Спецпроекты

oбзор

Обзор: Облачные сервисы 2013

Виктор Ковалев

Виктор Ковалев:
Риски провайдера облаков и банка не сопоставимы

Банки традиционно консервативно настроены по отношению к облакам. Финансовые организации не доверяют сервисам публичных провайдеров, кроме того, их применение ограничено требования ЦБ РФ. О том, в каких случаях банки все-таки обращаются к услугам облачных поставщиков, CNews рассказал руководитель направления по стратегическому планированию «Банка Хоум Кредит» Виктор Ковалев.

CNews: Какие стратегические цели стоят перед вашей компанией, и какую роль в их достижении играют публичные облака?

Виктор Ковалев: В 2014 году стратегическая задача банка не только сохранить лидирующие позиции на розничном рынке, но и повысить доверие к нам со стороны клиентов. Публичными облаками банк не пользуется, в том числе для исключения имиджевых потерь от угроз снижения конфиденциальности.

CNews: Исключение имиджевых потерь – это единственная причина отказа от публичных облаков или есть и другие?

Виктор Ковалев: Безопасность платежных систем регламентируется требованиями ЦБ РФ. Пока регулятор не дает права на публичность такой информации или размещения средств обработки в неподконтрольную зону. Имиджевая составляющая – это дополнительное ограничение, накладываемое самим банком.

CNews: Провайдеры облаков утверждают, что риск утечки данных в публичном облаке зачастую ниже, чем внутри компании? Согласны ли вы с тем, что уязвимость данных в публичном облаке – это миф?

Виктор Ковалев: В случае с банками речь идет не о сравнении уровня защиты, а о сопоставлении меры ответственности. Поймите правильно: какие бы условия ни прописывались в договорах, в случае нарушений банк может лишиться лицензии и потеряет бизнес, а провайдер – только клиента, причем, возможно, переставшего существовать на момент «разбора полетов». Риски несопоставимые, и вот это уже не миф.

CNews: Тем не менее банк все-таки обращается к услугам внешних провайдеров. Расскажите об этом подробнее. Какие сервисы и когда вы вынесли во внешнее облако? Почему именно эти сервисы?

Виктор Ковалев: Внешними облачными ресурсами мы начали пользоваться с конца 2011 года. В первую очередь применяем их для создания сред разработки внешним исполнителям проектов (когда это предусмотрено договором) и для развертывания временных тестовых сред. Причины очевидны, банк не стремится иметь склады «бесхозных» серверов, чтобы выделять их по запросам, и по завершению проектов опять класть на полку до следующего раза. Именно в таких случаях вместо приобретения целесообразно временно обращаться к облакам (равносильно заказу такси для эпизодических поездок). Эта политика сохранится и в будущем.

CNews: Кто выступает в роли ваших внешних облачных провайдеров и по каким показателям были выбраны эти компании?

Виктор Ковалев: Выбор поставщиков и партнеров мы всегда осуществляем на основании тендеров (не менее 5 участников) – облака не исключение. Для внутренних потребностей в настоящий момент мы прибегаем к услугам таких провайдеров, как DataLine и S&T. Облачные тендеры по условиям проведения абсолютно ничем не отличаются от любых других конкурсов и соответствуют закупочной политике банка. Технические требования также достаточно типовые: характеристики железа и каналов, коэффициент доступности (например, не ниже 99,7% для среды разработки) и т.п. Вес ценовой составляющей обычно не ниже 60% при соблюдении требований, заявленных как обязательные. В общем, как видите, все достаточно стандартно. И побеждают лучшие предложения по совокупности.

CNews: Есть ли планы по расширению использования облаков?

Виктор Ковалев: Ответ прост до банальности. Банки славятся своей консервативностью, поэтому «идея ради идеи» – не наш метод. Расширять сферу применения облаков будем только тогда, когда это станет экономически целесообразным.

CNews: Каково для вас оптимальное соотношение цена сервиса /отказоустойчивость?

Виктор Ковалев: Уровень отказоустойчивости зависит от исходных требований к сервису. Если он не достигается, то вопрос цены снимается автоматически – просто не покупаем такие услуги.

CNews: Многие клиенты говорят о необоснованно высоких ценах провайдеров, особенно когда требуется ужесточить условия SLA. Согласны ли вы с этим тезисом?

Виктор Ковалев: Естественное желание потребителя снизить издержки не говорит о необоснованности цен. Проводите тендеры – это проверенный способ минимизации входной стоимости.

CNews: Какие требования к катастрофоустойчивости вы считаете необходимыми: резервирование инженерных систем ЦОД по принципу N+1, резервное копирование данных на базе второго ЦОД, дублирование каналов связи, что-то еще?

Виктор Ковалев: По большому счету нас, как потребителя, не должна волновать внутренняя организация катастрофоустойчивости у провайдера. Гарантии и ответственность за SLA прописываются в договорах. А реклама, что у провайдера есть собственный резервный ЦОД, остается для нас не более чем рекламой.

CNews: Были ли в вашей практике случаи, когда провайдер выплачивал санкции, предусмотренные в SLA? Не могли бы вы рассказать подробнее о таких случаях.

Виктор Ковалев: Есть два способа финансового воздействия на провайдера услуг: мы платим только за фактическое время предоставления сервиса и фиксируем процент неустойки за срыв SLA. Первый способ мы применяем неукоснительно и никогда не оплачиваем время фактического простоя. Также были случаи, когда рассчитывалась неустойка, но, как правило, санкции не применялись в силу высокой оперативности устранения сбоев. Технологические остановки предоставления сервиса заранее оговаривались и согласовывались с нами – это, как правило, часы и в выходные дни. Был один случай глобального сбоя у поставщика, который устранялся несколько дней. Мы пошли навстречу и не стали «добивать» партнера дополнительными санкциями.

CNews: Насколько недостаток каналов связи сказывается на качестве сервисов?

Виктор Ковалев: Каналы связи от провайдера до банка обычно являются частью предоставляемой услуги (особенно там, где пропускная способность принципиальна и критична), поэтому соблюдение SLA в этой области ни чем не отличается от других условий договора.

CNews: Как вы считаете, будет ли стагнация в экономике стимулировать спрос на облачные услуги и почему?

Виктор Ковалев: Я так не думаю. Экономическая составляющая в выборе решений присутствует всегда и достаточно весома (облако ради облака редко кто выбирает). Поэтому доля решений по использованию облаков от стагнации напрямую не зависит. А вот количество инноваций в эти периоды обычно сокращается, поэтому абсолютное число, вероятно, может и уменьшиться. С другой стороны, стагнация может привести к корректировке цен на все виды услуг, включая и облачные. Посмотрим, кто окажется гибче.

CNews: Каков ваш прогноз по российскому облачному рынку на ближайшие 2–3 года?

Виктор Ковалев: Я не специалист по облачному рынку, поэтому мой прогноз сугубо дилетантский. Сейчас облачные сервисы массово внедряются для частных лиц (как хранение, так и обработка домашних фото-видео-аудио материалов), особенно среди молодежи. А это важнейший задел с точки зрения психологии ближайшего поколений бизнесменов. В этом году знаковую веху «поставил» Apple, сделав облачный сервис iWorks (офисные приложения в составе текстового редактора, электронной таблицы и подготовка презентаций) бесплатным, – это начало жесткой борьбы за рынок СМБ. Думаю, в ближайшие 2–3 года очень многие начнут использовать такие облачные сервисы как само собой разумеющееся, не отдавая себе отчет, относится ли данная услуга к облакам или «не совсем». Термин «облака» станет таким же привычным, как и слово «интернет» (тем более что они прямые родственники – Cloud родился из изображения интернета на инженерных схемах в виде облака). Возможно, что через три года облака лавинообразно разрастутся, а дискуссии на эту тему сойдут на нет.

Вернуться на главную страницу обзора