Банкротство «Ангстрем-Т» спасло ему 164 миллиона

Бизнес Финансовые результаты Интеграция Электроника
мобильная версия
, Текст: Денис Воейков

Рассматриваемое в суде дело о банкротстве микроэлектронного предприятия «Ангстрем-Т» избавило компанию от необходимости выплачивать должником свыше 160 млн руб.


Государственный суд против третейского

Как выяснил CNews, запущенное против «Ангстрем-Т» дело о банкротстве спасло его от предписания выплатить в рамках другого дела 164 млн руб. Это следует из решения Арбитражного суда Москвы, который отказал компании «Логика» в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате России (МКАС).

В мае 2018 г. МКАС постановил взыскать с «Ангстрема-Т» 164 млн руб. в пользу «Логики», но микроэлектронное предприятие исполнять предписание не стало, что и вынудило «Логику» обратиться в государственный арбитраж, чьи решения не исполнить уже невозможно.

Однако на основании того, что 27 июля 2018 г. в производство был принят иск о банкротстве «Ангстрема-Т» со стороны компании «Смартпарк», суд решил, что, если обязать ответчика выплатить долги «Логике», то это нарушит права и законные интересы других кредиторов.

По принятой классификации МКАС относится к так называемым третейским судам — негосударственным образованиям, разбирательства в которых происходят не по принуждению, а на основе взаимного волеизъявления сторон. МКАС является преемником Внешнеторговой арбитражной комиссии, образованной при Всесоюзной торговой палате СССР в 1932 г., за счет чего его можно считать старейшим третейским судом России. (Подробнее об институте третейских судов — ниже.)

«Логика» в прошлом обанкротила другой «Ангстрем»

Примечательным является тот факт, что в конце 2015 г. по заявлению компании «Логика» банкротом был признан микроэлектронный дизайн-центр «Ангстрем-М», который исторически входил в зеленоградскую группу «Ангстрем».

angstremt546.jpg
Банкротство «Ангстрема-Т» не позволяет кредиторам возвращать свои деньги

В данном случае речь идет об ООО «Логика», чьим единственным учредителем по ЕГРЮЛ заявлен бывший министр связи Леонид Рейман. Банкротящийся сейчас «Ангстрем-Т», по всей видимости, также полностью принадлежит ему. К 2012 г. экс-чиновник консолидировал в своих руках все акции этого предприятия, а на запрос CNews в попытке выяснить, не изменилось ли что-нибудь к настоящему моменту, пресс-служба «Ангстрема-Т» не отреагировала.

Подчеркнем, что взыскать с «Ангстрема-Т» 164 млн руб. сейчас пыталось АО «Логика». Оба юрлица зарегистрированы в Зеленограде, но по разным адресам и без общих учредителей или директоров. И тем не менее, связь между АО «Логика» и ООО «Логика» усматривает «Контур.фокус». В карточке относительно АО «Концерн центр “Информатика и электроника”» со ссылкой на ЕГРЮЛ среди соучредителей присутствует ОАО (правопредшественница АО), в то время как со ссылкой на Росстат — ООО.

Название «Логика» в Зеленограде носит известный завод, занимающийся сжиженными газами: азотом, кислородом, аргоном и водородом. Его официальным юрлицом является именно АО, которое не смогло добиться подтверждения решения третейского суда. Официальным учредителем организации в ЕГРЮЛ заявлена «Росэлектроника»

Отметим, что в 2014 г. «Логика» стала фигурантом криминальных сводок в связи с тем, что правоохранительным органам удалось предотвратить заказное убийство главы предприятия Юрия Афанасьева, членов его семьи и личного водителя.

Подробности об институте третейских судов

Как пояснил CNews представитель юридической фирмы «Борениус» Павел Савицкий, в России государственные суды, которые рассматривают экономические споры, называют арбитражными судами. Но в то же время арбитражными (третейскими) судами в России и во всем мире называют негосударственные суды, полномочия которых основываются на соглашениях участников споров. «Поэтому нужно отличать государственные арбитражные суды, которые действуют в России, и обычные арбитражные (третейские) суды, которые действуют в России и во всем мире, — говорит юрист. — Термины “арбитражный суд”, “третейский суд”, “арбитраж” часто используются как синонимы».

К преимуществам третейских судов по сравнению с обычными относят конфиденциальность процедуры (дела в публичный доступ не выкладываются), возможность сторон определять порядок рассмотрения спора и выбирать арбитров, к которым все заинтересованные лица испытывают доверие, более короткие сроки рассмотрения дел, меньшие расходы, компетентность арбитров в специальных вопросах и др.

Советник практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner Russia Римма Малинская в разговоре с CNews отмечает, что в России в декабре 2013 г. началась реформа третейских судов — после того как Президент России Владимир Путин в послании Федеральному собранию поручил разработать законопроект о совершенствовании третейского разбирательства. Среди основных целей реформы — сокращение количества третейских судов, борьба с «карманными» судами, которые создавались при крупных коммерческих компаниях для разрешения их споров с контрагентами, что вызывало серьезные сомнения в беспристрастности арбитров, а также повышение привлекательности арбитража для бизнеса как одной из альтернативных форм разрешения споров.

В результате реформы почти все третейские суды утратили право осуществлять свою деятельность. Право администрировать (рассматривать) споры в силу закона об арбитраже получили только два арбитражных учреждения — МКАС и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной плате России (МАК) как наиболее авторитетные и имеющие серьезную репутацию. Стоит отметить, что новые правила для получения аккредитации сформулированы достаточно жестко, требуя соблюдение многих формальностей. В настоящее время всего два арбитражных учреждения (помимо МКАС и МАК) получили право осуществлять деятельность: Арбитражный центр при Российском союзе промышленников и предпринимателей и Российский арбитражный центр при Российском институте современного арбитража.

На основании вышеизложенного Римма Малинская, а вслед за ней и Павел Савицкий заверяют, что МКАС — это действительно авторитетный и уважаемый суд, который известен не только в России, но и за ее пределами.

Со слов Риммы Малинской, стороны могут договориться пойти разрешать спор вместо государственного суда в третейский суд, включив, например, арбитражную (третейскую) оговорку в договор. Однако если после вынесения решения третейского суда проигравшая сторона откажется его добровольно исполнить, у выигравшей стороны есть возможность обратиться в государственный суд за принудительным исполнением такого решения.

При этом государственный суд, в который обратились за исполнительным листом, уже не рассматривает дело по существу — не вникает в суть разбирательства, а лишь проверяет, была ли соблюдена процедура третейского разбирательства и есть ли иные основания для отказа в принудительном исполнении, которые прямо закреплены в законе, например, нарушение публичного порядка.