Статья

Алексей Кудрявцев: Федеральному заказчику - федеральный ИТ-аутсорсер

Бизнес
мобильная версия

Создание компании ISG стало темой горячих обсуждений для участников отечественного ИТ-рынка еще до официального представления этого нового бизнеса. О том, как компания собирается выполнить амбициозные планы и стать крупнейшим ИТ-аутсорсером России, корреспонденту CNews рассказал Алексей Кудрявцев, генеральный директор ISG.

CNews: Какие факторы в последние годы наиболее динамично влияли на развитие ИТ-аутсорсинга в России и в мире в целом?

Алексей Кудрявцев: Давайте сразу условимся, что когда мы говорим об ИТ-аутсорсинге, то подразумеваем не производство ПО на заказ для заказчиков, а предоставление услуг по переносу их ИТ-функций за пределы компании. Я не знаю, что из себя представлял ИТ-аутсорсинг в России в 2001-2002 годах. Но думаю, что некоторые предприятия уже тогда прибегали к этой схеме. Более того, существует достаточно большое количество небольших сервисных компаний, которые фактически выполняют те или иные функции ИТ-аутсорсинга. В 2005 году об ИТ-аутсорсинге заговорили как об отдельном сегменте рынка, со своими перспективами, особенностями и спецификой.

CNews: Что послужило фундаментом для этого?

Алексей Кудрявцев: Скорее, расформировался рынок предыдущей модели сервиса. Я убежден, что причиной, толкающей российских заказчиков к сервисной модели бизнеса, является неспособность и неготовность самостоятельно поддерживать и выполнять определенные функции. Это связано с двумя основными причинами. Первая – рост цен на специалистов, вторая – повышение стоимости и сложности систем.

CNews: Кто они, заказчики аутсорсинговых услуг?

Алексей Кудрявцев: Как это ни странно, коммерческие структуры, которые по сути своей должны быть стопроцентными клиентами сервисной модели, справляются собственными силами – их ИТ-подразделения весьма эффективны. Они используют доступные на рынке ресурсы и до сих пор могут предложить собственным предприятиям конкурентоспособные модели. Отсутствие на рынке независимых промышленных аутсорсеров, имеющих на балансе поддержки два и более крупных клиента, не позволяет новым компаниям предлагать эти услуги со скидкой. Однако, технологические вопросы, например, поддержку приложений, хостинг тяжелых приложений коммерческие компании с удовольствием отдают аутсорсерам. В результате самым активным заказчиком на рынке ИТ-аутсорсинга в России становится государственный сектор. Тем не менее, сформировавшегося рынка как такового нет – нет ни правил игры на нем, ни методологии подходов.

#gallery#

CNews: Кого вы называете крупным клиентом?

Алексей Кудрявцев: Мы называем крупным клиента, повторяющего в значительной мере российскую территориальную специфику. Это любая компания, имеющая представительства либо во всех регионах России, либо, не дай Бог для аутсорсера, во всех районных центрах. Бывает и дальше, если это крупные промышленные предприятия, объединяющие вокруг себя большое количество обслуживающих предприятий. Понятно, что бессмысленно говорить об аутсорсинге для отдельно стоящего в поле завода, так как, если он там находится, то и технический сервис должен быть рядом.

CNews: Известно, что основным препятствием на пути развития аутсорсинга является недоверие к аутсорсеру. Но, по вашим словам, у нас самым активным клиентом является госсектор.

Алексей Кудрявцев: Разумеется, аутсорсинг данных, процессов и инфраструктуры заказчиков, имеющих отношение к государственной тайне – это удел аутсорсеров, обладающих всем пакетом необходимых лицензий, некоммерческих аутсорсеров. Государство в первую очередь передает на аутсорсинг «нечувствительные» элементы ИТ.

CNews: А что собой представляют эти некоммерческие аутсорсеры?

Алексей Кудрявцев: Обычно это соответствующие внутренние подразделения министерств и ведомств или специализированные предприятия, которые существуют при них. Более того, я думаю, что именно этот сегмент на сегодняшний день полностью аутсорсится. Просто это внутренний аутсорсинг. Для коммерческих компаний, развивающих аутсорсинг на рынке, этот сегмент станет, очевидно, последним по приоритетам, так как это связано с большим количеством рисков. Причем не столько из-за необходимости хранить государственную тайну, сколько из-за сложности отладки механизмов работы с подобными предприятиями. Дело в том, что спрос крайне ограничен, а затраты, инвестиции и поддержка этого технологического процесса на должном уровне – очень сложная задача.

CNews: Вы говорите, что рынок не формализован абсолютно, нет методологии и т.д. Тогда относительно каких критериев госкомпания должна заключать контракты?

Алексей Кудрявцев: Критерии одинаковы и для государственных, и для коммерческих компаний. Если компания в состоянии просчитать свои операционные издержки на сервисную поддержку того или иного компонента, достаточно вычесть из этой стоимости некоторую сумму, которая является преимуществом за переход с одной модели на другую, и предложить ее. Аутсорсер будет решать браться за это или нет. Но для заказчика аутсорсинг обязан быть эффективным. Существуют технологии, которые заказчик просто физически не может сам поддерживать. Но раздробленный на мелкие компоненты аутсорсинг убыточен для подрядчика, работающего в низовом звене. И он же максимально эффективен там, где речь идет о сложных приложениях. Сегодня каждый заказчик пытается что-то сделать самостоятельно. Например, экспертизу SAP он держит у себя, а сервис ноутбуков отдает аутсорсеру. Золотой середины нет. Позиция заказчика: все, что мы можем сделать хорошо – делаем сами, остальное отдадим аутсорсеру. Разумеется, аутсорсер с таким подходом не согласен. Он пытается доказать, что сквозная, вертикальная аутсорсинговая линейка тоже может быть эффективной. Мы предлагаем посчитать все вместе. Пусть это не принесет нам денег, а заказчик сэкономит 20%. Но уже имея второго клиента, который работает с нами на аналогичных условиях, мы сможем зарабатывать на таком дисконте. Чем больше у аутсорсера клиентов, тем больший дисконт он может им предложить и при этом не работать себе в убыток.