Разделы

ПО Свободное ПО

Русский сектор открытого ПО не ограничивается ОС

Несмотря на то, что российский рынок ПО с открытым кодом преимущественно ассоциируется с разработчиками операционных систем, сегодня в России уже существуют фирмы, которые успешно зарабатывают на сопровождающих услугах и на разработке собственных прикладных решений с открытым кодом.

Одна из главных бед ПО с открытым кодом – вечное противопоставление "открытого" и "коммерческого". Это при том, что основатель движения свободного ПО Ричард Столлман вполне однозначно указал в тексте самой популярной лицензии GPL, что свободные программы можно распространять за плату. Впоследствии Эрик Рэймонд посчитал, что этого мало: в свободном ПО слишком много идеологии и слишком мало открытости по отношению к бизнесу. В результате было создано движение ПО с открытым кодом, постулирующее возможность использования свободных программ для реализации прагматических бизнес-интересов компаний. Затем последовали крупные проекты от Netscape, широко разрекламированные многомиллионные инвестиции от IBM, поднялся Open Source-бизнес компании Red Hat, а владельцы СУБД MySQL продали свое детище Sun Microsystems за 1 млрд долл. Было бы смешно утверждать, что вся эта бизнес-активность развернулась вокруг "некоммерческого" программного обеспечения.


На российском рынке дистрибутивов Linux становится тесно

И несмотря на все это, программы с открытым кодом продолжают постоянно сравнивать с "коммерческими" аналогами. Когда такое сопоставление делают пользователи, это настораживает: такие пользователи не вполне отдают себе отчет в природе ПО с открытым кодом, и в будущем "неожиданные" затраты могут привести их к разочарованию. Когда такое сопоставление делают представители компаний, чей заработок непосредственно связан с Open Source, это опечаливает: трудно поверить в жизнеспособность бизнеса, который сам себя называет "некоммерческим".

Наш язык объективно отражает наши умонастроения. Рынок не может развиваться без денег, и если ПО с открытым кодом интересно нам только как замена "коммерческому", то рассчитывать на развитие рынка не приходится – пользователи не будут платить. Это подтверждает и зарубежный опыт: больше всего значимых проектов с открытым кодом дают миру те страны (США, Западная Европа), где бизнес давно привык платить за качественные решения на базе Open Source. При этом ПО с открытым кодом выбирается по причине более высокой надежности, безопасности, качества, более низкой цены – но никак не по причине "бесплатности".

Российский рынок дистрибутивов Linux пока бесприбылен

Дмитрий Исаев, Softline: Мы видим превосходные перспективы развития облачного бизнеса в России
Импортозамещение

Несмотря на общее недоверие к коммерческому потенциалу ПО с открытым кодом в России, существует несколько компаний, которые, казалось бы, вполне обеспечивают российских пользователей необходимым программным обеспечением. Существуют компании-разработчики ALT Linux, ВНИИНС, "Линукс Инк", недавно была увеличена доля российской разработки в компании Mandriva, появилась компания-разработчик "Роса". Однако обилие производителей дистрибутивов операционных систем отнюдь не свидетельствует о развитости рынка – скорее, свидетельством зрелости будет наличие специализированных прикладных решений корпоративного уровня и сопутствующих услуг, таких как юридическое сопровождение внедрений Open Source. Этого в России почти нет. Тот факт, что новые игроки устремляются в тесную нишу дистрибутивов ОС, показывает, что российский рынок упорно не хочет созревать.

Нелишне отметить и тот факт, что ни один из российских разработчиков ОС пока не смог сформулировать четкой бизнес-модели. Компания Red Hat зарабатывает, продавая коммерческую подписку на свои системы корпоративным пользователям и госструктурам. Но уже в условиях Европы эта модель не работает, и французская Mandriva, накопив многомиллионный долг, сегодня находится на очередном витке реструктуризации. В России спрос на коммерческие дистрибутивы Linux еще ниже, а немногие корпоративные заказчики скорее предпочтут предложения от зарубежных вендоров. Итак, корпоративный сегмент отпадает, и остается государство и частные пользователи.