Разделы

Цифровизация Бизнес-приложения

Александр Давыдов: за суверенитет надо платить

Сейчас российские разработчики ПО оказались между молотом и наковальней – с одной стороны, государство душит высокими налогами, с другой – все сильнее ощущается давление со стороны иностранных вендоров. Генеральный директор Naumen Александр Давыдов считает, что в случае значительного снижения налогового бремени отрасль может быстро подняться и оказаться новой "дойной коровой" экономики. В противном случае разработчики будут вынуждены работать по оффшорным схемам. О проблемах отечественных разработчиков ПО, а также о том, почему компания Naumen пошла по пути Open Source, г-н Давыдов рассказал корреспонденту CNews.

CNews: Можно ли сейчас говорить о том, что наиболее востребованы решения на основе исходных кодов только в государственном секторе? Кому, на ваш взгляд, также интересны решения на основе открытых исходных кодов?

Александр Давыдов: Применение FOSS помогает развитию суверенной российской отрасли ПО, это стратегически важно для государства. Но использование FOSS не интересует частный бизнес. Потребителю не важно, на открытой или закрытой платформе сделан для него продукт, вопрос только в цене и качестве. Мы создали на Open Source конкурентоспособные решения, поэтому 95% наших заказчиков – бизнес. При этом мы продаем продукты с частными лицензиями. Наш выигрыш в конкурентной борьбе исключительно по функциональности и соотношению цена/качество, про FOSS мы даже не упоминаем. Опора на FOSS - это наше внутреннее дело, конкурентное преимущество.

Александр Давыдов: Мы создали на Open Source конкурентоспособные решения, поэтому 95% наших заказчиков – бизнес
Александр Давыдов: Мы создали на Open Source конкурентоспособные решения, поэтому 95% наших заказчиков – бизнес

Наша компания прошла сложный путь развития бизнеса на FOSS, и молодым компаниям можно не проходить его заново. Мы разработали прикладную платформу, на которой основаны наши продукты. Благодаря государственным контрактам эта платформа сегодня открыта. Молодые квалифицированные команды могут на ней разрабатывать решения, аналогичные нашим, сильно сокращая путь обретения технологической зрелости. Государство должно и может использовать FOSS. Государственные структуры - монополисты, они не имеют конкуренции, которая заставляет их сокращать издержки, FOSS сдерживает издержки. Кроме того, госструктуры находятся на начальной стадии автоматизации процессов, поэтому их потребности вполне покрывают текущие решения на Open Source. Кроме сокращения издержек это направление дает дополнительные преимущества. Главное преимущество в том, что, инвестируя в приложения на Open Source государство инвестирует в российский бизнес ПО, а не в развитие западных частных корпораций. Госструктурам придется 1-2 года потерпеть, пока наши компании полноценно не освоят новые платформы на Open Source. Но зато после этого возникнет жизнеспособный росток суверенной российской отрасли ПО.

Государство должно финансировать развитие Open Source проектов, но делать это надо крайне осторожно. Создавая альтернативу частному ПО, нужно не навредить уже состоявшемуся конкурентоспособному российскому бизнесу. Иначе можно разрушить сам российский бизнес ПО, ради которого и затевается поддержка Open Source. Российская отрасль ПО крайне мала и уязвима, поэтому государству нужно поддерживать все успешные коммерческие продукты и разработчиков, оно не должно финансировать конкурентный готовому коммерческому решению Open Source проект, разрушающий отечественный бизнес.

CNews: Каковы планы компании на ближайший год? Какие проекты предполагается реализовать в ближайшее время?

Александр Давыдов: Мы ищем новые продуктовые ниши, продолжаем расширять линейку горизонтальных продуктов и отраслевых решений. У нас есть таблица решений с 20 отраслями и 10 горизонтальными продуктами. Мы последовательно закрываем клеточки таблицы, сами и с помощью наших партнеров. Мы ищем заказчиков, таких как компании "МТУ-интел", "ИФД КапиталЪ", СЦК, "Тетрапак", ТМК, "Ньютон", Ivox, ЕРЦ, ВЫСО и многих других, которые первыми рискнули и заказали у нас новые решения и продукты. Мы им благодарны и рады отметить, что нас выбирают успешные компании, которые умеют находить лучшее соотношение цены-качества.

Что делать, если инфраструктура не успевает за ростом бизнеса?
Маркет

В 2006 году мы сделали структурную перестройку компании и создали подразделение работы с партнерами. У нас есть партнеры в Казахстане и на Украине, но мало партнеров в России. Мы ищем партнеров, как по внедрению наших продуктов, так и по созданию новых продуктов, которые помогут нам освоить таблицу решений.

CNews:Как вы можете охарактеризовать свое бизнес-кредо?

Александр Давыдов: С 1985 года я занимался исключительно бизнесом программного обеспечения. В 1994 году бизнес ПО перешел на интеграторство, как сейчас говорят – проектную дистрибуцию, нужны были деньги сами по себе. Но в 2001 году я почувствовал, что необходимо вернуться, к разработке ПО. Мне показалось интересным и нетривиальным направление Open Source, к тому же это было созвучно моему мировоззрению. И если раньше не было понятно, выживем ли мы на рынке, то сейчас произошел очевидный перелом - за 2004 год наши продажи выросли на 84%, а в следующем году – в 2,5 раза. Это стало следствием зрелости продуктов и тех выигрышей, которые мы получили, благодаря, нулевой цене FOSS. В итоге мы сегодня можем устанавливать цены на решения, не оглядываясь на поставщиков комплектующих и ориентируясь исключительно на рынок.

Цена становится важной, когда продукты решают задачи. Суть дела в том, чтобы решать подлинные задачи клиентов, которые могут быть не сформулированы явно. Осознанию сущностей часто мешают маркетинговые симулякры, фантомы несуществующих сущностей, которые когда-то были созданы вендорами и потом начали жить своей жизнью в головах трудящихся. Решение подлинных задач приносит реальную пользу клиентам и делает ценными наши продукты. Мы работаем с открытым и бесплатным ПО, оно делает наш бизнес независимым и эффективным. Закрытые продукты напоминают закрытую книгу. Сложно заставить человека понять и разделить идею книги, текст которой недоступен. Лучше работать с открытыми текстами, с подлинниками.