Спецпроекты

Андрей Морозов: Государству нужно создать внутренний инвестиционный маховик

Бизнес
На российском телекоммуникационном рынке начались активные изменения в сторону консолидации. Все это приводит к усилению лоббирования интересов отдельных компаний. О проблемах рынка биллинговых систем, о развитии бизнеса в этих условиях и о работе компании в интервью корреспонденту CNews рассказал президент "Ассоциации CBOSS" Андрей Морозов.

CNews: Как Вы оцениваете динамику и развитие отечественного ИТ-рынка в 2006 году? Какие ключевые особенности российского ИТ-рынка Вы могли бы выделить?

Андрей Морозов: В последние годы отмечается общий подъем экономики, и, прежде всего, в сырьевых отраслях. Это способствует как формированию мощного спроса, который активно прогрессирует, так и росту платежеспособности компаний корпоративного сегмента. Однако чем больше консолидируется бизнес в нашей стране, тем меньше в нем остается собственно рынка. Если в условиях рыночных отношений в мире продвинутые компании используют механизмы по-настоящему тендерных закупок, то на "нашем поле" многие фирмы при продвижении продуктов активно применяют банальное лоббирование своих интересов. А это противоречит рыночным отношениям и в целом тормозит развитие ИТ-рынка в России.

CNews: С какими проблемами сталкиваются сегодня российские ИТ-компании? Как Вы оцениваете политику государства в России в области ИТ?

Андрей Морозов: Именно недостаточность, дефицит рынка как такового и является одной из основных проблем. К сожалению, в определенном смысле эта ситуация только ухудшается, в значительной степени стараниями недобросовестных крупных, претендующих на монополию и даже узурпацию рынка, игроков. Если в девяностых годах рынок был более стихийным, то сейчас он довольно “политизирован”. Тому, кто старается придерживаться правил цивилизованного рынка, становится намного сложнее работать. В настоящий момент тренд на рынке достаточно четко направлен в сторону его дальнейшей консолидации и монополизации.

#gallery#

Если говорить о государственной политике в области информационно-коммуникационных технологий, то, на мой взгляд российского бизнесмена, она не носит деятельного характера, недостаточно эффективна на практике. Скажем, в США, похоже, перед государством стоят реальные задачи по развитию бизнеса компаний вне зависимости от формы их собственности и связей руководства фирм с влиятельными чиновниками. Речь, прежде всего, идет о создании рынка сбыта. Если Вы спросите, станет ли Госдеп активно защищать интересы американского производителя информационных технологий за пределами Штатов, ответ будет однозначным: еще как станет! И мы, российские производители, ой как чувствуем это на своей шкуре. Тогда как многие отечественные чиновники, в чем у нас была возможность неоднократно убедиться, поступают прямо противоположным образом.

Хотя в целом положения принятых на государственном уровне нормативных документов "по теме" ИТ заслуживают высокой оценки. Жаль только, что эти императивы у нас зачастую не работают, а носят лишь декларативный характер. Скажем, несет ли наш чиновник “на местах” ответственность за то, что он предпринимает действия и принимает решения, которые прямо или косвенно противоречат государственной политике? Как правило, нет. Что уж говорить о бездействии таких облеченных властью "слуг народа"?

CNews: Считаете ли Вы, что создание технопарков сможет поднять отрасль?

Андрей Морозов: Не возьмусь утверждать, что это планомерное, законченное, конструктивное решение, соответствующее политике, так как конечная практическая цель создания технопарков, насколько я могу судить, не анонсирована. Возникает ощущение, что технопарки надо строить, чтобы построить технопарки. А успешный серьезный бизнес, в том числе, в рамках государства, не стоит создавать без предварительного, тщательно продуманного бизнес-плана. Допустим, компания CBOSS имеет все необходимые технические мощности: разнообразное и самое современное оборудование, лаборатории для тестирования, новейшие технологии. К нам на стажировку и обучение постоянно приходят студенты из различных институтов, и мы даем им неограниченный доступ к передовым инструментальным технологиям индустрии и нашим новым разработкам. Но можем ли мы при этом считать CBOSS технопарком? Де-факто – да, де-юре – нет, так как инфраструктура принадлежит коммерческой организации. А технопарк - ОЭЗ, согласно законодательству, может быть создан только на земле, находящейся в муниципальной или федеральной собственности, и статус его должен быть подтвержден властью де-юре. Мы дислоцируемся в некогда "научном" районе столицы. Наш головной офис находится в здании Московского государственного проектного института, где после перестройки ютились в основном мелкие торговые фирмы. В 1999 г. мы выкупили и переоборудовали здание, фактически вернув ему статус высокотехнологичного предприятия. Но под определение технопарка, к сожалению, не попали, поскольку для этого пришлось бы базироваться на построенной заново инфраструктуре. И это, на мой взгляд, не очень-то по-хозяйски.

Правда, нас приглашали в качестве резидента участвовать в технопарке в Дубне. При этом перед нами поставили "заманчивые" условия: инвестировать значительную сумму на начальном этапе и в дальнейшем также продолжать ежемесячно втридорога вкладываться в аренду и строительство возводимого жилья. В результате сейчас мы ведем строительство де-факто технопарка в Хельсинки.

Для того чтобы поднять отрасль, не стоит бездумно отдавать деньги на невнятные сырые проекты: нужно просто дать ей возможность свободно развиваться в экономических условиях. Государству, возможно, следует создать внутренний инвестиционный маховик, обеспечить рыночные условия внутри страны и внутри отрасли. И тогда ее не придется поднимать домкратом в виде многомиллионных вливаний – она сама поднимется.

Давайте вспомним про коллективизацию и раскулачивание. До революции, когда на земле были крепкие хозяева, Россия была крупнейшим экспортером зерна. После раскулачивания и коллективизации Россия стала крупным импортером зерна. Вам идея технопарков ничего не напоминает?

Другой пример. От некоторых финских коллег, удивлявшихся российскому акценту на создание технопарков, я слышал сравнение технопарка в его российском понимании с общежитием. Теперь давайте спросим себя – действительно ли мы сможем решить демографическую проблему России, если, скажем, понастроим на средства стабфонда много-много общежитий?


Персона месяца

Инвесторам интересен не российский интернет, а российские технологии

Кенес Ракишев

казахстанский миллионер, создатель криптосмартфона

Технология месяца

NVMe: что нужно знать о новом интерфейсе?

«Датаемкие» решения требуют быстрых протоколов передачи данных.