Спецпроекты

США испытают новый тип сверхмощного боеприпаса

Наука
Объявление об испытании в США 2 июня этого года боеприпаса мощностью 0,6 кТ может свидетельствовать о значительном прогрессе в области работ по созданию термоядерных боеприпасов, не требующих для инициации ядерных зарядов деления и не вызывающих остаточной радиоактивности. Американские военные планируют провести испытание заряда, эквивалентного по мощности 0,6 кТ тротила. Согласно официальной информации Пентагона, приводимой SpaceDaily, заряд будет состоять из обычных (неядерных) взрывчатых веществ — взрывчатой смеси нитрата аммония и дизельного топлива. Общая масса заряда составит 700 т. Испытания будут проводиться на ядерном полигоне в штате Невада, кодовое название испытания — «Divine Strake».

«Не хочу сказать лишнего, но впервые со времен прекращения испытания ядерных боеприпасов над Лас-Вегасом поднимется характерный гриб», — заявил Джеймс Тегнелиа (James Tegnelia), глава агентства по снижению внешней угрозы министерства обороны США. Облако, по расчетам военных, поднимется на высоту до 5 тыс. м. По словам г-на Тегнелиа, целью испытания является исследование воздействия сверхмощного взрыва на гранитные скальные породы, что поможет в разработке неядерных боеприпасов, предназначенных для уничтожения заглубленных объектов. Ранее в США была создана авиабомба МОАВ массой около 7 т.

Имеющаяся информация о готовящемся взрыве сверхмощного обычного заряда порождает больше вопросов, чем ответов. Заявленная масса только собственно взрывчатых веществ в 700 тонн делает практически невозможной его доставку сколь-нибудь разумными методами — максимальная грузоподъемность самого мощного на сегодняшний день и обозримую перспективу транспортного самолета (Ан-225 «Мрия») составляет всего 250 т, у бомбардировщиков она еще меньше. Даже если бы самолет, способный взять на борт 700 т груза, существовал бы, сбросить подобную массу над целью было бы чрезвычайно сложно технически. Объем подобного гипотетического заряда был бы столь велик, что размещение его в корпусе или на внешней подвеске граничило бы с чистой фантастикой. Ракетных систем, способных доставить подобный заряд к цели, не существует, экзотические способы вряд ли стоит рассматривать всерьез. Остается формирование заряда непосредственно на месте, но в этом случае становится сомнительным его военное предназначение.

Кроме того, в подрыве зарядов подобной мощности нет ничего нового даже с технической точки зрения. Так, самым мощным неядерным взрывом на суше в истории человечества считается взрыв в Оппау (Германия) в 1921 году, когда взорвались около 3 тыс. тонн аммиачной селитры. Погибло несколько сот человек, на месте взрыва образовалось большое озеро глубиной до нескольких десятков метров. Самым мощным неядерным взрывом на море считается взрыв в 1921 году французского военного корабля «Монблан» с грузом взрывчатых веществ. На его борту находились 35 т бензола, 300 снарядов, 10 т пироксилина, 2300 т тринитрофенола (пироксилиновой кислоты), а также свыше 180 т тринитротолуола. В истории России самым мощным неядерным взрывом стал взрыв трубопровода в Башкирии 3 июня 1989 года. Согласно одной из версий, он стал следствием использования в СССР переданных через ЦРУ компьютерных систем управления газопроводом с сознательно внесенными в них изменениями, приведшими к его разрушению в процессе эксплуатации.

Высказываются предположения о том, что ряд последних сенсационных открытий в области «холодного термояда» и достижения в земных условиях сверхвысоких температур могли способствовать появлению принципиально нового типа боеприпасов на основе неуправляемой реакции ядерного синтеза, не требующих для инициации ядерного заряда с делящимися материалами. Подобная бомба на основе одного лишь водорода могла бы стать очень «чистой», а соблазн ее применения для искоренения терроризма — непреодолимым. И в таком случае информация о странном взрыве может означать, что уже обозначившийся очередной этап в гонке ракетно-ядерных вооружений выводит ее на качественно новый уровень.



Стратегия месяца

Уже появляются российские эквиваленты западных решений для банков

Сергей Пегасов

CIO Промсвязьбанка

Профиль месяца

Нужно ли локализовывать иностранное ПО

Александр Шохин

президент Российского союза промышленников и предпринимателей