Разделы

Бизнес

Россия должна сделать выбор в финансировании науки

Первые итоги проекта "Наука и коммерциализация технологий" показали, что европейские эксперты видят в России равноправного партнера для развития единого научно-исследовательского и в перспективе научно-образовательного пространства. При этом стоящие перед Россией задачи по модернизации науки сравнимы с обсуждавшимися в Лиссабоне в 2000 г., что позволяет «заглянуть вперед» и действовать с учетом приобретенного Европой опыта.
«Сейчас разрабатывается Седьмая рамочная программа Европейского Союза по научным исследованиям и технологическому развитию, где Европа вновь пытается определить место России как равноправного партнера для развития единого научно-исследовательского и в перспективе — научно-образовательного пространства, — заявил Сергей Сильвестров (на фото в центре), заместитель по научной работе директора Института международных экономических и политических исследований РАН. — Мы становимся соучастниками работы в этом проекте в ближайшее время, по крайней мере, на 1,5 года». Одна из основных задач проекта, по его словам, — разработка рекомендаций в политической сфере, направленных на интеграцию российской науки в единое международное пространство и «те структуры, которые намереваются создать страны-лидеры в сфере инноваций на пространстве Европы».

Но в первую очередь необходимо определить приоритетные направления развития. «Бюджет и в Российской Федерации сегодня не позволяет финансировать всех ученых, какими бы исследованиями они ни занимались, — поэтому приходится делать выбор, — отметил Питер Линдхольм (на фото справа), директор проекта и президент консалтинговой фирмы inno, специализирующейся в области экономического развития, инноваций и технологий. — Этот выбор заключается в следующем. Либо поддерживать большое количество институтов с очень ограниченными бюджетами, и при этом никто не будет выдавать хорошие результаты. Либо вы решите иначе и скажете „нет“, хотя это может быть и несправедливо, и сконцентрируете усилия на тех направлениях в сфере научных решений, которые могут дать резкий толчок экономическому развитию в будущем. Это мне кажется более предпочтительным». При этом «речь идет не о плохих или хороших ученых», а о приоритетах, — подчеркнул он. 

Европа столкнулась с подобным выбором в конце 90-х годов, когда перспективы потери конкурентоспособности стали очевидными и была поставлена амбициозная задача построить конкурентоспособную экономику, основным источником которой должны были стать инновации. «Это первый раз в истории, когда европейские правительства сказали „мы не способны поддерживать всю науку в прежнем объеме, нам необходимы определенные приоритеты, нам необходимы приоритетные тенденции, потому что мы должны руководствоваться общемировыми тенденциями развития“», — отметил г-н Линдхольм.

Стоящие перед Россией задачи по модернизации науки сравнимы с теми, которые обсуждались в Лиссабоне в 2000 г., — считают руководители и участники проекта, выступавшие на семинаре «Создание национальных инновационных систем: российская и европейская практика», который прошел в июле в Москве. Опыту и повестке именно этого Европейского Совета было уделено существенное внимание при обсуждении возможных действий в политической сфере. Несмотря на то, что в масштабах Евросоюза не удастся достичь к концу десятилетия цели «стать самой конкурентоспособной и динамичной, основанной на знаниях экономикой в мире», но заданные направления действий уже дали ощутимые результаты во многих странах, и ярким примером тому служит Финляндия.

В то же время, в России правительство, аппарат и институты, которые занимаются исследовательскими работами, по-разному смотрят на эту проблему и ведут ожесточенные дискуссии, понимая, что изменения необходимы. Задача проекта «Наука и коммерциализация технологий» — сделать выводы «что можно, что нельзя использовать и по каким причинам», — отмечает руководитель проекта Светлана Клесова. Одновременно преследуется несколько целей: в первую очередь, выработка рекомендаций в сфере инновационной политики, как на уровне РАН, так и на национальных рынках. Это развитие пилотных центров коммерциализации технологий, отработка механизмов и моделей коммерциализации, которые, в том числе, используются в Европе и в других странах, а также распространение методик и полученных результатов.