Разделы

Интернет Бизнес Интеграция ИТ в госсекторе

Власти России отчитались о раскрытии 1000 массивов данных

Глава «Открытого правительства» Михаил Абызов заявил о двукратном перевыполнении президентского поручения по раскрытию данных: в стране открыто 1000 наборов данных против предписанных 500. Активисты по раскрытию данных указывают на отсутствие в числе этой тысячи нескольких востребованных массивов.

Открытое правительство и Минкомсвязи отчитались об успехах построения системы открытых данных в России.

На 15 июля 2013 г., когда, согласно указу президента РФ № 601 Владимира Путина, правительство должно было обеспечить раскрытие первых 500 массивов открытых данных, по заявлению министра «Открытого правительства» Михаила Абызова, «план был перевыполнен вдвое», то есть госведомства и субъекты РВ открыли более 1 тыс. наборов данных.

Cписки наборов данных, открытых федеральными ведомствами и субъектами РФ, доступны на портале административной реформы.

Специализированного госпортала, агрегирующего доступные наборы данных, в России пока не существует. Как говорит замглавы департамента развития электронного правительства Минкомсвязи Владимир Авербах, его появления можно ожидать к концу 2013 г.

Топ-3 субъектов федерации по числу раскрытых наборов данных удерживают Москва (198 открытых массивов), Амурская область (43 массива) и Ульяновская область (28 массивов).

Стоит заметить, что ни один из 1 тыс. открытых наборов данных не относится к «5-звездочной» категории качества, которая предполагает структурированность, машиночитаемость и увязанность с другими наборами открытых данных. По словам Михаила Абызова, к завершению 2013 г. можно ожидать появления 10 таких наборов.


Глава «Открытого правительства» Михаил Абызов рапортует о двукратном перевыполнении планов

Активист движения за открытие данных Иван Бегтин отмечает, что среди 1 тыс. открытых массивов не нашлось места давно ожидаемым наборам данных, в частности, статистики по правонарушениям в региональном разрезе и по результатам ЕГЭ.

Иван Бегтин рассказывает как минимум о трех известных проблемах, обнаруженных в уже открытых ведомствами наборах данных: ошибках в географической привязке, отсутствии в наборах данных описаний (паспортов) и фактическом отсутствии данных в открытом массиве (невалидный набор данных).

Как совместить плюсы «облака» и своей инфраструктуры
Инфраструктура

Бегтин, по его словам, не занимался поиском недочетов в раскрытых массивах данных специально, обо всех обнаруженных проблемах ему сообщали пользователи. На 1 тыс. открытых массивов пришлось 20 сообщений об ошибках, и, как полагает Бегтин, стоит ожидать, по мере обращения пользователей к наборам данных число найденных ошибок увеличится.

Отдельную проблему, как рассказывает Бегтин, составляет недостоверность раскрываемых данных. Так, степень недостоверности данных об участковых сотрудниках полиции он характеризует как «очень высокую», объясняя это тем, что последний раз эти сведения на ресурсах МВД детализировались три года назад.

Эффект от использования открытых данных на рынке здравоохранения США, включающем медицинскую и фармацевтическую отрасли, по словам Михаила Абызова, составляет $360 млрд в год.

Для сравнения, по информации возглавляемого Абызовым Большого правительства, раскрытие Россией данных по госзакупкам в машиночитаемом виде сформировало рынок информационных сервисов объемом $50 млн в год.

Облачные хранилища получили трехуровневую защиту от вымогателей
Облака

Эксперты рынка открытых данных, как и главы ведомств, участвующих в их раскрытии, отмечают важность государственного стимулирования в развитии рынка. Так, глава московского ИТ-департамента Артем Ермолаев отмечает, что разработчики не слишком активны в написании приложений к ряду датасетов, которые с трудом поддаются коммерциализации.

Анна Фенсель (Anna Fensel) из исследовательского центра FTW Telecommunications и Университета Иннсбрука отмечает, что в Австрии принято привлечение разработчиков к написанию пользовательских приложений для открытых данных через проведение государственных конкурсов. Суммы премий, выплачиваемые на таких конкурсах, невелики: от 3 до 10 тыс. евро.

Михаил Абызов, признавая важность стимулирования разработчиков в сфере открытых данных, сказал CNews, что не будет выходить с предложениями прямого госинвестирования в эту отрасль. По его мысли, финансирование разработок для открытых данных можно ожидать от уже существующих институтов развития: фондов Российской венчурной компании, «Сколково» и фондов инвестиций в ИТ.

Владислав Мещеряков

Подписаться на новости Короткая ссылка