Разделы

Интеграция ИТ в банках

Банк ВТБ24: ALM-платформа помогла нам договориться с бизнесом о сроках ИТ-разработок

Разработка и внедрение критичных приложений в таких крупных организациях, как банк ВТБ24, – задача непростая: несколько бизнес-заказчиков с разными приоритетами, большое число требований, многочисленная команда внешних и внутренних разработчиков, высокие требования к качеству и сжатые сроки. Заместитель директора департамента банковских и информационных технологий Денис Гузовский и начальник управления разработки Андрей Залманов из банка ВТБ24 рассказали CNews, как внедрение платформы управления жизненным циклом приложений от Microsoft помогло банку навести порядок и соблюсти баланс интересов в этом процессе.

Самое главное – мы повысили качество при тех же или меньших сроках. Плюс к этому людям стало комфортнее работать. Сегодня бизнес-задачи стали достаточно длительными в реализации. Все, что просто, уже сделали. Поэтому разработка растягивается на 3–4 месяца. Мы создали достаточно устойчивую систему, которая позволяет не только обеспечивать сложный бизнес-процесс, но и контролировать, оценивать его, выстраивать управленческую отчетность.

Еще одну проблему, которую удалось решить, я бы назвал «лебедь, рак и щука» – когда люди с разными приоритетами бегут в разные стороны. Если не управлять при помощи единой системы, то конечный результат собирается по последнему прибежавшему. Я бы назвал это проблемой постоянной смены приоритетов.

CNews: Сколько человек сейчас работает в системе TFS?

Андрей Залманов: Сейчас подключено порядка 40 наших разработчиков, вместе со сторонними поставщиками системой пользуются порядка 100 человек.

CNews: Это единственная система, в которой разработчики отчитываются о сделанной работе?

Андрей Залманов: Есть система учета заявок бизнес-подразделений – Jira, она охватывает весь банк. Она содержит высокоуровневые описания бизнес-требований. Вытекающие из этих описаний декомпозированные и детализированные требования к разработке хранятся уже в системе TFS. При этом мы реализовали двухстороннюю синхронизацию между TFS и Jira.

CNews: Каковы ваши основные требования к системе управления разработками?

Андрей Залманов: Прежде всего, комплексность этой системы. Она должна охватывать весь процесс разработки, начиная от формулирования бизнес-требований и заканчивая анализом результатов внедрения и эксплуатации. При этом процесс должен функционировать в рамках единой методологии, поддерживаемой единым набором инструментов. Microsoft предоставляет инструменты для каждого этапа процесса разработки ПО. Это действительно комплексный полнофункциональный ALM (Application Lifecycle Management, система управления жизненным циклом приложений). Здесь есть и средства управления портфелями проектов, и средства управления проектами, и средства управления бизнес-требованиями.

Для нас было большой проблемой отсутствие четкой взаимосвязи между требованиями и реализацией: к какому бизнес-требованию относится тот или иной фрагмент кода, и наоборот, где это требование реализовано, в каком коде? Если требование надо изменить, то какой кусочек надо поправить? Это непонимание порождало серьезные издержки на поиски соответствия. Платформа Microsoft ALM хорошо эти задачи решает. Ее инструменты дают возможность от высокоуровневых требований быстро перейти к декомпозированным, а от них – к реализации. С другой стороны, есть возможность легко пройти по этой цепочке и в обратном направлении.

Важно также, что платформа обладает достаточными возможностями расширения и кастомизации. Практически любую недостающую функцию можно реализовать собственными силами, причем с помощью тех же инструментов (и тех же разработчиков), что используются и при разработке основных проектов.

Денис Гузовский: Я бы добавил еще такие термины, как необходимость и достаточность. Внедряя такие системы, ты всегда сталкиваешься с негативом со стороны сотрудников. Да, это контроль, но он должен быть легким и понятным. С одной стороны, конечно, хотелось бы иметь систему, в которой все видно, все подконтрольно. С другой стороны, невозможно и неправильно заставлять высококлассных специалистов – а они действительно высококлассные специалисты с хорошим образованием – каждый час отмечаться на пропускном пункте. При этом реально необходимо, чтобы система контролировала соответствие прозрачно и легко, чтобы все требования вошли в код, чтобы все они были протестированы, установлены. Раньше бывали потери: либо не сделали что-то из требований, либо что-то не протестировали, либо что-то даже сделанное не поставили – сейчас у нас такого практически нет.

К тому же мы достаточно глубоко проросли в Microsoft, а Microsoft в нас. Мы видим синергию приятного, знакомого ландшафта с использованием привычных продуктов, таких как Project Server, Outlook с уведомлениями и т. д. Добавьте к этому ненавязчивость системы для людей, которые в ней работают. Особенно это важно для людей творческих, время которых стоит дорого. Наша задача сделать так, чтобы формальные действия тоже были легки, потому что это человекоминуты, которые превращаются в часы и потери инвестиций. Кроме того, психологически творческие люди – а айтишники по большей части люди творческие – не особо приемлют формализм. Наша система достаточно прозрачна, легка, нам хватает всего с точки зрения руководства. При этом люди не сильно загружены и достаточно комфортно себя чувствуют.

Благодаря бесшовной интеграции с широко распространенными майкрософтовскими же продуктами, документы, которые готовят технологи и бизнес-аналитики в офисных программах Word, Excel, Project, можно применять в средствах управления жизненным циклом Microsoft.

Приведу пример, показывающий работу части системы. Мы берем согласованное техническое задание, сделанное в текстовом документе в Word бизнес-технологом при нашем участии. Думаю, что на многих российских предприятиях аналитическая постановка задач представляет собой большие документы связного текста в Word. Все. Наша система сама со значительной степенью автоматизации разбирает этот сплошной текст на конкретные детерминированные требования. Дальше показывает их в разрезе: выполнены, не выполнены, в каком коде, в какой системе, поставке, как протестированы, как установлены. Есть обратная связь, где можно увидеть ошибки, возникшие при выполнении требования, и т. д.

Андрей Залманов: Очень важно, что при этом сохраняется обратная связь – в исходном документе динамически отражается информация о состоянии работ по реализации того или иного требования.

CNews: Поделитесь вашими планами по масштабированию системы.

Российский конструктор криптовалют DecimalChain теперь совместим с Еthereum и Binance Smart Chain
Бизнес

Денис Гузовский: На первом этапе мы погрузили в систему не все процессы. Сейчас в ней только половина собственных разработок и две трети проектных. С точки зрения горизонтального расширения мы планируем загрузить систему по максимуму.

Кроме того, у нас есть планы по масштабированию. В первую очередь мы начнем, конечно, с ИТ-сопровождения. Сейчас процессы сопровождения, повышения качества продуктов, исправления инцидентов четко не разбиты на программистов и компании. Руководствуемся пока только ощущением – здесь много ошибок, здесь мало. Мы хотим, во-первых, построить настолько прозрачную цепочку, чтобы продукты автоматизировано проходили через все стадии внедрения, тестирования, и была обратная связь. Это несложно, поскольку процесс детерминированный, формализованный. Надо просто приложить усилия по подключению коллег к данным системам.

Во-вторых, есть желание масштабироваться в сторону управления изменениями или бизнес-запросами. Думаю, нам здесь потребуется консалтинговая поддержка коллег из Microsoft. Поскольку этот процесс самый бурный и неформализованный. Именно там постоянно меняются требования.

Не хочется загонять заказчиков в жесткие рамки. Для них эти исследования по сути являются частью R&D. Не хочется убить творческую активность, но одновременно нужны понятные процессы и взаимоотношения.

CNews: Если сравнить с передовым зарубежным опытом, на какой стадии вы находитесь в управлении разработками?

Денис Гузовский: Сложно сравнивать. Во-первых, когда говорят «зарубежный опыт», часто думают о Европе, Америке, но точно не об Азии. Хотя в последнее время мы часто смотрим на опыт азиатских банков – клиентские объемы там абсолютно не сопоставимы с Европой, они гораздо больше. Возможно, сопоставимы с Америкой. Они тоже находятся в состоянии бурного развития новых услуг и тем интересны. Американский рынок давно стабилизировался. Поэтому сравнивать нас с американцами практически невозможно. Они делают один-два проекта в год, используя другие процессы. Европа делает еще меньше, просто потому что население меньше.

Однако когда мы знакомимся и разговариваем с зарубежными коллегами, выясняется, что с точки зрения применения передовых технологий, новых инструментов, мы уже давно их опережаем. Потому что их консервативное развитие и консервативный бизнес позволяет им достаточно комфортно существовать на старых платформах и старых идеях. Американские и европейские компании часто прыгают через ступеньки. Даже видя новую технологию и методологию, они выжидают, когда появится следующая, понимая, что в принципе большого рывка не произойдет. Освоение каждой технологии – это сильное напряжение, большие инвестиции, поэтому они предпочитают пропускать некоторые ступеньки. Мы же находимся в бурном развитии, поэтому при сравнении правильнее смотреть на Азию.

С точки зрения применяемых продуктов, инвестиций в продукты и в инструменты, мы впереди всех. Часто хватаемся за самое новое, еще не опробованное, и на нем обжигаемся. С другой стороны, мы немного отстаем и будем отставать, потому что процессными инновациями обычно не делятся. Инструменты у нас новые, методологии, может быть, чуть-чуть отставшие от основных новаторов. Но в целом, я думаю, что российский рынок использует передовые методологии.

CNews: Достаточен ли для вас функционал TFS?

Андрей Залманов: Если говорить о том, каких функций нет в системе, и какие нам хотелось бы видеть – это функции, связанные с безопасностью программного кода. Здесь мы планируем внедрение сторонних решений. В ближайшей перспективе мы собираемся внедрять системы анализа кода на предмет наличия в нем случайных либо намеренно введенных уязвимостей или закладок.

Денис Гузовский: Только благодаря тому, что мы погрузили инструменты в TFS, мы можем подключить к этому процессу внешнюю систему. Раньше это было просто невозможно потому, что исходники хранились в текстовых файлах и были недоступны для обработки.

CNews: В чем вы видите главный эффект от внедрения?

Денис Гузовский: Как минимум, мы перестали срывать сроки, которые сами же ставили. Это говорит о том, что система планирования стабилизировалась. Да, наверное, мы еще не достигли уровня оптимизации процессов, и находимся на стадии измерения. Оптимизация – это следующий шаг. Но качество повысилось значительно. У нас за последний год не было ни одного сбоя по причине установки новых систем или обновления старых. Сбои случались, как правило, даже не из-за ошибок в системе, а из-за необнаруженных внутренних взаимодействий между сложными разрозненными компонентами. Несомненно, еще один из положительных моментов для бизнеса – повысилась прозрачность и измеримость процесса. Если раньше бизнес был недоволен сроками, то сейчас, когда процесс стал более прозрачен, он понимает эти сроки. У нас появился механизм, при помощи которого мы обосновываем время, необходимое с точки зрения технологий для решения определенной задачи. Нам стало проще вести диалог с бизнесом.

Александра Кирьянова

Подписаться на новости Короткая ссылка