Спецпроекты

Александр Казуто: Российским создателям суперкомпьютеров стоит посмотреть по сторонам

Интеграция Инфраструктура Внедрения
Только в прошлом году в России было построено порядка 20 суперкомпьютеров. Все больше российских систем попадает в мировой рейтинг Топ-500. Однако понятие российский суперкомьпютинг – это по большому счету лишь российская сборка со стопроцентным использованием западных компонентов. Но стыдиться этого нет никаких причин, считает Александр Казуто, заместитель генерального директора по работе с предприятиями государственного сектора компании "Открытые Технологии". Об этом, а также о том, что мешает российским игрокам выбиться в лидеры, он рассказал в интервью CNews.

CNews: Потребность в высокопроизводительных вычислениях есть у многих предприятий. Каков, по вашим оценкам, дефицит суперкомпьютерных систем на сегодняшний день?

Александр Казуто: На мой взгляд, потребность в суперкомпьютерах во многом пока неосознанная. Например, когда мы участвовали в выставке МАКС-2007, где представляли супервычислитель для авиапромышленности, многие представители компаний говорили, что обязательно построили бы себе такой при наличии финансирования. То есть потенциально существуют и потребность, и дефицит. Однако, как показывает практика, если у организации возникает реальная, обоснованная необходимость в построении супервычислителя, то деньги на построение находятся.

Сейчас государственный бюджет – это основной источник финансирования проектов построения суперкомпьютеров. Так, в прошлом году по государственным грантам было построено порядка 20 суперкомпьютеров на базе ведущих российских вузов. Такой подход обусловлен не только необходимостью суперкомпьютеров в этих учебных заведениях, но и пониманием того, что суперкомпьютинг в России будет развиваться. И владельцы вновь создаваемых систем будут сталкиваться с тем, что построить суперкомпьютер – еще полдела. Его нужно уметь эффективно эксплуатировать, а это очень непростая задача, для решения которой нужны подготовленные кадры, подготавливаемые российскими вузами с помощью уже созданной базы.

CNews: Собственных суперкомпьютеров у промышленности пока нет. Насколько близки промышленные предприятия к решению этой задачи?

Александр Казуто: Есть осознание того, что это необходимо, например, в авиастроении. Думаю, недавнее создание мощного авиаконцерна подтолкнет его к построению собственного суперкомпьютерного центра. Другой потенциальный потребитель суперкомпьютерных ресурсов – нефтяная промышленность, но там компании традиционно используют зарубежные мощности, решая свои задачи путем аренды вычислительных ресурсов в других странах. Еще один заказчик суперкомпьютеров – наноиндустрия. Толчком к бурному развитию суперкомпьютинга в этой отрасли, по моим прогнозам, должна стать запущенная Федеральная целевая программа "Развитие инфраструктуры наноиндустрии в РФ до 2010 года". По примеру того, как ранее таким толчком послужил национальный проект "Образование". Тогда многим техническим вузам были выделены достаточно большие суммы, до миллиарда рублей, и, как я уже упомянул, порядка 20 из них часть этих денег как раз потратили на построение суперкомпьютеров.

CNews: Есть ли потребность в суперкомпьютерах у коммерческих организаций или им проще брать эти мощности в аренду?

Александр Казуто: Коммерческим организациям лучше и дешевле брать мощности в аренду.

CNews: Насколько в России распространена такая практика?

Александр Казуто: Для того чтобы сдать в аренду вычислительные мощности, нужна еще такая "мелочь", как высокоскоростные каналы. Действительно, те вычислители, которые были построены, например, в МГУ, Уфимском государственном авиационном техническом университете, Томском государственном университете значительно превосходят по потенциалу потребности этих вузов. Значит, наверняка вузы надеялись, что их вычислительными мощностями будут пользоваться. Но сейчас этот процесс останавливает именно отсутствие высокоскоростных каналов до потенциальных потребителей мощностей, чтобы те имели возможность быстро передавать на обработку зачастую очень объемные исходные данные и оперативно получать результаты обсчета. Такие каналы достаточно дорого стоят, и поэтому над этой проблемой нужно серьезно задумываться до построения суперкомпьютера, еще на этапе проектирования. Можно построить любой вычислитель, но без каналов связи его мощности останутся невостребованными.


Александр Казуто: Для того чтобы сдать в аренду вычислительные мощности, нужна еще такая "мелочь", как высокоскоростные каналы

Тем не менее, удачные примеры сотрудничества уже есть. Я бы сказал, что практика работы МСЦ РАН – это близкий к идеальному случай использования вычислительных ресурсов. Ими пользуются учреждения Академии наук, организации, ведущие научные проекты в Минпромнауке, Российском фонде фундаментальных исследований и т.д. Есть вычислительная мощность и высокоскоростные каналы, которые поддерживаются и эксплуатируются высококлассными специалистами. Пользователям не нужно задумываться о том, как организовать вычислительный процесс, т.к. они пользуются ресурсами удаленно. И что еще характерно – хотя МСЦ, естественно, наращивает мощности, благодаря сбалансированности между ними, емкостью системы хранения и производительностью каналов связи, как только проведена модернизация и суперкомпьютер сдан в эксплуатацию, он сразу же полностью загружается. Об отсутствии заказчиков, недозагруженности и простое речи не идет.

CNews: Существует ли дефицит специалистов (по аппаратному обеспечению, программному обеспечению, инженерной инфраструктуре и т.п.) в суперкомпьютерных разработках?

Александр Казуто: Все специалисты востребованы. Дефицит есть, причем во всем мире, потому что суперкомпьютеры – это системы "штучные", заказные, тех, кто в них разбирается, достаточно мало. Как и специалистов по "железу" и прикладному ПО. С первыми, конечно, немного проще, т.к. возможно их обучение на курсах производителей оборудования. Оно проходит на технологической базе крупнейших производителей суперкомпьютеров, и есть возможность получить основные, базовые знания. Но ведь сборкой дело не ограничивается. В процессе построения суперкомпьютера мы пытаемся достичь наибольшей производительности на конкретных задачах, а для этого нужно иметь уже гораздо более обширную компетенцию.

В сфере программного обеспечения все намного хуже. Если говорить о системных интеграторах, то они вкладывают средства в обучение людей, которые способны инсталлировать железо и системный софт. А вот стоит ли им обучать специалистов, которые могут настраивать и поддерживать прикладные программы, это еще вопрос. Невозможно быть специалистом во всем многообразии прикладного ПО, используемого на суперкомпьютерах. Я думаю, что лучше передавать задачу подбора и настройки ПО компетентным в каждой отдельной отрасли субподрядным организациям, которые способны сделать все намного эффективнее. В России, скажем, такой организацией является Институт системного программирования и Межведомственный суперкомпьютерный центр.

CNews: Есть ли, на ваш взгляд, у российских решений неоспоримые конкурентные преимущества?

Александр Казуто: Во-первых, необходимо определиться, что такое российские решения, потому что, насколько я вижу, активно продвигается мысль о том, что российское решение – это реальная альтернатива зарубежным аналогам, что мы обладаем своими технологиями, которые позволяют нам не зависеть от конъюнктуры западного рынка, политической конъюнктуры. К сожалению, это не так. Российский суперкомпьютер – это российская сборка с практически стопроцентным использованием зарубежных технологий, компонентов и элементной базы. Ничего плохого в этом нет, но считать, что у нас есть реальная альтернатива – это, в общем-то, неправильно.


Компания месяца

Мы все больше средств направляем на цифровизацию процессов

Алла Антонова

врио ИТ-директора X5 Retail Group

Точки роста

По определенным ИТ-направлениям Россия является примером для всего мира

Юрий Гаврилов

CDTO Металлоинвеста