CNews: Олег, расскажите, как создавался «Неофлекс» и как он развивался?
Олег Баранов:

В феврале 2020 года компании «Неофлекс» исполняется 15 лет. С одной стороны, это немало, а с другой, эти годы промелькнули как один день. В 2005 году «Неофлекс» создавался как интегратор, специализирующийся на работе с банками. Тогда мы поняли, что банковский ИТ-ландшафт усложняется, появляется все больше различных информационных систем, и увидели для себя нишу: эти системы надо было интегрировать между собой, а также выбирать из них данные и уметь их анализировать.

Так в «Неофлекс» появилось два основных, на тот момент, направления деятельности. Первое — интеграция приложений. Мы были первой компанией, которая в 2005 году в России внедрила промышленную ESB-платформу IBM Enterprise Service Bus. Заказчиком стал французский банк BNP Paribas. Кстати, это был первый проект внедрения ESB не только в банковской отрасли, а вообще в стране. В последующие годы «Неофлекс» был абсолютным лидером по интеграции приложений. В частности, мы сделали одни из самых масштабных на российском рынке интеграционные проекты в Сбербанке и ВТБ на основе двух лидирующих ESB-платформ от IBM и Oracle. В Сбербанке использовалась IBM Integration Bus, а в ВТБ — Oracle SOA Suite. Через нашу шину в ВТБ, кстати, сегодня передается более 1000 сообщений в секунду.

Второе направление, которым мы начали заниматься практически с самого начала, — это создание хранилищ данных. Первыми заказчиками по этому направлению стали Сбербанк, СДМ-Банк и «Русфинанс Банк» (группа Societe Generale). Мы первыми в России внедрили в банке DWH для управленческой отчетности на базе SAP BW, также первыми выпустили на рынок специализированную систему банковской отчетности Neoflex Reporting — это был 2007 год.

Компания росла и динамично развивалась в рамках этой парадигмы довольно долго. Но ничто не стоит на месте, рынок продолжал меняться.

Банки все больше стали вкладываться в цифровизацию. А именно — трансформировать свои бизнес-модели в сторону перехода к работе с клиентами через различные электронные каналы. Началась активная конкуренция в этой области. Стало важно, у кого более удобные мобильные приложения, кто может быстрее принимать кредитные решения, кто построил более удобные для партнеров API и т. д.

В этой конкуренции стало критически важным то, что называется time-to-market. То есть скорость, с которой банк может вносить изменения в свои информационные системы.

А вот для того, чтобы добиться высокой скорости развития ИТ-ландшафта, потребовались технологические решения нового поколения — легаси-системы просто не позволяли эффективно конкурировать в цифровом поле.

Заказчики, понимая, что, по сути, мы занимаемся разработкой сложного заказного ПО, все чаще начали обращаться к нам с новыми сложными задачами, которые выходили далеко за пределы наших традиционных ниш.

CNews: Каков он, сегодняшний «Неофлекс»?
Олег Баранов:
Олег Баранов
Сегодня самое сложное — не запрограммировать конкретную прикладную функциональность, а создать технологию разработки, обеспечивающую эффективное развитие ИТ-систем.

Сегодня «Неофлекс» фокусируется на заказной разработке сложных высоконагруженных бизнес-приложений в микросервисной архитектуре и построении аналитических систем с использованием технологии больших данных и искусственного интеллекта в довольно широком спектре направлений. Все еще в основном для финансовых организаций, но не только. У нас есть очень интересные клиенты из других индустрий.

Кроме традиционных для нас проектов по созданию хранилищ данных и интеграции, мы разрабатываем большой спектр сложных бизнес-приложений — от кредитных конвейеров до систем ДБО. Причем приложения мы делаем в микросервисной архитектуре и с применением DevOps-подходов, а аналитические системы мы строим исключительно с использованием технологий больших данных.

Сегодня критически важно иметь информационные системы, которые позволяют быстро выводить на рынок новые услуги и оперативно подстраиваться под меняющиеся требования рынка. Поэтому организации, по сути, необходимо построить конвейер для быстрого, эффективного внесения изменений в информационные системы. К счастью, сегодня существуют технологии, которые позволяют это сделать. К ним относятся микросервисная архитектура приложений, идея которой в том, что любое бизнес-приложение делится на микросервисы, каждый из которых в идеале представляет собой законченную бизнес-функциональность. Если все спроектировано правильно, организация получает возможность независимо развивать отдельные микросервисы и вводить их в эксплуатацию очень быстро, не дожидаясь масштабного релиза, который выходит, например, раз в квартал. Для того чтобы данные возможности были реализованы на практике, необходимо еще внедрить производственные процессы в парадигме CI/CD, то есть автоматизировать процессы сборки, тестирования и установки приложений.

Сегодня самое сложное — не запрограммировать конкретную прикладную функциональность, а создать технологию разработки, обеспечивающую эффективное развитие ИТ-систем. Мы много лет вкладывались в развитие Neoflex MSA Platform — платформы для разработки микросервисных приложений. И сегодня готовы быстро развернуть ее у заказчика и начать разработку с учетом всех принципов, о которых я говорил выше. Neoflex MSA Platform, объединяющая более 50 программных продуктов, — одно из наших главных конкурентных преимуществ. Именно она помогает нам быстро и эффективно создавать для заказчиков современные решения.

CNews: Как системы, созданные в новой парадигме, взаимодействуют с легаси-системами?
Олег Баранов:

Это отдельная проблема. Как правило, монолитная архитектура легаси-систем плохо сочетается со всем тем, о чем я только что рассказал. Возникает целый ряд проблем.

Как подключить новые, современные сервисы, которые можно модифицировать очень быстро, к монолитным бэкэнд-системам, которые обновляются раз в 2-3 месяца, и при этом обеспечить возможность быстро вносить изменения в бизнес-процессы, которые частично исполняются новыми, а частично старыми системами?

Как сделать так, чтобы мобильное или web-приложение не «задумывалось» и не зависало при каждом запросе, который требует данных из легаси-бэкэнд-систем?

Как обеспечить оперативное масштабирование всего комплекса под растущие или пиковые нагрузки, если современные платформы управления микросервисами могут автоматически выделять дополнительные вычислительные ресурсы в случае роста нагрузки, а легаси-системы требуют значительных временных затрат и усилий администраторов для внесений изменений в конфигурацию?

Мы умеем решать эти проблемы и строить ИТ-ландшафт, который работает на двух скоростях. Используется подход, который обеспечивает успешное сосуществование легаси-систем и приложений, уже реализованных в современной микросервисной архитектуре. Если кратко, то мы как бы развязываем эти слои.

Во-первых, создается real-time витрина данных, с которой микросервисные фронт-офисные приложения работают на чтение. Это позволяет, с одной стороны, разгрузить бэкэнд-системы, сняв с них часть запросов, а с другой стороны — фронт-энд компоненты могут быстро получать нужные данные, развиваться и масштабироваться независимо. Во-вторых, когда из фронт-офисной системы надо что-то записать в бэкэнд-систему, мы применяем промежуточный слой, эмулирующий быстрый ответ для микросервиса, а уже затем в порядке очереди записывающий данные в легаси-систему. Это опять же снижает зависимость от времени реакции бэкэнд-системы.

Олег Баранов:

«Для того, чтобы добиться высокой скорости развития ИТ-ландшафта, потребовались технологические решения нового поколения – легаси-системы просто не позволяли эффективно конкурировать в цифровом поле. Заказчики, понимая, что, по сути, мы занимаемся разработкой сложного заказного ПО, все чаще начали обращаться к нам с новыми сложными задачами, которые выходили далеко за пределы наших традиционных ниш».
CNews: Каким был 2018 год для «Неофлекс»?
Олег Баранов:

Год был довольно интересным и удачным для компании. Мы выросли более чем на 20% и сделали много проектов с использованием самых современных технологий, таких, как микросервисы, Open API, streaming processing, большие данные, машинное обучение, искусственный интеллект. Могу отметить, например, проекты в «Первой экспедиционной компании» (ПЭК) и «Национальном клиринговом центре» (НКЦ).

Мы активно развивали нашу MSA Platform, а также Neoflex Datagram — инструмент для ускорения и упрощения разработки на базе технологии больших данных. У этих направлений большое будущее. Кроме того, мы продолжаем укреплять свои позиции и на международном рынке, его доля в 2018 году выросла в два раза и достигла 15%.

CNews: Количество банков на российском рынке сокращается, а значит, по независящим от вас причинам сокращается и ваша клиентская база. Как вы с этим работаете?
Олег Баранов:

Вы знаете, на 1 января 2019 года в компании работало примерно 400 человек, а на 1 августа работает уже 500. То есть мы чуть больше, чем за полгода выросли на 25%. Количество банков, может, и сокращается, но потребности у оставшихся растут. И растут они потому, что технологии идут вперед семимильными шагами. Именно поэтому мы сосредоточились на заказной разработке ПО. И спрос на наши услуги пока только увеличивается.

CNews: Вы упоминали, что планируете выходить на другие рынки.
Олег Баранов:

Да, за последние годы у нас появился целый ряд небанковских клиентов. Например, ПЭК. Для этой компании мы создали решение «Центр управления перевозками», чтобы планировать доставку значительного объема грузов большим количеством грузовиков через логистические центры ПЭК — сейчас их 189 по всей стране. Наше решение позволяет ежеминутно производить огромное количество вычислений для того, чтобы управлять перевозками в режиме реального времени. Для этого используются технологии streaming processing, большие данные, in-memory вычисления.

Еще один проект реализуется для Mediascope — единственной в стране исследовательской компании, обеспечивающей измерение рекламного трафика на телевидении и в диджитал-среде. Компания приняла решение создать новую ИТ-платформу с использованием технологий обработки больших данных, а именно — построить озеро данных на Hadoop. Сейчас мы завершили первый этап. Почему компания выбрала именно нас? Потому что у нас есть инструмент под названием Neoflex Datagram, который позволяет ускорить и удешевить разработку приложений на технологиях больших данных. При стандартном подходе для такого проекта нужны программисты, которые напишут код на языке Scala. Таких специалистов немного, а их привлечение стоит довольно дорого. Да и сами приложения получаются сложные. Мы создали Neoflex Datagram, он может автоматически генерировать код на Scala, при этом работать с решением могут SQL-программисты. То есть мы свели к написанию SQL-скриптов программирование на Scala для определенного круга задач, связанных с созданием озер данных, таких, как извлечение данных из источников, трансформация и загрузка в витрины, расчет различных показателей.

Neoflex Datagram дает возможность удешевить масштабные разработки в несколько раз. И, самое главное, конечное решение получается более управляемым. Так как код генерируется автоматически в визуальном редакторе, его очень просто потом поддерживать и модифицировать, передавать другим исполнителям. В итоге сопровождать такую систему на порядок проще.

С использованием Neoflex Datagram мы сделали еще один интересный и крупный проект для «Национального клирингового центра», кредитной организации — центрального контрагента на всех рынках группы «Московская Биржа. Там обрабатывается порядка 30 миллионов проводок в день. В НКЦ мы создали озеро данных для построения всех видов регуляторной и налоговой отчетности. На данный момент с его помощью автоматически создается более 40 различных форм, которые регулярно отправляются в Центральный банк, строится налоговая отчетность. Интересно, что загрузка данных за операционный день с расчетом всех показателей, созданием отчетов и их отправкой на проверку, занимает всего 25 минут. Если бы все это реализовывалось на классических технологиях, потребовались бы, как минимум, часы.

За счет того, что технологии больших данных позволяют быстро обрабатывать большие объемы информации на так называемых low-end аппаратных средствах, и за счет использования свободно распространяемого платформенного программного обеспечения, стоимость владения решением может быть существенно ниже по сравнению с построенным на базе традиционных технологий.

В результате заказчик получает решение, которое может гораздо быстрее обрабатывать данные, существенно дешевле в эксплуатации и гораздо быстрее внедряется.

CNews: Вы вышли на международный рынок?
Олег Баранов:

Идея работать на международном рынке возникла года три назад. Сейчас мы присутствуем в 18 странах, таких как Вьетнам, ЮАР, Иран, Кабо-Верде, страны Африки и Европы, и довольно успешно там работаем. Тем не менее, российские заказчики являются для нас основными.

Кстати, у «Неофлекс» всегда было много клиентов среди иностранных банков, работающих в России, таких как «БНП Париба», «ИНГ банк», ЮниКредит банк, «Банк Интеза», PayPal, «Русфинанс банк», «РН Банк», «Банк ПСА Финанс Рус» и другие, всего более 20. Многие из них до сих пор используют наши решения.

Олег Баранов:

«Сегодня критически важно иметь информационные системы, которые позволяют быстро выводить на рынок новые услуги и оперативно подстраиваться под меняющиеся требования рынка. Поэтому организации необходимо построить конвейер для быстрого и эффективного внесения изменений в них».
CNews: Зарубежные заказчики чем-то отличаются от отечественных?
Олег Баранов:

Раньше зарубежные заказчики были впереди, в первую очередь, с точки зрения подходов к управлению проектами. Но сегодня крупнейшие российские банки уже догнали их в этом отношении, поэтому сейчас отличий практически нет.

CNews: В чем основная сложность выхода на международный рынок?
Олег Баранов:

Найти продукт и нишу, в которой мы будем востребованы. Международный рынок — высоко конкурентный, и мы нужны там только тогда, когда можем предложить что-то или очень хорошее, или очень дешевое, или очень удобное.

Если говорить про страны Африки и Юго-Восточной Азии, то там российские компании могут быть конкурентоспособными, потому что наши компетенции в области программного обеспечения находятся на высоком уровне, но при этом цены существенно ниже, чем у европейских или американских компаний. Есть еще один фактор: для этих стран вся политическая история с санкциями практически не имеет значения. Для них Россия ничем не хуже, чем Великобритания или, скажем, США. Возможно, поэтому у нас лучше получается работать именно в этих регионах. С Европой мы тоже работаем, но в меньшей степени.

Олег Баранов:

«Технологии больших данных сами по себе обходятся дешевле: они работают на совершенно других аппаратных средствах, а Hadoop — это вообще свободное ПО. Владение им существенно дешевле, чем проприетарным программным обеспечением».
CNews: Вы говорили, что начали ориентироваться не только на банки, но и на другие рынки, в частности логистику. Планируете расширять спектр заказчиков?
Олег Баранов:

Нам интересны заказчики, которым нужны сложные ИТ-решения, для создания которых необходимо использовать современные технологии, такие как streaming processing, большие данные, машинное обучение или искусственный интеллект. Банки — это организации, которые в принципе работают именно с информацией, этим объясняется высокая востребованность данных технологий. То же самое можно сказать, например, про телеком-компании. Но и в других индустриях тоже происходит цифровизация. Практически все компании нацелены сегодня на продажи и обслуживание своих клиентов через интернет и все более глубокую автоматизацию своих внутренних бизнес-процессов, поэтому спрос на сложные ИТ-решения растет повсеместно. А «Неофлекс» — это компания, которая может решать такие задачи. Поэтому мы видим перспективу в применении нашего опыта за рамками финансового сектора.

CNews: Вы — основатель «Неофлекс». Вы считаете вашу компанию успешной?
Олег Баранов:

В целом, скорее, да, хотя всегда есть, над чем работать. Мы считаем свою деятельность успешной, если нам удается правильно понимать потребности наших заказчиков и создавать решения, которые им соответствуют. Мы стараемся выбирать те проекты, которые можем сделать хорошо. Еще мы стараемся быть на острие технологий. Нам важно не просто сделать проект, но сделать его на базе самых современных подходов и программных продуктов.

Именно об этом я хотел рассказать сегодня, когда говорил про Mediascope, «Первую экспедиционную компанию» или «Национальный клиринговый центр». Мне приятно, что мы решили задачу заказчика, и теперь он стал эффективнее готовить отчетность, планировать перевозки или считать рекламный трафик.

CNews: Что может заставить вас отказаться от выгодного для компании контракта?
Олег Баранов:

Иногда у нас может не хватать компетенций или свободных ресурсов, чтобы выполнить проект. В таких случаях мы стараемся открыто обсудить это с заказчиком и совместно решить — начинаем работы или нет.

Еще мы отказываемся, когда понимаем, что создаваемое решение может привести в тупик, потому что для него выбраны неоптимальные технологии или подходы к реализации, и мы не можем повлиять на этот выбор. Ведь в конечном итоге любой проект заканчивается внутренним обсуждением его результатов. Это может происходить за чашкой кофе, бокалом вина или на совещании. И кто-то скажет в определенный момент: «Хорошо, что мы сделали проект с этими ребятами, мы не ошиблись с выбором» или «Это была ошибка, в итоге получилось совсем не то, что нам было нужно». Эта фраза подводит итог многолетней работы большой команды, иногда — сотен людей.

В наших многочисленных проектах, безусловно, были сложности, и немало, однако, за все время существования компании, в основном, мне кажется, «Неофлекс» удавалось оправдывать доверие заказчиков и сохранять репутацию надежного и компетентного партнера.