Разделы

Документооборот

Иван Агапов: Рынок межкорпоративного ЭДО только зарождается

Рынок межкорпоративного документооборота, формирующийся постепенно в России, по-прежнему приковывает к себе внимание специалистов в области СЭД. Сложность и запутанность механизмов работы, нормативно-правовой базы и практик применения CNews попробовал прояснить Иван Агапов, аналитик Synerdocs.

CNews: На каком этапе, по вашему мнению, сейчас находится отечественный рынок в плане построения межкорпоративного ЭДО? Что нужно еще сделать?

Иван Агапов: На самом начальном этапе. В данный момент на этом рынке есть несколько игроков, растет их количество, увеличиваются объемы работы, и новички еще будут появляться. Сейчас начались пилотные проекты – и на самом деле все находится на стадии зарождения и активно развивается, чему во многом способствовало законодательство. При этом вопросов также еще осталось довольно много. Среди них - вопросы роуминга между операторами, задача архивного хранения юридически значимых документов, вопросы форматов документов.

Есть еще есть одна задача, которую нужно решить самим операторам, - это взаимодействие с ФНС.

CNews: Как вы оцениваете обновленный закон об ЭЦП? В чем его недостатки и преимущества?

Иван Агапов: В настоящее время законодательно определены три вида электронной подписи – простая, неквалифицированная и квалифицированная. Согласно закону "Об электронной подписи", для организации юридически значимого электронного документооборота можно использовать любой из трех видов электронной подписи. Однако на практике в соответствии с приказом Минфина РФ о порядке обмена электронными счетами-фактурами при организации обмена электронными документами между юридическими лицами будет использоваться только квалифицированная подпись. Использование этого вида подписи освобождает участников обмена от необходимости заключения соглашения, но требует совместимости ПО. Два других вида подписи могут использоваться лишь с определенными оговорками. При этом открытым остаются вопрос архивного хранения электронных документов, а также проблема поддержания действительности ЭП.


Иван Агапов: На текущий момент законодательно организация электронных архивов разрешена, но нет ни разъяснений, ни требований к таким архивам

Максимальный срок действия сертификата ключа проверки ЭЦП, выданного сертификационным центром, составляет 1 год. Таким образом, с истечением срока действия сертификата он становится недействительным, и возникает вопрос действительности электронной подписи, которая была подтверждена данным сертификатом. Вопрос сводится к определению действительности сертификата на момент установки электронной подписи. Усиленная электронная подпись (и ЭЦП в том числе) не позволяет однозначно доказать данный факт.

CNews: Насколько развиты сегодня в России электронные архивы для юридического ЭДО?

Иван Агапов: На текущий момент законодательно организация электронных архивов разрешена, но нет ни разъяснений, ни требований к таким архивам. Нет закона об электронных архивах.

Если посмотреть с точки зрения бизнеса – сейчас существуют различные системы в том числе и межкорпоративного электронного документооборота (МДО), в которых переданные документы требуется хранить в течение определенного времени. Как я уже сказал, срок действия сертификата ключа проверки ЭЦП составляет один год. В силу того, что законодательство в этой области далеко от совершенства, но решать на практике вопрос все же необходимо, появилась "усовершенствованная электронная подпись", к которой добавляется так называемый «штамп времени». Он позволяет получить информацию о времени подписания, обеспечивает достоверность документа и сохранение юридической значимости.

Денис Гузовский, «Росгосстрах»: Массово страховые продукты не будут продаваться онлайн в течение еще трех лет
Бизнес

Государственный опыт построения электронных архивов очень мал, и сложно сейчас сказать, как планируется решать эту задачу. Скорее всего, решение появится в ближайшие 5 лет. Хочется отметить опыт зарубежных коллег по созданию электронных архивов. В западных странах продолжают хранить документы в бумажном виде, но при этом создают электронный архив, с целью отработки технологии, поскольку неясно, как это будет работать, к примеру, через 20 лет.

CNews: Как обстоят дела с поддержкой межкорпоративного юридически значимого ЭДО в российских СЭД?

Иван Агапов: Развитие межкорпоративного документооборота осуществляется через сервисы операторов обмена, есть отдельные системы, которые организуют МДО.

К примеру, я как пользователь работаю в корпоративной информационной системе (КИС) с электронными документами, и мне было бы удобно работать в этой же системе с межкорпоративными документами. У пользователей есть потребность в том, чтобы документ был создан, согласован, подписан внутри системы и затем отправлен в другую систему. Именно поэтому производители корпоративных решений идут по пути интеграции с внешними сервисами для осуществления МДО. Сами сервисы появились относительно недавно и фактически развиваются активно последний год. В будущем в ответ на потребности клиентов ожидается все большая интеграция с разными системами, проработка различного функционала и предложение от последних больших возможностей.

Ефим Климов, «Эттон»: Как мы получили грант на разработку MES-системы
Поддержка ИТ-отрасли

CNews: Чем отечественный рынок юридически значимого ЭДО отличается от европейского и американского? Какие лучшие практики с Запада мы могли бы заимствовать?

Иван Агапов: Важнейшим фактором является различие законодательных особенностей.

На западе очень сильно развит рынок EDI (Electronic Data Interchange – обмен структурированными документами), который необходим для бизнеса. К примеру, торговая сеть с множеством поставщиков нуждается в постоянной передаче различных документов. В России EDI относительно слабо развит и используется лишь в части торговых сетей.

На европейском рынке немного другая ситуация. Там на протяжении уже пяти лет активно развивается тематика е-invoicing – это электронные счета-фактуры и первичные документы. В каждой стране есть свои особенности и по использованию электронной подписи, и по количеству операторов. Но в целом в Европе насчитывается несколько сотен операторов, и как следствие – значительно выше уровень конкуренции.