oбзор

Обзор: Рынок ИТ: итоги 2015

Владимир Рахтеенко

Владимир Рахтеенко:
Кризис заставляет компании заниматься развитием

Многим российским поставщикам приходится болезненно перестраиваться под новые экономические реалии, требования законодательства и изменившиеся запросы клиентов. Легче приходится тем, кто изначально сделал ставку на постоянное развитие. О том, что такое открытая компания и какие технологии позволяют эффективно меняться самим и проводить масштабные проекты изменений для заказчиков, CNews рассказал генеральный директор компании CUSTIS Владимир Рахтеенко.

CNews: Каковы, на ваш взгляд, итоги 2015 года? Пройдено ли дно кризиса и какие уроки должны извлечь компании?

Владимир Рахтеенко: Не все вовремя осознали, что этот кризис структурный и долгосрочный, он носит фундаментальный характер. Сейчас мы видим, что игроки рынка заняли разные позиции. Одни работают с кризисом активно — мобилизуются, пересматривают стратегии развития, проводят серьезные проекты модернизации. Другие заняли пассивно-выжидательную позицию и считают, что ситуация в скором времени откатится к докризисному состоянию. Они механически сокращают расходы и зачастую выплескивают с водой ребенка — не могут правильно приоритизировать задачи, отказываются от важных проектов, увольняют людей, теряют редкие компетенции. Их запас прочности не велик, и если такие компании находятся в высококонкурентной среде — финансы, ритейл или ИТ, — то они уже сейчас начинают терять долю рынка.

Правда, мы наблюдаем и позитивные изменения: если в тучные годы многие заказчики пытались «забрасывать» проблемы деньгами, то сейчас время сверхдоходов закончилось. Эффективность, качество проведения изменений перестали быть пустыми словами и стали вопросом выживания.

CNews: Изменился ли в связи с этим спрос на ваши услуги и как вы помогаете своим клиентам в текущей обстановке?

Владимир Рахтеенко: Кризис обостряет конкуренцию и потребность меняться, заставляет даже очень крупные и консервативные компании заниматься развитием, двигаться вперед. Благодаря этому мы видим все больший интерес к проведению изменений и, соответственно, к нашей услуге по реализации проектов развития и серьезной модернизации. Если раньше мы видели такой интерес только со стороны пионеров и инновационных лидеров рынка, то сейчас в изменениях заинтересованы даже те, кого раньше мы считали предельно ориентированными на стабильность и сохранение статус-кво.


Владимир Рахтеенко: Любой крупный бизнес уникален, поэтому мы каждый раз перепроектируем свои решения под клиента

И это понятно: мир и внешние условия стремительно меняются. От бизнеса требуются оперативные решения глобального характера. Чтобы оценить уровень необходимых изменений, я приведу актуальный пример: из-за девальвации рубля стоимость рабочей силы в России сегодня сравнима с китайской. В связи с этим многие начинают переносить в страну различные производства — от сборки электроники до пошива одежды. Сегодня о размещении своего производства на территории России думают IKEA, Zara, Pierre Cardin, многие российские производители электроники и оборудования. Реализовать проекты такого масштаба нужно максимально безболезненно и быстро — это непростая задача для компаний, и она тем сложнее, что у большинства из них нет необходимых компетенций и практик.

Мы же в течение нескольких последних лет занимаемся наращиванием таких компетенций и создаем технологию проведения серьезных организационных и технических изменений. У нас есть практики и инструменты, а также набор технологических активов, которые позволяют управлять архитектурой предприятия на полном жизненном цикле. Благодаря этому наши ИТ-системы бесперебойно работают по 10–15 лет в крупнейших компаниях и организациях страны, при этом клиент имеет возможность регулярно и существенно наращивать их функционал. Кроме того, работая с архитектурой предприятия, мы обеспечиваем клиентам приемлемую стоимость владения ИТ-ландшафтом.

CNews: Что это за технологии, какие практики вы применяете?

Владимир Рахтеенко: Дело в том, что мы оказываем комплексную проектировочную услугу, которая охватывает все уровни — от работы с бизнес-идеей до проектирования технической инфраструктуры, поэтому нам необходимо постоянно развивать широкий спектр компетенций и практик. Для выявления реальных потребностей бизнеса нужен системный подход к исследованию рынка и глубокая отраслевая экспертиза, чтобы предложить клиенту максимально соответствующее потребностям и актуальное решение. Для построения единого информационного пространства для всех участников проекта необходимы коммуникативные технологии. А для того, чтобы создать лаконичный, неизбыточный технологический парк, требуется широкая и постоянно пополняемая технологическая экспертиза. Поскольку любой крупный бизнес уникален, особенно важно, что каждый раз мы по сути заново перепроектируем свое решение под конкретного клиента, сохраняя только базовые схемы, подходы и технологические активы.

Важную роль играет и аудит архитектуры, ее верификация всеми стейкхолдерами на начальном этапе. Мы, например, практикуем один из самых известных методов оценки архитектуры ATAM (Architecture Tradeoff Analysis Method). Он позволяет проверить соответствие архитектуры всем требованиям и бизнес-целям, а коллективное обсуждение и публичная защита выявляют недостатки и позволяют совершенствовать архитектуру. Но самое главное — мы даем менеджменту заказчика инструменты для контроля и управления ИТ, делаем процессы максимально прозрачными. Все ключевые решения принимает клиент, мы только снабжаем его необходимыми технологиями и практиками.

CNews: Какое влияние на рынок оказал курс на импортозамещение и как вы оцениваете его перспективы?

Владимир Рахтеенко: Некоторые рассматривают импортозамещение как сугубо политическую тенденцию, которая затрагивает в первую очередь госструктуры. Однако частные компании, исходя из соображений экономической эффективности, сегодня демонстрируют большой интерес к альтернативам традиционным вендорам. У нас уже есть ряд довольно крупных проектов с нулевой лицензионной стоимостью, и клиенты этим очень довольны.

Однако наша технологическая политика всегда заключалась в стремлении к гибкости и широкой экспертизе. Заказчики не должны быть ограничены технологическими предпочтениями ИТ-партнера, мы предоставляем им свободу и по возможности максимально используем уже имеющийся у клиента технологический парк. Сегодня выбор действительно часто делается в пользу открытого программного обеспечения, но в любом случае это должны быть проверенные и безопасные технологии, имеющие развитую поддержку в профессиональном сообществе.

Что же касается перспектив импортозамещения, то в целом я смотрю на тенденцию умеренно оптимистично. Например, еще 15 лет назад никто не верил и в перспективы замещения импортных продуктов питания. Безусловно, это очень сложный и долгий процесс, особенно в сфере высоких технологий. Ноу-хау складываются годами, формируются компетенции, строятся целые школы. Нужно понимать генезис производства этих технологий, не получится просто взять их и скопировать. В общем, процесс должен быть постепенным и обдуманным, все запретить и писать заново с нуля — глупость.

CNews: Думаете ли вы о выходе на международный рынок, учитывая благоприятные условия для экспорта?

Владимир Рахтеенко: Мы не исключаем такой возможности, но пока нам хватает проектов в России. Главное, что мы в обязательном порядке проводим оценку наших решений с точки зрения потенциала на международном рынке. Конкуренция сегодня носит глобальный характер. Однако я говорю не об экспорте умения писать код, а о продвижении наших методик и технологий работы. Например, практики российского ритейла уже давно не носят догоняющего характера — наши торговые сети успешно реализуют концепцию омниканальности наравне с западными коллегами и даже делают в этом свои открытия.

CNews: Какие еще перспективные тенденции вы видите в отраслях, с которыми работает компания? Какие проекты запланированы на 2016 год?

Владимир Рахтеенко: Перед компаниями стоят разные цели — внедрение новых процессов, устранение неэффективности существующих, модернизация и развитие деятельности. В ритейле, как я уже сказал, набирает обороты омниканальность в разных ее проявлениях и, конечно, остро стоит задача повышения маржинальности.

Совсем недавно мы успешно завершили проект автоматизации процессов возвратной логистики с нашим давним партнером — компанией «Спортмастер». Для fashion-ритейла быстрая смена коллекций — очень важный бизнес-процесс, напрямую влияющий на объемы продаж.

Что касается банковской сферы, то здесь на первый план выходит развитие комиссионных услуг, включая работу в смежных областях — страховании, закупках, проектном финансировании и т. д. Уверен, что такого рода банковские сервисы будут активно развиваться и в текущем году.

CNews: Какие еще задачи компания ставит себе на ближайшее будущее?

Владимир Рахтеенко: В этом году мы планируем развивать собственную экспертную коммуникационную площадку для обсуждения острых вопросов и перспективных тенденций в интересующих нас областях. Также мы продолжим развивать проектировочные, архитектурные и технологические компетенции, планируем ряд организационных изменений и дальнейшую технологизацию производства.

При этом наше развитие идет в концепции открытой технологической компании: мы понимаем, что настоящие профессионалы сегодня встроены в различные сообщества и реализуют параллельно по несколько проектов, поэтому мы открыты и готовы к разным форматам кооперации с независимыми экспертами, консультантами, методологами, техническими специалистами. Уже сейчас мы разрабатываем несколько проектов в такой сложной кооперации, и нам удается учитывать интересы всех участников.

Но самое пристальное внимание по-прежнему уделяется работе с основным капиталом компании — нашими сотрудниками. Мы внедряем новые продвинутые практики работы с ключевым персоналом, осваиваем методики управления талантами, долгосрочного карьерного сценирования, практикуем современный компетентностный подход и развивающее обучение с «заземлением» на реальную деятельность. Но это, конечно, задачи не на один год.

Вернуться на главную страницу обзора