Разделы

ПО Свободное ПО Софт

Алексей Новодворский: "Школьный проект" – это только начало

В России тема свободного ПО на данный момент является очень популярной, чему способствуют пилотные проекты по внедрению Linux в школах и разговоры о необходимости собственной ОС. Но есть ли у страны силы для осуществления таких мегапроектов? Свое мнение о происходящем высказал Алексей Новодворский, заместитель генерального директора компании ALT Linux.

Но главная проблема, с которой мы сталкивались при создании подобных организаций, заключалась в том, что непонятно, из кого она должна состоять. Если из бизнес-структур, то в результате получится еще одна бизнес-структура. То есть, вопрос имеет отношение именно к бизнесу, а не к СПО в целом. Если это кому-нибудь будет нужно, то это будет сделано.

Следует учитывать то, что в основе свободного программного обеспечения лежат проекты, а не фирмы. Некоторые проекты спонсируются фирмами, но состоят они в значительной части из добровольцев. То есть, конкретных людей, которые безо всяких формальных организаций общаются между собой. И им вряд ли нужна какая-то структура в виде административной надстройки.

Если же смешать бизнес и непосредственно проекты, то совершенно очевидно, что главенствующую роль в таких объединениях будут играть именно фирмы, а не люди. Поэтому независимые разработчики воспримут идею без особого восторга. Если и возможно придумать некую идеальную структуру, то она, скорее всего, останется на бумаге.

CNews: Стало быть, организация, созданная людьми, не имеющими отношения ни к проектам, ни к фирмам, даже предпочтительнее, поскольку вокруг них проще собраться?

Алексей Новодворский: Я думаю, что такая организация - это просто структура гражданского общества. Поэтому, я всячески приветствую ее появление. Независимой структуре проще говорить с бизнесом, с государством, с разработчиками. Она не будет акцентировать внимание на интересах какой-то одной стороны.

ЦЕСТ, например, делает запросы в различные органы власти, ставит перед ними какие-то вопросы. Он действительно представляет общество, лоббирует интересы СПО в целом, а не каких-либо фирм. С этой точки зрения его возможности значительно шире, чем у любой профессиональной организации. Когда известные и авторитетные люди осуществляют общественный контроль и общественную поддержку - это правильно. Именно так должно быть в принципе.


Алексей Новодворский: Сейчас в нашей школе появился значительный крен в направлении изучения офисных программ

Я полагаю, что ЦЕСТ достаточно эффективен. Другое дело - организовавшие его люди могут ошибаться. Но от этого никто не застрахован. Главное заключается в том, что реализован правильный механизм.

CNews: А не проще ли вообще отменить изучение в школе офисных пакетов и тому подобных вещей, вернув этот предмет в "ершовские" времена и приведя программу в соответствие с требованиями вступительных экзаменов ВУЗов? А то ведь до смешного доходит - отличники не готовы сдать экзамен в тот же МТУСИ, поскольку на уроках ничего подобного они "не проходили", а занимались "вордами-екселями". Кстати, при этом 99% проблем с машинами и ПО снимутся сами собой.

Алексей Новодворский: Это очень сложный вопрос. Я в прошлом учитель математики, и лично мне такой подход достаточно близок. Я считаю, что изучать теоретические основы информатики - весьма важно.

Но смешение двух направлений произошло достаточно давно. Еще в "ершовские" времена, даже несколько раньше, особенно в математических классах, очень часто был один предмет, заменявший труд. На нем как раз ученики получали практические навыки работы с компьютером. И даже получали свидетельство "оператора ЭВМ". С другой стороны, был лозунг Ершова "Программирование - вторая грамотность". Оба этих предмета развивались относительно независимо, по крайней мере - не в ущерб друг другу.

А потом произошло смешение этих двух направлений. Увы - не в пользу теоретических основ информатики и навыков программирования. Сейчас в нашей школе появился значительный крен - причем, не в инженерную сторону, а в направлении изучения офисных программ.

Важно понимать, что это даже не подготовка пользователя, как зачастую нам это пытаются представить. Это обучение человека, который будет применять свои умения в сфере делопроизводства. Неважно где - в бизнесе или на госслужбе. Я не говорю, что это плохо. Но получилось так, что мы потеряли инженерную составляющую предмета и лишились исследовательских традиций, которыми традиционно была сильна наша школа еще с 19-го века.

Это было вполне объяснимым процессом. В 90-е годы прошлого века подобные знания были практически не востребованы. Но сейчас в силу экономического развития страны растет потребность в квалифицированных инженерных и научных кадрах. Таким образом, изучения офисных технологий стало недостаточно - пора говорить о программировании, о понимании работы компьютерных сетей и т.п. вещах.

На первый план снова выходят инженерная и исследовательская составляющие. В этой связи появление в школе свободного программного обеспечения представляется мне не только естественным, но и особо важным. И одна из наших задач заключается в том, чтобы переломить ситуацию в образовательных учреждениях. Конечно, не в ущерб тем, кто хочет со временем стать "белым воротничком". Пусть будут офисные приложения. Но не в ущерб теоретическим основам информатики, программированию, сетевым технологиям.

CNews: На трехлетнюю аренду проприетарного софта из бюджетных средств выделено почти 3 млрд. рублей. Не лучше ли было на те же деньги купить "железо" для компьютерных классов чуть ли не в половину российских школ, избавившись от "аппаратного зоопарка". Считаете ли вы закупку проприетарного ПО оправданной мерой?

Алексей Новодворский: Насчет "железа". Оно закупается, и насыщенность школ техникой у нас не такая плохая. Если, конечно, не ориентироваться на операционные системы от Microsoft, за техническими требованиями к которым все равно не угнаться. То есть, зная ситуацию в учебных заведениях не понаслышке, я могу сказать, что ситуация с компьютерами там далеко не плачевная.

Георгий Джабиев, T1 Cloud: «Отчуждаемое» облако — новая модель аренды ИТ-инфраструктуры для крупного бизнеса и государства
Маркет

Двадцать, а то и сорок компьютеров в сельской школе - вполне реальная ситуация. И если не ставить на них последние системы от Microsoft, то они вполне пригодны для работы.

Другое дело - не всегда организация школьной сети отвечает современным требованиям. Допустим, в учебном заведении вообще отсутствует сервер. В результате у учеников не складывается сколько-нибудь адекватного представления о построении актуальных сегодня информационных систем. Мы, кстати, в рамках известного школьного проекта работаем в этом направлении.

Теперь о необходимости закупки проприетарного ПО. На мой взгляд, это было совершенно оправданное решение в ситуации, которая сложилась на тот момент. Я не буду говорить о том, "как мы дошли до жизни такой" - эта тема требует отдельного изучения.

В результате ужесточения как законодательства, так и действий правоохранительных органов, в школах создалась совершенно неприемлемая напряженность. И надо было срочно что-то делать.

Что делать, если инфраструктура не успевает за ростом бизнеса?
Маркет

CNews: Но в известном "деле Поносова" позиция Microsoft была чрезвычайно мягкой. Компания открыто заявила, что претензий к учителю не имеет. Откуда же взялась эта напряженность? Не сами ли мы ее создали?

Алексей Новодворский: Дело в том, что для того, чтобы обвинить человека за нарушение авторских прав по уголовной статье достаточно доказать "особо крупные размеры" ущерба, заявление правообладателя не нужно. Некоммерческое партнерство производителей программных продуктов (НП ППП), в которое входит Microsoft и многие другие производители, издает закрытые методички для правоохранительных органов. Там есть эталонный прайс-лист, по которому считается ущерб от использования контрафактного ПО. То есть, производители коммерческих программ фактически инициировали репрессии против пользователя. Подчеркиваю - именно пользователя, а не продавца или изготовителя "пиратской" продукции, как это было раньше. И вот тут возникла парадоксальная ситуация. С одной стороны, производители обещают продавать ПО для школ по ценам, значительно ниже рыночных. С другой - отвечать учебные заведения будут, что называется, "по полной стоимости".

CNews: Но сами-то дела заводит не НП ППП, а государство. Достаточно принять постановление о том, что в течение, скажем, трех лет нельзя трогать школы, и проблемы нет, как таковой. При этом ни о каком потакании "пиратам" нет и речи. Учебные заведения переходят на лицензионное ПО. Срок на это - три года. И на это время они освобождаются от ответственности, поскольку всем понятно, что в одну минуту и по-щучьему велению такой переход невозможен. И НП ППП никак на это не повлияет.

Алексей Новодворский: Я думаю, что это может быть связано с тем, что государство проводит линию на вступление в ВТО. И принимает соответствующие законы. Совершенно естественно, что эти законы принимаются при активном участии производителей программных продуктов. Несомненно, нам нужно считаться с нынешним международным законодательством, но необходимо и влиять на его изменение, как делают многие европейские страны.

Из изменений в законодательстве вовсе не вытекают прямо возникшие проблемы. Все могло бы быть иначе, если бы производители программных продуктов не стали бы с места в карьер бороться с пользователями. Или хотя бы опубликовали свои методики "поимки пользователя".

А в данном случае именно они создали ситуацию социальной напряженности, в том числе и в школах. Правоохранительные органы почему-то взялись далеко не за самую защищенную группу общества. Тем более что учителя не имеют никакого корыстного интереса и никак не могут повлиять на политику закупок ПО. Не из своего же кармана, в конце концов, им за все платить.

Главную причину возникших проблем я вижу в действиях не государства, а производителей коммерческого ПО. Их поведение можно назвать по меньшей мере социально-безответственным. Принимая какие-то решения, бизнес должен просчитывать возможные последствия. И не ставить корпоративные интересы выше общественных. Но, как бы то ни было, проблема возникла, и надо было как-то ее решать. В частности, рассматривался вариант срочной установки свободных программ для выправления ситуации. Несмотря на то, что лично мне слышать подобные предложения было приятно, я прекрасно понимаю, что форсированный переход на СПО - это шок для учителей, сравнимый с "делом Поносова", просто другого рода.

В сложившемся положении я не видел и не вижу иного выхода, кроме поставок приприетарного ПО. Другой вопрос - удалось ли полностью решить проблему? С одной стороны, в школе все-таки появились какие-то бумажки, способные защитить учителя от преследования. Я имею в виду голографические наклейки, отпечатанные лицензии, документы от Рособразования и т.д. Но полностью проблема решена не была. Точнее - решение одной проблемы тут же породило другие.