CNews: CNews: Как изменился ИТ-рынок за последнее время, каковы основные тренды?
Александр Молодцов:
Александр Молодцов
Ключевой тренд — миграция на российское программное обеспечение, и он будет сохраняться еще долго

— Ключевой тренд со стороны заказчиков, который будет сохраняться еще долго, — миграция на российское программное обеспечение. Вследствие этого процесса происходят структурные изменения рынка, связанные с пересмотром продуктовых портфелей со стороны интеграторов и сменой фокусных поставщиков. Российские разработчики стремятся занять освободившуюся после ухода иностранных вендоров нишу, но никто из них не обладает достаточным ресурсом для быстрого наращивания проектных объемов. Интеграторы являются специалистами по сложным комплексным решениям, они прилагают усилия к тому, чтобы включить российских производителей в свои линейки, но вопрос с компетенциями и технической поддержкой у них тоже открыт. 
Ситуация, с которой столкнулся рынок в этом году, — в тех нишах, где есть российские продукты, наблюдается нехватка как экспертизы по их эксплуатации, так и информации по устойчивости к высоким нагрузкам.
Наш анализ показывает, что в этом году рынок заказчиков на несколько месяцев замер, что понятно. Чем крупнее организация, тем больше времени требуется на переработку стратегии и смещения фокусов информатизации. Цена ошибки высока, поэтому клиентам нужно время, а иногда и экспертная помощь в том, чтобы правильно сформировать краткосрочный план изменений, который станет первым шагом новой цифровой стратегии. 


— Вы отметили нехватку экспертизы, значит ли это что привычный кадровый дефицит в ИТ усугубился?
Нет, здесь ситуация выглядит несколько иначе. Кадровый голод нам не грозит. На ближайшие годы установится баланс между кандидатами и работодателями, которого уже давно не хватало на перегретом российском ИТ-рынке. Это обусловлено тем, что очень много специалистов за последний год высвободилось после закрытия зарубежных ИТ-компаний. За счет включения этих ребят и будет быстро нарабатываться экспертиза по российским продуктам. Они владеют лучшими практиками, знают системы мировых поставщиков и смогут оперативно привнести свой опыт. А если учесть то, что одновременно в российские продукты идут существенные инвестиции и со стороны ИТ-компаний, и со стороны клиентов, то в ближайшее время их качество будет расти, а конкуренция — обостряться. А это уже ведет к оздоровлению рынка, в том числе в части кадрового баланса.


— Традиционно в каждый кризисный год клиенты быстро режут ИТ-бюджеты на 30–50%, а потом очень долго и медленно их наращивают. Эта модель снова сработала? 
— Нет, все изменилось после внезапного карантина в 2020 году — он обнажил узкие места абсолютно во всех организациях. И этот момент стал переломным. Цифровая зрелось окончательно закрепилась как одно из базовых конкурентных преимуществ. И теперь при сложных ситуациях мы не наблюдаем сокращения ИТ-бюджетов. Клиенты стали вести себя более дальновидно. Часть самых передовых и инвестиционных проектов ставится на паузу, ресурсы перераспределяются в пользу критично важных процессов и поддержки инфраструктуры, а тем временем происходит переоценка приоритетов на ближайшие месяцы. Совокупный ИТ-бюджет, как правило, остается без изменений. 
Так, один из клиентов поменял курс развития на горизонте ближайшего года — от модных технологий VR и дополненной реальности перешли к более практичным направлениям, к прикладной целесообразности ПО и его импортонезависимости.

Тестирование

Тестировать программное обеспечение нужно обязательно, потому что мы все прекрасно понимаем: чем баг дольше живет, тем дороже стоит его устранение. Изменился подход к тестированию — это уже не финальный этап разработки, а отдельное направление, имеющее влияние на качество продукта. QA-инженеры подключаются на старте разработки архитектуры программного обеспечения. Тест-аналитики разрабатывают оптимизированные наборы тестовых сценариев. В результате комплексного подхода снижаются сроки реализации продуктов и обеспечивается отказоустойчивость систем.

Компания iFellow занимается всеми видами тестирования: у нас сильные компетенции по функциональному, автоматизированному и нагрузочному тестированию.

CNews: Есть ли зарубежные продукты, которые невозможно заменить отечественными?
Александр Молодцов:

— Есть продукты, которые можно заменить быстро (к примеру, корпоративная почта), а есть более сложные сервисы, такие как виртуализация. Сможем ли мы в этом году разработать собственный процессор, конкурентоспособный Intel? Нет. Можем ли отказаться от Microsoft Office? Да, и уже есть успешные кейсы по миграции на отечественный продукт «МойОфис». В этом году наша компания успешно перешла с почтового сервера Microsoft Exchange Server на российский аналог CommuniGate Pro. В качестве альтернативы Oracle и SQL хорошо зарекомендовала себя база данных PostgreSQL. Я с большим уважением отношусь к компании 1С, чьи продукты глобально могут заменять SAP и Oracle ERP. Есть интересные решения, связанные с BI-отчетностью, которые уже широко используются.
Я считаю, что через какое-то время должен возникнуть паритет между российским и международным программным обеспечением. Здоровая конкуренция продуктов все расставит на места. 

— Какие прогнозы по рынку на будущий год? Будут ли компании создавать собственные продукты?

— Цифровые лидеры в каждой из отраслей уже много лет создают собственные продукты. Они пришли к такому решению, поскольку в какой-то момент стало очевидно: существующее ПО не покрывает растущие функциональные потребности, а кастомизация и поддержка стороннего в конечном счете стоит больше, чем разработка нового. Особенно ярко это прослеживается в части автоматизации узкоотраслевых процессов, эффективность которых имеет прямое влияние на показатели бизнеса. Один из известнейших и успешных кейсов — экосистема Сбербанка. Зрелость продуктов такова, что позволяет на высоком уровне поддерживать уникальные внутренние процессы и даже выводить на открытый рынок собственные технологии и сервисы. 

А вот большинству компаний из топ-100 обычно проще и дешевле купить стороннее ПО. Когда появляется потребность в дополнительном функционале, продукт дорабатывается. Ранее у такого подхода был еще один плюс — проверенная отказоустойчивость иностранных систем и их способность работать при высоких нагрузках. Поэтому вышеупомянутые компании сейчас будут внимательно наблюдать за развитием продуктов на рынке и выбирать то, что можно безопасно интегрировать в свой ландшафт. Скорость миграции зависит от текущих рисков.

 

CNews: — Будут ли появляться новые поставщики решений?
Александр Молодцов:
Александр Молодцов

На рынке есть игроки, которые изначально не собирались заниматься разработкой ПО: мы, например, были сервисной компанией. В прошлом году пересмотрели стратегию развития, начали создание собственного вендора и переориентировались на разработку продуктов. Будут появляться компании, которые тоже захотят сделать что-то свое и вывести это на рынок. Другой вопрос — хватит ли им средств: нужны серьезные финансовые и интеллектуальные инвестиции. 

В качестве примера, как компании приходят к собственным разработкам, расскажу, как и почему мы написали ERP-систему. Изначально в iFellow использовалось коробочное решение, но его функционала было недостаточно. За четыре года мы создали ERP-платформу «Орион» для себя, затем показали ее клиентам и поняли, что это востребованный продукт. Сейчас «Орион» позиционируется как решение для крупных ИТ-подразделений, от 500–1000 человек, и для ИТ-компаний. Функционал включает управление полным жизненным циклом, начиная от договорного учета, CRM-системы, финансового и ресурсного планирования, заканчивая расчетом себестоимости техпроцессов продуктов компании.

— Какие еще продукты ваша компания сейчас разрабатывает?

— Перспективный продукт — Dokkee, это сервис печатных форм. О его функционале расскажу на примере: представьте, что вы страховая компания, то есть ежедневно формируете множество полисов. И в документе меняется часть формы, например, пункт правил. Получается, вам нужно найти разработчика, быстро актуализировать информацию, затем возобновить печать. С одной стороны — это остановка процессов, с другой — огромная нагрузка на ИТ-подразделения, потому что таких запросов может быть много. Мы разработали механизм, который позволяет без привлечения ИТ-специалистов править критически значимые поля, экономить время и средства на разработку. 

Совсем новый продукт, который пока не имеет официального названия — Telegram-бот. Он позволяет сотруднику общаться с подразделениями компании в едином окне. Это могут быть запросы в Service Desk, получение справки 2-НДФЛ, заказ визиток и т. д. Бот дополняет корпоративные порталы и имеет преимущества для пользователей — привычный интуитивно понятный интерфейс, для работы не нужен VPN.

Еще один проект, которым мы гордимся, — «Академия iFellow», школа по офлайн и онлайн-обучению ИТ-профессиям. Открыли ее два года назад, выпустили уже 16 потоков — по 100–120 специалистов в год, в знаниях которых уверены. Больше половины из них в дальнейшем работают с нами. Мы уже подготовили аналитиков и тестировщиков, а сейчас планируем запустить курс для разработчиков RPA.

RPA

На рынке RPA также актуален вопрос перехода на отечественные платформы, но при этом продолжают создаваться и внедряться новые роботы. В 2023 году этот рынок будет расти, мы это видим по себе — команда RPA iFellow увеличилась в 4 раза за 2022 год, пропорционально объему работы. Сейчас роботы внедряются по большей части в финтехе, но вообще технология является универсальной и применима к рутинным процессам во всех отраслях. Для компаний это выгодно — цифровизация позволяет сокращать расходы за счет экономии человеко-часов и оптимизации всего бизнес-процесса

CNews: — Как изменилась стратегия iFellow в текущей обстановке?

— К счастью, не изменилась. Ежегодно показатели компании растут: в 2021 году они увеличились почти в три раза, в 2022, по промежуточным итогам, наши показатели станут больше вдвое.

В начале этого года мы определили, что будем продвигать наши продукты не только на российском, но и на международном рынке. Мы зарегистрировали компанию WERPA в юрисдикции Великобритании, iFellow Asia — в Киргизии, сейчас готовимся к открытию в Сингапуре. В целом стратегия этого и следующего года — масштабирование бизнеса в России и планомерная экспансия на европейский и азиатский рынки.

— Как вам удается выдерживать такую высокую планку?

— У нас есть хороший слоган: «iFellow — ИТ-компания высоких скоростей». Внутри компании мы очень быстро принимаем решения и воплощаем их в жизнь. К примеру, это процессы согласования документов. У нас есть KPI, которые жестко регламентируют, сколько времени мы должны рассматривать, допустим, договор. Мы понимаем, что нужно клиенту, и быстро реагируем на его запросы. Максимально важна команда, все сотрудники iFellow — профессионалы.