Нарисован портрет среднего российского основателя стартапа

Бизнес Кадры Инвестиции и M&A Интернет
мобильная версия
, Текст: Валерия Шмырова

По данным исследования «Стартап барометр 2018», 71% российских стартапов основаны на собственные средства авторов проекта. Внешние инвестиции привлекает только 30% начинаний. Причины — нежелание идти «в кабалу» к инвестору, вера в уникальность своего продукта и отсутствие трезвого подхода к построению бизнес-модели и анализу рынка.


Стартап за собственный счет

Около 71% российских стартапов основаны предпринимателями за собственный счет, и по мере роста так и не обзаводятся внешними инвесторами. 40% стартапов так и продолжают существовать за счет начального финансирования, для 33% источником средств становится выручка. Внешние инвестиции привлекает лишь 30% проектов.

Сложившаяся в России ситуация резко контрастирует с мировой практикой — за рубежом почти 100% стартапов, имеющих собственный доход, привлекли инвестиции от венчурных структур или бизнес-ангелов в крупных ИТ-центрах типа Кремниевой долины, Бостона, Лос-Анджелеса или Сиэтла. К такому выводу пришли авторы исследования «Стартап барометр 2018» (PDF на файл-сервере CNews), которые провели опрос среди 300 российских предпринимателей, основавших собственные стартапы.

Как отмечает Алексей Соловьев, венчурный инвестор, основатели стартапов, возможно, «достаточно хорошо осознают проблемы, связанные с экономической ситуацией, отсутствием потенциальных стратегов и сознательно не хотят идти в «кабалу» и отдавать свою долю инвестору». Еще одной причиной он считает «непонимание разницы между хорошим и инвестиционно привлекательным проектом, незнание критериев, которым необходимо соответствовать, чтобы обратить на себя внимание инвестора».

Инвестиционный портрет стартапа

Типичный для России с точки зрения инвестиций стартап исследование описывает следующим образом. Это созданный на собственные средства основателя проект, находящиеся на посевной стадии и успевший провести только один инвестиционный раунд. Поиск инвестора обычно осуществляется через знакомых, и как правило, это непрофильный инвестор.

Инвестор вкладывает стартап не более $300 тыс. в обмен на более чем 50% акций предприятия. В планы стартапа на ближайшие полгода входит проведение нового инвестиционного раунда. 41% опрошенных основателей вполне довольны своими инвесторами, жалоб или рекомендаций к ним не имеют.

Исследователи составили портрет среднестатистического основателя стартапа в России

45% респондентов сообщили, что главной преградой развитию проекта является нехватка средств. Как поясняет Антон Устименко, руководитель группы EY по оказанию услуг компаниям сектора связи, медиа и технологий в СНГ, именно этот фактор мешает стартапам выйти на выручку и масштабировать бизнес на другие рынки. Также, по его словам, рост российских стартапов ограничивает «отсутствие четкого ориентира на венчурное финансирование». Основатели стартапов среди основных причин своих неудач также называют отсутствие рынка для продукта и неправильно подобранную команду. Вместе с нехваткой средств это три главные преграды для роста стартапов в мире.

Проблема уникальности

Российские инвесторы уверены, что основатели стартапов предпочитают запускать свои проекты в тех сегментах рынка, где высока вероятность привлечения внешних средств, то есть в интересных для самих инвесторов сегментах. Инвесторы ждут от основателей продуманной бизнес-модели и плана получения выручки, а также трезвой оценки своего продукта и спроса на него.

Однако для основателей российских стартапов, как правило, самым главным в проекте является оригинальная идея. И половина из них уверены, что делают уникальный продукт. Те сферы, в которые предпочитают вкладываться инвесторы — например, искусственный интеллект и блокчейн — среди опрошенных основателей набрали всего 1-2% голосов. Существует только два сегмента, интересных как инвесторам, так и основателям — это финтех и «ПО как услуга» (SaaS).

В результате у среднестатистического российского стартапа дела обстоят следующим образом. Он существует примерно три года и в настоящий момент занимается разработкой продукта — на этой стадии находятся 49% проектов. Этим продуктом является финансовый сервис типа b2b или маркетплейс типа b2b2c. Аналогов в России у продукта нет, уверены 23% основателей, а 27% полагают, что даже в мире аналогичного продукта не найдется.

«Предприниматели настолько влюблены в свою разработку, что не готовы трезво смотреть на бизнес и конкурентов», — комментирует ситуацию Дмитрий Калаев, директор Акселератора ФРИИ. Он также отмечает, что на рынке ощущается нехватка амбициозных основателей — многие считают своей цели достигнутыми, построив бизнес с выручкой $2-5 млн в год, и не стремятся укрупнить предприятие.

В 68% случаев продукт российского стартапа реализуется на локальном рынке. 30% стартапов пока не приносят доход, 23% приносят до 1 млн руб. в год, 19% зарабатывают до 10 млн руб. Штат предприятия насчитывает не более 10 человек, самые большие трудности руководство испытывает с поиском хороших программистов — на это жалуются 42% опрошенных.

Портрет стартапера

Если говорить о личности основателя стартапа, то результаты исследования опрокидывают устоявшиеся стереотипы, что такие начинания — это удел молодых людей, только что окончивших вуз, без опыта в бизнесе, но с большим энтузиазмом.

В реальности среднестатистическому основателю 30-32 года, и как правило, это москвич. Примерно в 47% случаев он имеет высшее образование в сфере технологий. Для 30% основателей это не первое созданное ими предприятие, у 63% есть опыт реализации неудачного проекта. Во главу угла типичный российский стартапер ставит разработку продукта — она на первом месте у 33% опрошенных. В 69% случаев стартап основывается вместе с партнером. Третья часть основателей стартапов не имеют контрольного пакета в собственном бизнесе.