Разделы

Цифровизация Бизнес-приложения Внедрения

Дмитрий Рыбаков: Автоматизация — это гонка вооружений

Предприятия, где нет информационной системы, пожалуй, уже не найти. Однако вместе с преимуществами автоматизация несет бизнесу еще и дополнительные риски. О том, чем опасна ИТ-зависимость и к чему она приводит, в интервью CNews рассказал президент компании ОТР Дмитрий Рыбаков. С другой стороны, для многих предприятий, особенно крупных, "брендированные" информационные системы – насущная потребность. Они аккумулируют в себе опыт западных компаний из аналогичных сфер бизнеса, которые уже прошли путь автоматизации. Кроме того, многие отраслевые решения у российских разработчиков вообще не представлены. Взять, к примеру, продукты для автодилеров. Когда возникает необходимость в них, компаниям больше ничего не остается, как обратиться к именитым западным вендорам.


CNews: Сколько в среднем "живет" в компании информационная система?

Дмитрий Рыбаков: Полный цикл – от старта проекта по проектированию новой информационной системы до принятия решения о ее замене – я бы оценил в десять лет. Это период, свойственный российским компаниям. Опыт Европы или США мне сложно оценить, но думаю, там сроки не сильно отличаются от российских. Ведь смена информационной системы – процесс довольно длительный, и, как правило, затратный.

CNews: Удовлетворена ли на сегодняшний день потребность российских предприятий в КИС?

Дмитрий Рыбаков: Первичные потребности, скорее, удовлетворены. Доказательством тому является заметное снижение темпов роста российского ИТ-рынка (около 14% в 2007 году против 25% в 2005). Но думаю, что рынок еще далек от насыщения, потому что Россия начала двигаться по этому пути значительно позднее Запада. Да и просто потому, что до начала этого века наша экономика находилась в состоянии стагнации.

CNews: Тем не менее, уже вряд ли найдется предприятие, обходящееся без КИС. Можно ли говорить о том, что осталось мало возможностей для реализации новых проектов и основные силы ИТ-компаний сосредоточены на поддержании уже существующих систем?

Дмитрий Рыбаков: Сейчас уже невозможно найти ни одной организации, где бы ничего не было сделано. Многие проекты сегодня действительно выходят на этап сопровождения и последующего развития. С другой стороны, и требования заказчиков, и возможности ИТ-компаний постоянно повышаются. Оказывается, что, помимо предоставления базовой функциональности, можно и нужно дать компании еще и дополнительные возможности. Многими компаниями сейчас востребованы "вторичные" ИТ-системы, оказывающие косвенное влияние на производственную составляющую бизнеса через совершенствование системы управления. К таковым системам относятся различные BI-решения.

Кроме того, сейчас значительное число российских предприятий переходит к стадии ликвидации "зоопарков", поэтому источники роста для ИТ-бизнеса есть.

CNews: Почему же во многих компаниях в результате автоматизации возник этот "зоопарк"?

Дмитрий Рыбаков: "Зоопарк" - результат начала периода повальной автоматизации. Еще пять-семь лет назад у владельцев и управляющих предприятиями не было четких представлений о том, как они собираются развивать бизнес, а, следовательно, у CIO не могло быть плана развития ИТ. Возникала какая-то потребность, ее латали налету (зачастую самописными системами). С ростом компании встает вопрос: "А не заменить ли нам все одним махом?". Вот поставим ERP – и все заработает. А потом оказывается, что в типовых продуктах нужной функциональности нет, ее надо дообрабатывать, а это дополнительные инвестиции. Или сотрудники каких-то подразделений бойкотируют новую систему. И очень часто предприятия идут по пути наименьшего сопротивления – работает, и слава богу. В итоге через пять лет получаем информационных "мутантов", в которых модули SAP соседствуют с самописными базами данных.


Дмитрий Рыбаков: Задача интегратора - выстроить общую корпоративную информационную систему с учетом эргономики каждого пользователя

Это ситуация, характерная не только для России. Процесс внедрения довольно длительный, и в результате пока автоматизируется одна часть, разработчики уже успевают предложить что-то новое. Не сносить же из-за этого старое? Кстати, именно из-за этого процесса большое распространение получили интеграционные решения.


CNews: Какие компании, по вашим наблюдениям, были наиболее последовательны в процессе автоматизации? Чьи действия были наиболее продуманными?

Сергей Трандин: Высокий финансовый результат «Базальт СПО» — следствие наших профессиональных достижений
Маркет

Дмитрий Рыбаков: Это банки. Они начали вкладывать деньги в ИТ с 1991 года. Без этого им было просто не выжить. Также планомерной автоматизацией всегда отличалась, на мой взгляд, нефтегазовая отрасль. У нее есть и острая потребность в автоматизации, и средства для ее проведения.

Контрпримером могут служить государственные структуры, которые только в последние годы стали локомотивом развития отечественных ИТ. С одной стороны, это результат специфики деятельности, ведь каждое ведомство выполняет свои уникальные функции в уникальных – российских – условиях, а значит, востребованы уникальные разработки. С другой стороны, государство озаботилось своей информационной стороной не так давно.

CNews: Существует ли для компаний предел автоматизации?

Дмитрий Рыбаков: Каждое предприятие ищет баланс между хаосом и порядком. Если у вас один сотрудник вынужден в своей повседневной работе пользоваться пятьюдесятью системами, то, скорее, ИТ будут вносить больше хаоса в его деятельность. Это не означает, что нужно отказаться от всех этих систем: задача интегратора - выстроить общую корпоративную информационную систему с учетом эргономики каждого пользователя.

CNews: Что самое трудное в вашей работе?

Как автоматизировать рутину с помощью роботов и ИИ: опыт, советы, цифры и факты
Маркет

Дмитрий Рыбаков: Самое трудное для меня – найти талантливого человека и сделать его своим единомышленником. Потому что настоящий талант – явление крайне редкое.

Екатерина Толкачева / CNews