Разделы

Бизнес ПО Свободное ПО

Windows и Linux удалось договориться?

В начале ноября прошлого года владелец платформы Windows и один из ведущих поставщиков Linux договорились о сотрудничестве. Взаимодействие Microsoft и Novell позволит Linux и Windows лучше "понимать" друг друга – это необходимо многим потребителям, прежде всего, в корпоративном секторе. Но наибольшую известность приобрёл другой пункт договора – о взаимном отказе от патентных исков к клиентам и некоторым разработчикам; он вызвал горячую дискуссию. Многие сторонники открытого кода подвергли соглашение критике, а Фонд Свободного ПО включил запрещающие подобный "сговор" пункты в черновик новой версии GPL.

Новый черновой вариант GPL версии 3 вышел 28 марта. К нему прилагается обширное разъяснение причин внесённых по сравнению с предыдущим вариантом изменений. В пункт 11, посвящённый патентам, добавлены новые параграфы 4 и 5, нацеленные против соглашений типа Microsoft-Novell. Однако далеко не очевидно, что эти параграфы действительно "сработают".

Параграф 4 касается случая, когда кто-либо распространяет или "обеспечивает распространение" GPL3-программы и при этом предоставляет кому-либо из получателей патентную лицензию (этот термин включает обещание не подавать патентные иски и т.п.). Эта лицензия, по условиям параграфа, автоматически распространяется на всех получателей той же программы.


Брэд Смит: Microsoft не отказывается от патентной системы

Поскольку Microsoft в рамках соглашения распространяет купоны на Novell/SuSe Linux, предполагается, что компания при этом "обеспечивает распространение". И если, например, ядро Linux окажется под GPL 3, то предоставляемые Microsoft гарантии (отказ от патентного преследования) окажутся применимы ко всем пользователям ядра.

Однако, поскольку Microsoft распространяет именно купоны, отнюдь не факт, что условия GPL её чем-либо могут ограничить. GPL предоставляет право копировать ПО, но Microsoft не производит копирования и поэтому не обязана соглашаться с лицензией.

Если четвёртый параграф расширяет любую патентную лицензию до всеобщей, то параграф 5 запрещает распространение GPL-программ тем, кто состоит в соглашениях строго определённого вида. Чтобы этот запрет действовал, соглашение должно подпасть одновременно под несколько условий, сформулированных довольно заковыристо и "нацеленных" специально на Novell:

  • Другая сторона ведёт бизнес по распространению ПО (в случае Novell другая сторона - Microsoft)
  • Производится оплата согласно объёмам распространения (Novell платит Microsoft некоторые отчисления с объёма продаж SuSe Linux)
  • Кому-то из тех, кто приобретает GPL3-программу, другая сторона по данному соглашению предоставляет патентную лицензию (в широком смысле слова)
  • Лицензия не позволяет им полностью использовать предоставленные GPL свободы (или действует только в случае, если свободы не используются). Речь идёт о свободе запуска, копирования, изучения и модификации. Поскольку Microsoft предоставляет "лицензию" (точнее, обязательство не подавать иск) только "конечным пользователям", FSF предполагает, что от них требуется не распространять ПО дальше

Формулировки настолько узки, что обойти этот параграф, вероятно, окажется просто. После выхода GPL 3 подобные соглашения должны будут заключаться иным образом, чтобы какое-либо из условий не выполнялось – например, без привязки отчислений к количеству проданных копий.

4 уровня управления: как происходит цифровая трансформация в экосистемной компании
Цифровизация

Более того – даже в нынешнем виде соглашение Microsoft-Novell может и не подпасть под условия параграфа 5, в зависимости от подробностей соглашения (они пока что не опубликованы). Вполне возможно, что "конечные пользователи" – это все, кто приобрели и используют Linux-продукты Novell. От того, что кто-либо из них распространяет копии Novell Linux, "защита" от Microsoft не изменяется. (Но вот получатели копий уже не "защищены").

Попытка FSF запретить "патентные сговоры" при помощи новой версии GPL вряд ли окажется эффективной, и при этом она может привести к потере главного достоинства прежних версий GPL. Их требования были, в конечном счёте, просты и ясны: при любой передаче копии ПО нужно предоставить (как минимум по запросу) исходный код, и не пытаться запретить что-либо получателю. "Закрыть нельзя", и не более того.

Введение сложных условий, таких как параграфы 4 и 5, создаёт поле для различных интерпретаций. Причём отнюдь не факт, что в суде победит мнение FSF. Подобные "юридические шахматы", соревнование трактовок – неисчерпаемая кормушка для юристов. Выигрывают, как правило, большие компании, способные оплачивать высококлассных адвокатов – а это отнюдь не "аудитория" FSF. Чтобы действительно защищать свободу, GPL должна оставаться простой.

Чрезмерно усложнённый вариант GPL может оттолкнуть разработчиков ПО. Но если под GPL 3 будет распространяться лишь небольшое количество программ, любые меры в этой лицензии потеряют смысл.

4 проблемы ИТ в филиалах и способы их решения
Интернет

Кроме того, Столлман не совсем верно описывает ситуацию. Патентное соглашение Microsoft-Novell не может заставить клиентов приобретать ПО именно у Novell. Как это ни странно, оно почти не влияет на ситуацию конечных пользователей, хотя касается именно их. Ведь любой другой держатель патентов по-прежнему может (теоретически) найти нарушение в Linux и подать на них в суд. Об этой опасности известно давно, и компания Novell ещё с 2004 года предоставляет всем своим клиентам гарантию защиты и компенсации ущерба (indemnification) в подобном случае. С недавнего времени такие же гарантии предоставляют Oracle и Red Hat (возможно, они приняли такое решение отчасти благодаря шуму вокруг соглашения Microsoft-Novell).