Спецпроекты

Цифровая трансформация дала «Евразу» ежегодный прямой экономический эффект в полтора миллиарда

Бизнес Интеграция

Выступая на онлайн-конференции CNews «ИТ-стратегия 2021», вице-президент по информационным технологиям «Евразхолдинга» рассказал о факторах успеха при масштабировании цифровой трансформации, которая его компании принесла в 2020 г. прямой экономический эффект в $20 млн. Новые проекты в ближайшее время в идеале смогут принести еще $100 млн.

Эффект цифровой трансформации

В 2020 г. проекты программы цифровой трансформации «Евразхолдинга» дали прямой экономический эффект в $20 млн (порядка 1,5 млрд руб. по действующему курсу) в ежегодном исчислении. То есть именно столько компания сможет дополнительно зарабатывать все ближайшие годы. Об этом на онлайн-конференции CNews «ИТ-стратегия 2021» в марте 2021 г. рассказал вице-президент по информационным технологиям «Евразхолдинга» Артем Натрусов.

При этом, по словам топ-менеджера, в этой оценке компания не учитывала косвенных эффектов, связанных, например, с сокращением трудозатрат за счет внедрения безбумажного документооборота. Такие эффекты в «Евразе» относят к качественным, в то время как прямой экономический эффект касается увеличения объемов производства, повышением его эффективности, снижением дефектов и т. д.

«Евраз» является вертикально-интегрированной металлургической и горнодобывающей компанией с активами в России, США, Канаде, Чехии и Казахстане. Она входит в число крупнейших производителей стали в мире, имея собственные ресурсы железной руды и коксующегося угля для практически полного обеспечения своих потребностей. «Евраз» входит в ведущий индекс Лондонской фондовой биржи FTSE-100.

Артем Натрусов: Цифровой трансформацией с точки зрения получения материального эффекта пытаются заниматься многие компании, но реальных результатов добились единицы

В этой связи Натрусов отмечает, что порядка 80% всех эффектов в металлургическом и горнодобывающем холдинге лежит в производстве. Поэтому именно на его эффективности и сфокусированы усилия ИТ-подразделения компании.

С его слов можно заключить, что к достижению вышеупомянутого прямого экономического эффекта компания в явном виде двигалась примерно три года. Отдельные проекты цифровой трансформации были запущены в 2018 г. На следующий год были определены качественные приоритеты, а в 2020 г. появились первые результаты.

«И очень важно было эту задачу получения эффекта от цифровой трансформации передать производству — так, чтобы производство вытягивало технологии из ИТ-подразделения», — отмечает Натрусов. По его убеждению, инициатива должна исходить не от ИТ-шников. Заинтересованность в технологиях должна исходить непосредственно от самого производства.

«Бизнес-система “Евраза” обеспечивает поддержку вытягивания и закрепления эффектов, а ИТ сосредотачивается на реализации и выступает партнером генерации», — так видит схему взаимодействия подразделений компании топ-менеджер.

Планы на 2021 год

Из выступления Натрусова можно было заключить, что в части экономического эффекта компания на достигнутом останавливаться не намерена. «В 2021 году мы поставили уже более амбициозные цели: мы должны в разы увеличить эффект, и мы должны существенно увеличить количество проектов», — говорит он.

По его словам, за первые месяцы текущего года компания двумя волнами уже запустила около 60 проектов в рамках цифровой трансформации.

CIO и СTO: как меняется влияние ИТ-руководителей в компаниях?
Новое в СХД

«То есть, примерно мы нацеливаемся в таком ключе запустить 100 проектов, — прогнозирует топ-менеджер. — И каждый из этих проектов приносит экономический эффект сотнями тысяч долларов и более. А в идеале каждый такой проект должен приносить по миллиону долларов ежегодно».

Что такое цифровая трансформация в «Евразе»

Терминологическую ясность в понятие цифровой трансформации Артем Натрусов внес в интервью CNews в марте 2020 г. Он тогда отметил, что работает в «Евразе» более восьми лет, и в течение этого периода имел возможность пронаблюдать эволюцию востребованности ИТ в компании.

«Если вначале основные задачи были сосредоточены в области обеспечения качества ИТ-сервисов и оптимизации затрат, то со временем они стали более креативными, — рассуждал он тогда. — В какой-то период мы занимались резким усилением информационной безопасности, а в последние два-три года целиком ориентируемся на ускоренное развитие базовых ИТ и цифровую трансформацию».

По его заверениям годичной давности, в предыдущие два года «Евраз» увеличивал затраты на ИТ-проекты в 1,5-2 раза ежегодно. «Наша стратегия состоит в том, чтобы сохранить низкую стоимость эксплуатации систем и решений, но при этом не потерять в качестве, — сообщал Натрусов. — Одновременно мы выделяем все больше средств на развитие проектов, которые считаем приоритетными».

Данные проекты в компании разделили на две категории: базовую автоматизацию и цифровую трансформацию. «Границу между ними провести достаточно сложно, но мы для себя определили, что все, что имеет отношение к списку новейших технологий, — это цифровая трансформация, — рассказал он. — Например, это производственная продвинутая аналитика: проекты по машинному обучению, цифровым двойникам. Или производственные экспертные системы, основанные на физико-химических зависимостях.

К категории базовой автоматизации относятся более привычные вещи, например MES и ERP-системы».