Разделы

Бизнес ПО Софт

Эксклюзив от Microsoft: Ольга Дергунова комментирует "дело Поносова"

Суд над директором сельской школы Александром Поносовым всколыхнул общественность, позволив взглянуть на вопрос борьбы с пиратством с самых острых углов. О позиции потерпевшей стороны – корпорации Microsoft – в интервью CNews рассказала Ольга Дергунова, президент "Microsoft Россия и СНГ".

CNews: В первую очередь хотелось бы узнать вашу позицию по отношению к судебному процессу над директором сельской школы Александром Поносовым. Эта тема сейчас очень бурно обсуждается нашими читателями.

Ольга Дергунова: Microsoft является потерпевшей стороной в этом деле, потому как нарушены права на интеллектуальную собственность корпорации. При этом ситуация, которая сложилась в школе с появлением нелицензионного программного продукта, по-прежнему не ясна. По крайней мере, нам. Суд будет выяснять все детали. По той ситуации, которая позволила сделать предварительный анализ, по-прежнему непонятно, кто же установил нелицензионное программное обеспечение. И мы полагаемся на то, что суд соберет всю объективную информацию и примет решение. Отметим, что мы как корпорация Microsoft, не подавали гражданский иск и не планируем этого делать. Это дело нельзя сравнивать, например, с делом по заводу "Юнитехпласт", где ущерб, нанесенный корпорации Microsoft, составил более 2 млрд. рублей. Безусловно, дело в Лобне – это очевидное злостное нарушение, когда извлекалась материальная выгода. В случае с непосредственным участием директора школы мы не видим злостности.

CNews: Прокуратура Пермской области каким-то образом известила компанию о том, что планирует инициировать этот процесс? Могло ли это дело вообще рассматриваться в суде без участия вашей компании?

Ольга Дергунова: В качестве ответа на вопрос приведу мнение Александра Страха, юриста Microsoft. "Дело возникло в результате проведенной проверки. Первая проверка была в мае 2006 года. Наш представитель был уведомлен уже после того, как такая проверка прошла. Что касается процессуальных вопросов, связанных с участием корпорации Microsoft, то это дело публичного обвинения. И здесь заявления потерпевшего не требуется, чтобы такое дело возбуждать и расследовать. Поэтому теоретически и на практике так иногда и происходит, когда правообладателей даже не уведомляют о том, что провели проверку, возбудили дело и так далее".

CNews: Известны ли вам аналогичные прецеденты в России, когда школы попадались на использовании нелицензионного ПО?

Ольга Дергунова: Нам они неизвестны. Как правильно заметил Александр Страх, Microsoft как правообладатель может и не знать о возбуждении такого рода дел.

CNews: А за рубежом?

Ольга Дергунова: Мы не располагаем подобной информацией.

Вадим Глущенко, Центр глобальной ИТ-кооперации: Делаем акцент на восточном направлении
Цифровизация

CNews: Мы провели исследование интересов англоязычной версии CNews. Как выяснилось, зарубежные читатели с интересом следят за развитием процесса над директором российской сельской школы. Хотелось бы узнать, извещен ли об этом процессе европейский офис Microsoft и какова его позиция? (Прим. российский офис находится в подчинении европейского).

Ольга Дергунова: Конечно, извещен. Потерпевшим является корпорация Microsoft, а не один из ее офисов. Поэтому точка зрения у всех единая. Что касается первой части вопроса, то здесь надо четко понимать, за чем следит аудитория. Либо она следит за конкретным делом, либо обменивается своими точками зрения на тему нелицензионного использования ПО в России, величия Билла Гейтса и качества продуктов Microsoft. В вашем вопросе надо четко разделять, о чем мы говорим. Если речь идет о сути дела, то пока суд не объявит выясненные детали дела, что-либо обсуждать достаточно сложно. По крайней мере, нам каких-то новых обстоятельств дела неизвестно, последние данные которыми мы располагаем, относятся к прошлому году (моменту возбуждения дела) и материалам первого судебного заседания. Поэтому я предполагаю, что ваши читатели скорее всего обмениваются точками зрения о том, какова ситуация с нелицензионным использованием программного обеспечения в России, какой уровень его использования в школах и конкретно в этой школе, что мог знать и не знать директор в этом процессе. И вот здесь надо совершенно четко понимать, что если уровень пиратства в стране составляет 83%, удивляться тому, что в одной средней школе присутствует нелицензионное ПО, было бы странно. Дальше полемика строится вероятнее всего вокруг приоритетов, с чего начинать искоренение такого зла, в какой последовательности действовать и какими инструментами.

CNews: Да, но обсуждения явно вышли за уровень "кухонных пересудов", к ним подключились и организации, и госструктуры, и лично президент РФ

Ольга Дергунова: На пресс-конференции Владимир Путин совершенно верно сказал, что в первую очередь надо бороться с крупными оптовыми распространителями и производителями, зарабатывающими миллиарды на создании контрафактной продукции. Это не только программное обеспечение, но и кроссовки, парфюмерия, водка... Дело в Лобне, которое идет с конца 2005 года, движется медленно, ведь в нем затронуты интересы большого бизнеса. Поэтому, если говорить о приоритетах, конечно, надо искоренять проблему в корне. Инструменты, необходимые для наведения порядка, хорошо известны. Это совершенствование законодательства, свежий пример - четвертая часть Гражданского кодекса, которая скоро вступает в силу. Это развитие правоприменительной практики. И самое главное – 3 важных шага со стороны правообладателей.

Как «Тинькофф» проводит встречи и обучает 20 000 сотрудников ежемесячно
Импортозамещение ВКС

Во-первых, обеспечение доступности технологий, в том числе и ценовая политика. Во-вторых, популяризация ценности лицензионного ПО - объяснять, зачем приобретать лицензионное программное обеспечение или любой другой товар или услугу, интеллектуальную собственность. И в-третьих – это работа с поставщиками, формирование авторизованных каналов, которые ограждают от появления нелицензионного ПО в момент, когда оборудование ушло от партнера.

Анализируя данный случай в отдельно взятой школе, выясняется, что есть еще несколько факторов, которые нужно принимать во внимание. Экономика страны находится в переходном периоде. До 1991 года понятие интеллектуальной собственности в России было совершенно иным. И только с 90-х годов начинает прививаться уважение к частной собственности. Меняется экономический уклад, меняются в принципе основы экономики. В том числе, меняется и правовая основа. В этот момент школа тоже меняется. И в какой-то момент школа, и вообще система образования, оказалась в ситуации, когда директор школы стал фактически управляющим, менеджером того учреждения, за которое он отвечает. Появление нелицензионных копий ПО возможно как из-за недостатка финансирования школ, так и из-за недостатка знаний о том, что программное обеспечение является не менее важным активом чем оборудование, здания, сооружения и пр, . Как быть в такой ситуации? Учить. Так мы приходим к рассмотрению набора инструментов, которые могут предвосхитить возникновение подобных ситуаций в будущем. Поэтому с удовольствием посмотрю на обмен мнениями ваших читателей. Но все-таки, мне кажется, обсуждение скорее идет не по данному конкретному делу, а о предпосылках возникновения и путях решения.