслей.

CNews: Что дала перестановка слов?

Екатерина Воропаева: Мы перешли от чистого ИТ-консалтинга к "миксу" ИТ и управленческих решений. В нашу компанию пришли эксперты из разных отраслей промышленности. Это бывшие главные инженеры, генеральные директора заводов. В проекты по ремонту и техническому обслуживанию пришли ИТ-директора, сделавшие огромные комплексные проекты в других компаниях. Также в компании работают финансовые директора, финансовые аналитики, логисты, коммерсанты и так далее. Соответственно, имея экспертизу именно в отрасли, зная, чем отрасль живет и развивается, мы можем предлагать совокупность решений, исходя из наших продуктов.

CNews: Получается, что вы стоите не в стороне, а находитесь немножечко внутри?

Екатерина Воропаева: Да, мы перешли от продуктового распределения к отраслевому. Еще после 2008 у нас был глобальный прорыв, помимо корпоративного сегмента мы научились работать с госсектором. Вначале было очень сложно, потому что данный рынок предполагает совершенно другой подход к решению задач и соблюдению сроков. Присутствует формализм в принятии решений и подготовке документов, что влечет за собой сложность выбора и интегратора, и системы. Но при этом, я думаю, что мы научились работать согласно принципам, по которым мы работали на других рынках, и в госсекторе. Другими словами - делать проекты быстро и с тем результатом, который позволяет и нам, и госсектору динамично развиваться.


Екатерина Воропаева: Основной принцип компании – не просто сделать проект с клиентом, а остаться с ним на всю жизнь

Например, за пять месяцев мы внедрили для Оргкомитета Сочи-2014 бэкофисное решение. Мы сделали проекты во ФГУП "Гознак", ФГУП "Росмопорт", ФГУП "Рослесинфорг", Министерстве природных ресурсов и экологии РФ. На протяжении уже более 5 лет работаем с АИЖК. Сейчас делаем масштабный проект в "Почте России", внедряем там единую систему казначейства, и за восемь месяцев мы уже получили промежуточный результат. Сейчас в системе работают 3000 пользователей, и за следующий год мы растиражируем решение по всей стране.

CNews: А как жила и развивалась компания 10 лет до кризиса?

Екатерина Воропаева: С 2002 года компания ежегодно демонстрировала двукратный рост – по численности, проектам и результатам. В 2008-2009 годах мы совершили качественный прорыв. В последние годы мы зашли в госсектор, энергетику и, самое главное, производство. Последний сектор, конечно, был нашим клиентом и раньше, но сейчас решаем там совершенно иные задачи. Помимо автоматизации процессов планирования и производства в различных областях на базе ERP-системы мы расширили производственную тематику, реализовав проект по послепродажному обслуживанию. Например, для "Вертолетной сервисной компании" на базе комплекса решений Oracle E–Business Suite внедрили систему, обеспечивающую решение всего комплекса задач материально-технического обеспечения (МТО) и технического обслуживания и ремонтов (ТОиР) вертолетной техники, находящейся на обслуживании у ВСК. Кроме того, мы привнесли в производственный сектор достаточно новую для российского рынка тему - управление цепочками поставок и стратегическое планирование. И за последние 2 года сделали несколько проектов: внедрили в ММК систему производственно-экономического планирования на базе решений JDA, и реализовали интереснейший проект по тактическому планированию для угольного бизнеса СУЭК.


Технология месяца

NVMe: что нужно знать о новом интерфейсе передачи данных?

Рост популярности «датаемких» решений требует быстрых протоколов передачи данных.

Профиль месяца

Банки должны переходить на односкоростную архитектуру

Дмитрий Гарбар

управляющий директор компании «Новая Афина»