Статья

СПО в России: станет ли каприз закономерностью?

Софт Интеграция Инфраструктура Свободное ПО
мобильная версия

СПО в России существует уже продолжительное время, однако использование его в ИТ-проектах до сих пор носит спонтанный характер. Наличие успешных западных практик и потенциал, заложенный в эти решения не "перевешивают" неоднозначные трактовки преимуществ СПО среди чиновников, не способствуют широкому принятию его среди ИТ-профессионалов и практически не влияют на российские законы. Попытаемся построить более справедливую картину перспектив применения СПО в РФ.

Российская практика использования СПО явно недостаточна, и главная проблема здесь видится в узости трактовки этого явления, сомнениях в его серьезности для страны в целом. Расширив исторические горизонты и поместив СПО в контекст развития рыночных отношений, свободную лицензию можно увидеть как ожидаемую закономерность трансформации ПО как товара.

Экскурс в ИТ-прошлое

Практически до конца 1970-х годов ИТ-проекты отождествлялись с созданием в рамках согласованного бюджета уникального программного обеспечения и работ по его внедрению. По завершению проекта заказчику фактически передавались исключительные имущественные права на результаты разработки. По мере либерализации ВЭД развития коллективов отечественных разработчиков и законов по защите интеллектуальной собственности возникла практика лицензирования. Передача имущественных прав на ПО стала заменяться возмездной передачей прав использования, а доработка и внедрение оплачивались отдельно. В начале 1990 х годов удалось преодолеть недоумение заказчиков в отношении целесообразности периодических платежей. В дополнение к единовременной оплате прав пользования и услуг внедрения, появились регулярные платежи за услуги сопровождения ПО. Чуть позже распространилась практика разделения услуг сопровождения на две составляющие — техническую поддержку и обновление версий.

В этот период изменялась и правовая практика в отношении формируемых и накапливаемых программами данных, составляющих содержание (контент). В 1980 е годы контент естественно возникал в ходе эксплуатации прикладного ПО и принадлежал заказчику безусловно. Современная практика разделяет права на контент и права на ПО. Права на использование контента стали отдельным предметом продажи. В дополнение к этому относительно недавно возникла услуга подготовки не защищенного авторским правом стартового контента, изменяемого в ходе последующей операционной деятельности. К нынешнему экономическому кризису отечественные ИТ-компании сделали нормой следующие статьи затрат: лицензия ПО, услуги по внедрению или разработке ПО, услуги сопровождения ПО и плата за использование или создание контента. Таким образом, возник своеобразный рекорд числа статей, формирующих стоимость владения.

Неустойчивость в эту идиллию внесла тема СПО и набирающая обороты практика предоставления ПО в аренду или "ПО как услуга" (Soft as a Service, SaaS). Оба варианта подразумевают отказ от лицензионных платежей. В бизнес-модели ПО как услуга формальная лицензия исчезает и право пользования фактически регулируется договором сопровождения. Для СПО лицензирование сохраняется, но в отличие от проприетарного ПО лицензии СПО разрешают свободное распространение и модификацию программы. Вследствие легитимно предоставленной свободы распространения лицензии на СПО, как правило, совершенно бесплатны. Бесплатность лицензии не означает отсутствие обязательств. В частности, свободная лицензия GNU GPL не позволяет при передаче другому лицу "урезать" ранее полученные права и требует обязательно приложить копию стандартного текста свободной лицензии. Такая лицензия гарантирует четыре направления свободы: запускать и использовать программу для любой цели; разбираться в том, как работает программа и адаптировать её для любых целей; распространять копии программы; вносить в программу изменения и публиковать эти изменения. Предоставление свободы оказалось сложнее механизмов проприетарных лицензий, настроенных на максимально возможное ограничение прав лицензиата. Известны несколько типов свободных лицензий, отличаются они в деталях, в основном касающихся возможности или запрета: взимания платы за модифицированный код; ветвления исходной версии на независимые проекты; правового отождествления исходного кода и собранной программы и т.п.


Применение СПО в госструктурах может помочь РФ снизить стоимость ИТ-проектов

Реализация предоставленных свободными лицензиями прав подразумевает открытость исходного кода, поэтому СПО, как правило, одновременно является проектом с открытым кодом. С другой стороны, следует понимать, что открытость исходного кода совсем не означает свободу его использования. Открытые исходные коды проприетарного ПО могут быть защищены патентами и опубликованы совсем в других целях, например, для расширения круга профессиональных потребителей, повышения авторитета или захвата лидерства в соревновании за принятие стандарта. В этих же целях могут открываться и фрагменты экосистемы проприетарного ПО – программные интерфейсы, специальные средства разработки, сертификационные тесты и проч. Таким образом, проприетарное ПО справедливо разделять на абсолютно закрытое ПО, традиционно запрещающее лицензиату все, кроме использования, и ПО открытое с ограничениями, например, с исходным кодом, открытым исключительно для анализа.

Сложнее оказалось и наметившееся движение в сторону оплаты легитимности контента. Простая формула – "пользователь контента платит правообладателю контента" работает только при однозначном распределении ролей. Однако их распределение не всегда очевидно. В процессе использования контента могут возникать производные данные, например, предпочтения пользователя или статистика, касающаяся обслуживаемой пользователем ПО клиентуры. Таким образом, появляется новый контент, порождаемый самим пользователем, что делает его правообладателем производного контента. Ценность производного контента, генерируемого в ходе эксплуатации ПО, может превосходить стоимость первичного контента. Возникают предпосылки к инверсии ролей. Практическим примером такой инверсии может служить предоставление оператором бонусного трафика за просмотр клиентом рекламы, т.е. косвенной оплаты внимания пользователя, проявленного к конкретному контенту. В перспективе вполне реалистичным сценарием представляется переход от платного доступа в интернет через бесплатный к оплачиваемому провайдером (точнее, правообладателем первичного контента).

"Товарные" отношения

Условную шкалу развития экономики свободного рынка можно представить крупными периодами так: эпоха товарного дефицита — товарный избыток и наука маркетинга товаров, призванная "растолкать" этот избыток, — кризис товарного маркетинга и переход к маркетингу комфорта потребления товаров и услуг. Представляется, что все страны с рыночной моделью экономики находятся на этом пути, но в разных точках и с радикально разной продолжительностью периодов. Для РФ этап маркетинга товаров был относительно коротким и товарный дефицит практически сразу сменился периодом маркетинга комфорта потребления. Вместе с рынками развитых стран мы переживаем кризис товарного маркетинга. Всемирно известный гуру маркетинга — Филипп Котлер в своей книге "Новые маркетинговые технологии. Методики создания гениальных идей" (Lateral Marketing: New Techniques for Finding Breakthrough Ideas) в соавторстве с Фернандо Триас де Без предлагает блестящие методики создания абсолютно новых товаров. Редкое для Котлера соавторство выглядит как "хватание за соломинку", в книге Котлер фактически признал исчерпание флагманского приема товарного маркетинга – сегментации рынка. Адаптация товара к конкретному сегменту перестала окупаться, ввиду малочисленности целевых групп. Кроме того, стремительно сокращается время, отпущенное новатору для использования созданного конкурентного преимущества. Современные производства позволяют конкурентам повторить удачный образец через 3 - 4 месяца. В таких условиях качество товара мало влияет на выбор покупателя, существенно возрастает составляющая последующих отношений производителя и потребителя. Недаром практика контроля измеряемых параметров качества обслуживания в виде Соглашения об уровне услуг (Service Level Agreements, SLA) стремительно распространяется практически по всем отраслям.