[an error occurred while processing this directive]  
Обзор подготовлен   CNewsAnalytics

Готовы ли промышленники России к ИТ?

Одним из основных факторов формирования портфеля заказов на информационные технологии (ИТ) в промышленности является экономическое состояние предприятий. С одной стороны, ИТ можно рассматривать как антикризисную меру, позволяющую предприятиям снизить издержки производства и управления, с другой - ИТ требуют крупных финансовых вложений и, если у компании нет достаточных ресурсов, она предпочитает экономить на этой статье расходов. Информатизация, безусловно, является «лекарством» для предприятий, но при этом лекарством очень дороги. Чтобы понять, может ли компания позволить себе прибегнуть к его помощи, необходим предварительный анализ экономической ситуации.

Машинный хребет

Ядро российской промышленности составляют предприятия машиностроения. Именно в этой группе производственных предприятий главным образом сконцентрирован высокотехнологичный потенциал экономики. Машиностроение в России насчитывает около 45 тыс. действующих предприятий и организаций, что составляет более 77% всех предприятий промышленности.

Именно машиностроение - и по сложности управления производством, и по степени включенности этой отрасли в современные наукоемкие рынки - должно в потенциале являться главным заказчиком новейших информационных технологий. Но это только в потенциале: сейчас экономическое положение российского машиностроения одно из самых худших среди прочих отраслей промышленности.

Рентабельность продукции в настоящий момент достаточно высока только в экспортно-ориентированных нефтегазовом комплексе и металлургии. В отраслях, работающих на внутренний рынок, этот показатель не превышает 6%. При этом в перерабатывающей промышленности с 1990 по 2003 год рентабельность упала почти на порядок. Стоит отметить, что только отчасти низкие показатели рентабельности можно списать на сокрытие доходов. Объективным же фактором низкого уровня рентабельности производства является высокая себестоимость продукции и ориентация на заполнение дешевых ценовых ниш (как это имеет место, например, в автомобильной промышленности).

Тем не менее, вполне можно очертить границы той группы предприятий, которые действительно способны быть заказчиками новейших дорогостоящих информационных систем (ИС). Это, так называемые, «лидеры» рынков – предприятия, имеющие на рынке определенного товара долю, превышающую 35%. В 2003 году таких предприятий было порядка 210.

В целом в развитии российской промышленности за последние десять лет можно выделить два периода: спад с 1990 по 1998 г. и подъем, длящийся с 1998 г. по настоящее время. Спад был обвальным. В 1998 году объемы производства по промышленности в целом (включая добычу и переработку полезных ископаемых) достигли своей низшей точки – 46% по отношению к уровню 1990 года. Производство в машиностроении сократилось почти на 2/3. Еще хуже ситуация была в ВПК – спад производства в этом сегменте составил свыше 75%. Поэтому наибольший интерес с точки зрения анализа потенциала производственных предприятий как потребителей ИТ представляет второй этап роста.

Рост без модернизации

В целом, можно выделить три основных экономических показателя работы промышленности, которые определяют активность предприятий на рынках ИТ:

  • производственный потенциал;
  • инвестиционный потенциал;
  • экспортный потенциал.

Производственный потенциал характеризует общее состояние производства, показывает, в фазе упадка или подъема оно находится и, таким образом, позволяет судить о том, насколько актуализирована потребность предприятий в информатизации – иначе говоря, об этом ли «болит голова». Инвестиционный потенциал указывает на способность предприятий инвестировать в ИТ. Экспортный потенциал отражает степень ориентации производств на мировой рынок, тем самым, указывая насколько сильны стимулы для приведения производств в соответствие с мировыми стандартами.

В связи с этим стоит отметить, что в настоящее время промышленные предприятия в России переживают период достаточно противоречивого развития, не позволяющий более или менее определенно прогнозировать даже среднесрочные перспективы. Тем не менее, в 2003 году объем производства промышленной продукции составил 66% от уровня 1990 года.

Правда, улучшение рыночных позиций предприятий не означает автоматического роста интереса к информационным технологиям. Это происходит только в случае, если рост связан с интенсивной модернизацией производства и предприятия кровно заинтересованы в оптимизации производственных и бизнес-процессов. Но именно это обстоятельство и вызывает сомнения - наблюдаемый промышленный рост в целом можно охарактеризовать как «рост без модернизации».

В этой связи можно выделить два ключевых момента:

  • Промышленный рост не сопровождается технологическим перевооружением предприятий. В 2003 году износ основных фондов в промышленности составил 53,6% (в нефте- и газопереработке – около 70-80%) при коэффициенте обновления 1,5 – 1,7% в год на протяжении последних пяти лет.
  • На фоне роста не наблюдается существенного увеличения инновационной активности предприятий. Государственная статистика показывает отсутствие сколько-нибудь заметной доли в объеме производства основных отраслей принципиально новой продукции (здесь не учитываются организационные и совершенствующие инновации).

Фактор отсутствия у предприятий средств на технологическое перевооружение может двояко влиять на политику предприятия в сфере ИТ - как стимулировать заказы на ИС, так и блокировать их. С одной стороны, – если денег не хватает на поддержание основных фондов – «сердца производства» - то это тем более указывает на глубокую второстепенность для предприятий такой роскоши, как ИС. С другой стороны, внедрение ИС все же процесс менее дорогостоящий, чем закупка новых станков или производственных линий. При этом, например, наличие грамотно внедренной ERP-системы позволяют существенно снижать издержки управления. Поэтому предприятия могут стремиться развивать свою информационную инфраструктуру, видя в этом менее затратный способ экономии издержек – не за счет улучшения качества продукции, но за счет повышения скорости и эффективности бизнес-процессов.

Слабая инновационная активность предприятий однозначно является показателем слабого спроса с их стороны на высокобюджетные ИТ-проекты. Если предприятиям удается «держаться на плаву» при вялотекущей инновационной политике, значит, скорее всего, происходит их адаптация к дешевым ценовым нишам. Это означает низкую рентабельность производства, т.е. отсутствие свободных средств для инвестиций в ИТ. А комплексная автоматизация предприятия, особенно в российских условиях, означает существенные затраты, зачастую полную реорганизацию управления, новую «прорисовку» бизнес-процессов при отдаленном экономическом эффекте, который, к тому же, трудно просчитать заранее.

В ожидании второй волны

Отдельно следует сказать об инвестиционных возможностях промышленных предприятий, напрямую определяющих их потенциал как заказчиков ИТ. Инвестиции в основной капитал в промышленности (включая нефтегазодобывающие и металлургические предприятия) в 2003 году составили всего 23% от уровня 1990 года. Причем, лидером по инвестициям вновь оказывается топливная промышленность, доля которой составляет почти 60% всех инвестиций.

На фоне крайне низкого общего инвестиционного фона, технологическая структура инвестиций оставляет только порядка 30% средств на машины и оборудование. Таким образом, возможности покупки предприятием современного аппаратного обеспечения ИС также резко ограничены.

Среди финансовых вложений в промышленность доминируют краткосрочные. В 2003 году их объем составил около 1,5 трлн. руб. Это означает, что политика большей части предприятий замкнута в основном на «короткие» проекты. Внедрение крупных ERP- или CAD/CAM- систем к таким проектам одновременно и относится, и нет. С одной стороны, ИТ-эксперты утверждают, что непосредственно внедрение ERP-системы, длящееся больше года, недопустимо - за пределами первого года возможна только отладка ее работы. С другой – экономический эффект от внедрения корпоративной ИС, не мгновенен, а деньги предприятием должны быть возвращены быстро, значит крупные внедрения, часто требующие целостной перестройки управления, опасны для предприятия, если оно располагает только «короткими» деньгами.

Финансовые вложения в промышленности, 2003, млн. руб.

Предприятия, заинтересованные во внедрении сразу двух типов информационных решений – систем, нацеленных на оптимизацию технологии производства (например, САПР) и систем, предназначенных для оптимизации управления предприятием (ERP) – стремятся развести эти две группы ИТ-проектов во времени. Так, например, относительно невысокая к настоящему времени доля машиностроительных предприятий, внедривших ERP, рядом экспертов объясняется тем, что, не располагая достаточными ресурсами, заводы, НПО и КБ до сих пор практиковали, прежде всего, внедрение САПР – создав так называемую «первую волну» информатизации. Сейчас этот процесс почти завершен и должна последовать «вторая волна» – массовое внедрение систем управления ресурсами.

Подлинную потребность в широком использовании на производстве ИС, испытывают те компании, которые интенсивно работают на мировых рынках. Именно эти предприятия заинтересованы в том, чтобы их деятельность максимально соответствовала мировым стандартам. Предприятия-экспортеры составляют первый эшелон заказчиков ИТ.

На данный момент структура экспорта России демонстрирует низкотехнологичную (сырьевую) ориентацию экономики. В 2003 году на внешние рынки было поставлено машин и оборудования на сумму $8 млрд., что составляет 8% всего российского экспорта, в котором 89,4% составляют минеральные продукты, металлы и драгоценные камни. Это показывает, что пока основные дорогостоящие ИТ-проекты по-прежнему будут осуществляться в топливной промышленности и металлургии. Вместе с тем, продолжают достаточно прочно держать внешние рынки предприятия ВПК, на которые приходится почти 100% экспорта как военной, так и гражданской наукоемкой продукции. Хотя доля ВПК в общей структуре экспорта достаточно мала, можно прогнозировать, что экспортно-ориентированное (причем многоотраслевое) ядро предприятий этого комплекса составит второй эшелон крупных заказчиков ИС.

Владимир Карачаровский / CNews Analytics

Андрей Драченко: "Пионерский" этап на российском рынке ERP завершен

Андрей ДраченкоНа вопросы CNews отвечает Андрей Драченко, директор департамента продаж Oracle E-Business Suite, Oracle СНГ.

CNews.ru: Насколько существенно, на ваш взгляд, различаются подходы к автоматизации в российских и иностранных промышленных предприятиях? В чем конкретно проявляются эти различия?

Андрей Драченко: Динамика рынка ERP в России проявляется именно в изменении подхода. За последние 10 лет в этом сегменте появился достаточно широкий пул специалистов. Люди учатся очень быстро, все больше менеджеров становятся профессионалами и начинают понимать, каковы возможности развития бизнеса. Сегодня клиенты все реже высказывают мнение, что ERP необходимо им для повышения эффективности работы. Ставя такую цель, компании начинают «копать» глубже. Рынок диктует свои законы — параллельно росту профессионализма появляется потребность во внешних инвесторах. Последние требуют очень жесткого контроля, соответственно, формируется новый спектр требований к бизнесу. Компаниям приходится им соответствовать, чтобы выжить. А выживает на рынке тот, может представить более жизнеспособную структуру. «Пионерский» этап завершен, началось планомерное развитие бизнеса.

Очевидно, что западные предприятия находятся сейчас на другом этапе развития. Исходя из реалий рынка, который давно поделен, игрокам приходится жестко контролировать себестоимость продукции и конкурировать по цене. При том, что массового передела рынка пока не происходит, на нем прослеживается тенденция к слияниям и поглощениям. Соответственно, приходится оптимизировать свою налоговую отчетность и обеспечивать «прозрачность» — для инвесторов. Фактически, по сравнению с нами, здесь не другой подход к автоматизации, а другой этап эволюции бизнеса и соответствующие ему инструменты управления.

CNews.ru: Как в целом вы могли бы сейчас оценить уровень автоматизации российской промышленности? Отмечаете ли вы рост затрат на ИТ в этом сегменте за последний год?

Андрей Драченко: Производственный сегмент, как известно, делится на несколько направлений. Если во времена СССР наиболее «продвинутой» индустрией было машиностроение, сегодня оно развивается медленнее прочих, ввиду своей огромной фондоемкости, высоких затрат на инновации. Предприятия машиностроения, авто- и приборостроения, как правило, представляют собой конгломераты, осуществляющие полные циклы производства. Это огромные инфраструктуры и огромное количество персонала. Зачастую стартовой точкой их ИТ-проектов становится консолидация финансовой отчетности. Иначе просто невозможно оценить эффективность работы предприятия и отдельных производственных направлений, анализировать механизмы ценообразования,, невозможно аргументировано разговаривать с инвесторами. В этом сегменте сейчас намечается тенденция к созданию новой инфраструктуры управления.

Напротив, сектор пищевой промышленности, например, в рыночных условиях максимально быстро оправился и начал развиваться очень динамично. Сегодня в пищевой промышленности заметна большая потребность в автоматизации производства и оптимизации логистики. В большинстве своем это средние предприятия, которыми легко управлять.

В целом динамика рынка очень высокая и позитивная для нас. Решения класса Oracle E-Business Suite весьма востребованы сегодня. Так за 2004 финансовый год мы приобрели 18 новых клиентов в СНГ и их общее число превысило 75 предприятий.

CNews.ru: Спасибо.

Полный текст интервью

Николай Красилов: ERP — не вопрос престижа, а реальная потребность предприятия

Николай КрасиловНа вопросы CNews отвечает Николай Красилов, президент корпорации «Галактика».

CNews: Какие тенденции, по вашим наблюдениям, характеризуют развитие рынка автоматизации управления в промышленном секторе? Насколько велико здесь влияние западных разработчиков?

Николай Красилов: Главное, что стоит отметить — изменилось восприятие ERP-систем, изменились причины, по которым предприятия начинают проекты автоматизации управления. Еще пару-тройку лет назад внедрение ERP-системы рассматривали как некий акт, повышающий престиж предприятия, но и только. Сейчас отношение к такого рода решениям кардинально другое. Пришло понимание того, что комплексная управленческая информационная система — это реальный механизм для повышения эффективности менеджмента современного предприятия. И, как всякий механизм, система требует определенного количества внимания, знаний и ресурсов. Если руководство предприятия готово их выделять, то нужный результат будет достигнут.

Любопытно, что интерес к внедрению ERP-систем проявляют как те отрасли, которые традиционно считаются преуспевающими (топливно-энергетический комплекс, черная и цветная металлургия), так и те, в которых высокие показатели пока не достигнуты. Возьмем, к примеру, машиностроение. Знаете, как характеризуется экономическое состояние этой отрасли во многих аналитических отчетах? Замедление развития, даже стагнация. Тем не менее, ERP-решения востребованы и здесь. К примеру, не так давно мы проводили специальную конференцию, участие в которой приняли представители около 100 машиностроительных предприятий. Действительно, многие из них говорили, что экономическое состояние компаний не так хорошо, как хотелось бы. Но вместе с тем, подчеркивали реальную потребность во внедрении управленческих ИТ-решений.

Мировая тенденция к слияниям/поглощениям, которая оказывает влияние на западный ИТ-рынок (достаточно вспомнить наконец-то завершившуюся эпопею с покупкой Oracle компании PeopleSoft), вряд ли повлияет на ИТ-спрос в России. Решения западных разработчиков используют от силы несколько сотен предприятий, а партнерские сети этих компаний только начали выстраиваться. Сравните с показателями, например, нашей компании — более 5700 заказчиков и свыше 200 партнеров. Какой фактор для многих российских предприятий при выборе ERP-системы более важен: богатый опыт работы компании-поставщика именно в российских условиях или тот факт, что когда-то где-то это компания кого-то купила или наоборот была кем-то поглощена?

CNews: Какие новые задачи ставят сейчас предприятия этого сектора? Насколько за последний год здесь изменилась структура спроса на ИТ?

Николай Красилов: Растет спрос на более широкое использование возможностей ERP-систем. Бюджетирование, финансовый анализ, планирование производства, расчет себестоимости, управление логистическими цепочками — все эти сложные вопросы промышленные предприятия хотят решать с помощью управленческих информационных технологий.

Еще одна важная задача — обеспечение взаимодействия между ERP-системами. Сегодня многие компании с точки зрения организации бизнеса являются холдингами, при этом на каждом предприятии такого холдинга применяются различные информационные системы. Взаимодействие между ними, обмен данными оставляют желать лучшего. Соответственно, нет возможности и для эффективного управления такой структурой. Можно ликвидировать информационные разрывы, внедрив одну систему на всех предприятиях холдинга. Безусловно, этот путь чреват финансовыми затратами и длительными сроками реализации проекта. Многие компании выбирают другой путь: использовать решение (платформу), которое объединило бы все ИТ-приложения, использующиеся в холдинге, в единое информационное пространство. В частности, такое решение, получившее название RA.NET, в 2005 году выпустит на рынок корпорация «Галактика». Его возможности позволяют решать в рамках всего холдинга задачи корпоративного управления материально-технического обеспечением, финансового планирования, оперативного финансового управления, получения единой корпоративной управленческой отчетности и при этом сохранить все прежние инвестиции в ИТ.

Если вернуться к вопросу о тенденциях автоматизации промышленного сектора, то стоит упомянуть еще одну характерную деталь — высокую степень интереса к управленческим информационным решениям со стороны предприятий оборонно-промышленного комплекса. Одной из ключевых характеристик, на основе которых они выбирают ERP-систему, является возможность ее использования для обработки конфиденциальной информации. Естественно, что мы, как разработчики, не могли оставить без внимания эту тенденцию: летом 2004 года наше основное решение — ERP-система «Галактика» — прошла сертификационные испытания, по результатам которых нами был получен сертификат Гостехкомиссии РФ о соответствии «Галактики» требованиям безопасности информации.

CNews.ru: Спасибо.

Полный текст интервью

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2005 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS