Разделы

Телеком Интернет Беспроводная связь Инфраструктура

Более 50% компаний планируют начать использование технологий интернета вещей в ближайшие 2 года

В начале 2012 г. компания Zebra Technologies заказала исследование набирающей популярность концепции интернета вещей. Главной целью исследования было выяснить, насколько мировые компании знакомы с данным термином и как они к нему относятся, основные технологии интернета вещей и планы мировых компаний относительно начала их использования в ближайшем будущем.

Термин интернет вещей был предложен Кевином Эштоном, менеджером компании Proctor&Gamble, в 1999 г., когда он заинтересовался технологией RFID для оптимизации логистических цепочек компании. По мнению первооткрывателя концепции, «Интернет вещей» - это, прежде всего, способ управления предметами, которыми в данный момент никто не управляет. Он считал, что если бы компьютеры могли получать информацию от вещей, а не от людей, то это могло бы изменить мир. Общение «машина-машина» (machine-2-machine) позволит перенести общение человека с окружающим миром на новый уровень так же, как в свое время сделал интернет. Возможно, даже больше.

В исследовании, проведенном Forrester Consulting, приняли участие 646 компаний из разных стран мира. Результаты подтвердили, что большинство респондентов знакомы с термином интернета вещей (64%). Более половины компаний планируют начать использование решений в ближайшие 2 года, а 15% опрошенных уже используют данные технологии.

Примечательно, что в отсутствии единого определения концепции 85% респондентов согласны с определением: «Интернет вещей – это взаимосвязанные «умные» устройства, которые отправляют и принимают информацию друг другу о своем названии, состоянии и местоположении; используя эту информацию, человек или система может принимать более эффективные и своевременные решения для бизнеса и оптимизации взаимодействия с клиентом».

Интересно, что намерения западных и латиноамериканских стран относительно применения концепции интернета вещей отличаются. Так в Америке компании стремятся в первую очередь увеличить контроль над логистическими цепочками и предотвратить потери, в то время как Латиноамериканские и Азиатские компании хотят обеспечить бóльшую безопасность и лучший уровень обслуживания клиентов.

Представители компании Zebra заявляют, что в сфере логистики, как на западе, так и в России, отдельные технологии интернета вещей (штрихкодирование, активные и пассивные RFID, GPS, секьюрити-сенсоры) используются уже довольно продолжительное время, подчеркивая, что российские компании достаточно быстро перенимают западные технологии. Например, технологии мобильной печати RFID-тегов позволяют маркировать товары и отслеживать их состояние и местоположение. А большинство принтеров для печати этикеток при получении, отгрузке, сортировке, складировании уже давно подключаются не к персональному компьютеру, а напрямую в сеть. Поиск и переучет товаров теперь занимают значительно меньше времени, а контроль за перемещением товаров может происходить удаленно.

Чем заменить иностранные ECM
Импортонезависимость

Дмитрий Кирпиченок, менеджер по развитию бизнеса в Zebra Technologies отмечает, что уже сейчас решения Zebra интегрируются почти со всеми известными программными платформами в логистике и розничной торговле (Microsoft, SAP, Oracle, 1C, IMB), а также с производителями различных мобильных устройств на базе Windows, Android, iOS.

Представители британского офиса компании говорят: «Исследование было призвано улучшить работу нашей собственной компании и компаний наших клиентов, а открыло для нас мировую значимость концепции, в которой технологии RFID и штрихкодирования занимают центральное место».

В будущем, когда будет создан универсальный язык общения предметов, система сможет объединить в себя не только устройства одной компании, но и обмениваться данными между корпорациями. Перспективы подобной интеграции поистине безграничны, учитывая, что количество подключенных к сети предметов уже превышает количество людей, а к 2020 г., по данным исследователей компании CISCO IBSG, достигнет 50 млрд.

Михаил Иванов