oбзор

Обзор: Телеком 2014

Алексей Фролов

Алексей Фролов:
Ценность ИТ-продукта – не в «железе», а в опыте его создателей

Какие события влияют на рынок телекоммуникаций, сколько лет понадобится для перехода на российское сетевое оборудование, скоро ли уйдет в прошлое 4G и почему российские операторы в Европе предпочитают работать с российскими интеграторами, рассказывает в интервью CNews директор «АДВ Консалтинг» Алексей Фролов.

CNews: Какие ключевые события произошли на рынке телекоммуникаций в 2014 году, по вашему мнению?

Алексей Фролов: Ключевое событие, повлиявшее на рынок телекома в 2014 году – это санкции. Из-за них индустрия сейчас пытается максимально быстро перестроиться на локализованные продукты, а сделать это в данный момент очень и очень затруднительно.

Если говорить о событиях, произошедших благодаря нормальному, мирному прогрессу, то в первую очередь это «взлет» технологии LTE. Долгое время она была драйвером процессов только внутри телекоммуникационной отрасли, а теперь наконец-то стала одной из повсеместно используемых технологий.

Одна из главных задач на этом направлении – развитие магистралей, то есть транспортных сетей операторов, потому что без инфраструктуры никакого прогресса не будет. Многие операторы в этом году занимались строительством производительных магистральных сетей, теперь их сети способны работать с большими объемами трафика.

Здесь мы видим кооперацию операторов, которые совместно строят транспортные волоконно-оптические сети, что редко наблюдалось в прежние годы. Это очень интересные процессы, запущенные благодаря росту трафика.

И еще одно направление в этом секторе – расширение зоны охвата сетей 4-го поколения. На моем телефоне, как и у многих других людей, уже постоянно горит индикатор сети LTE.

CNews: В Европейской части России, действительно, есть широкополосный доступ, скоростной интернет – в отличие от многих регионов Сибири и Дальнего Востока. Какие перспективы существуют для них?

Алексей Фролов: Строительство сетей, конечно, ведется, хотя ситуация проблематичная. В нашей стране очень низкая плотность населения, особенно за Уралом, где на квадратный километр приходятся один-три человека. В Сибири, площадь которой составляет почти 3/4 территории России, проживает менее 20 % населения. Следовательно, нужно протягивать линии связи на большие расстояния практически без возможности быстро окупить строительство, потому что нет абонентов. Поэтому у операторов есть единственный способ обеспечить связью удаленные регионы – опираться на государственную поддержку. Мощные государственные проекты, такие, как электронное правительство и другие, тянут как локомотивы решение всех более частных задач, включая обеспечение территории связью и доступом в интернет.

Алексей Фролов: Ключевое событие, повлиявшее на рынок телекома в 2014 году – это санкции

Наша компания строит много магистральных линий в стране, в том числе такие, когда оптоволокно прокладывается по тундре до новых осваиваемых месторождений. Здесь также высокая себестоимость работ нивелируется серьезностью и размахом общей задачи и является лишь необходимой составной частью общей стройки.

Если говорить о коммерческих проектах обеспечения связью населенных пунктов, то с ними не все просто, потому что мало путей, пригодных для прокладки магистрали, где можно подвесить кабель – это линии электропередач, трубопроводы и железная дорога. На восток можно пройти по обе стороны Байкала, а дальше – только делать какие-то отводы к городам. Мы строим линию от Франкфурта до Владивостока, так что хорошо знаем местные особенности.

Хочется, чтобы у нас все было «как в Европе», однако заметим, что и в Европе, и в США покрытие сотовой связью и тем более мобильным широкополосным доступом в интернет далеко не идеальное. У них часто применяются другие технологии. Скажем, начинает использоваться технология «гигабит по меди» для абонента, но она возможна только благодаря европейской инфраструктуре связи, где повсеместно используются медные кабели и есть возможность получить электропитание в точке подключения абонентов, буквально прямо на столбе возле дома. Эта технология нам неинтересна, потому что в Москве и во многих городах европейской части России практически к каждому дому подведено оптоволокно.

CNews: Сейчас работа поставщиков, интеграторов, операторов осложнена санкциями. Как они практически отразились на вашей компании?

Алексей Фролов: Санкции, конечно, на нас повлияли. Мы же работаем в высокотехнологическом сегменте. Здесь нельзя сказать «это оборудование мы будем покупать в другом месте, а это сделаем сами». На решение многих таких задач требуются годы.

Первое, с чем мы столкнулись – увеличение сроков отгрузки. Возникли проблемы, связанные с тем, что необходим дополнительный документооборот. Ведь наших западных поставщиков теперь интересует информация о конечных получателях и назначении оборудования. Пока это, к счастью, не повлияло на идущие проекты так, что мы бы не смогли поставить оборудование. К тому же, мы работаем в основном с компаниями, широко представленными в России, для которых наш рынок достаточно важен, чтобы они внимательно к нему относились.

В качестве альтернативного поставщика принято рассматривать Китай. Это действительно альтернатива, но она не столь всеобъемлюща, как хотелось бы. Да, там есть мощные компании мирового уровня, такие, как Huawei, но большинство еще не прошло свой путь развития. Ценность ИТ-продукта – не в «железе», а в опыте его создателей, в знаниях, накопленных за годы.

CNews: Если в России поднимать собственное производство сетевого оборудования, сколько лет на это понадобится?

Алексей Фролов: Я думаю, что имеет смысл говорить о сроках не менее пяти лет при полностью готовой базе на предприятии, которое собирается выпускать это оборудование. На моей памяти именно столько времени требовалось для запуска передовых продуктов в каком-то законченном виде, с уже учтенными пожеланиями пользователей относительно развития функциональности и устранения ошибок, один только сбор которых занимает около года.

Пока у нас очень мало предприятий и людей с опытом – есть отдельные наработки, но отсутствует полная линейка современного и высокотехнологичного телекоммуникационного оборудования российского производства, поэтому будет правильно назвать более значительный срок, прежде чем сможем выпускать свое Hi-Tech оборудование. Нужна политическая воля, чтобы попытки разработки не выродились опять в простое переклеивание шильдиков. Предпринимателей интересует быстрый эффект, получение статуса отечественного производителя при минимальных затратах. Это целая структурная проблема: разработка, полный цикл производства, причем существенная часть элементной базы у нас тоже импортная. Так что жить в условиях изоляции от мира крайне проблематично, но тем не менее надо отметить, что у нас появились российские компании, инвестирующие в разработку российских продуктов и, я надеюсь, они получат сильный импульс в развитии в сложившейся ситуации.

CNews: Связь 4-го поколения полностью обеспечит потребности пользователей на ближайшие годы, или вы ожидаете дальнейшего развития технологий?

Алексей Фролов: Развитие, конечно, идет, но пока, я думаю, LTE с лихвой перекрывает все потребности абонентов. Конечно, это не абсолютный потолок, мы помним, с чего начинался доступ в интернет – с dial-up модемов, которые обеспечивали скорость сначала 2400 Кбит/с, потом 28800 Кбит/с и, наконец, 56k. И каждый раз говорилось, что это – вершина.

Алексей Фролов: Вопрос заключается в том, готова ли инфраструктура оператора принять абонентов с их устройствами 4G и прокачать все потоки данных на высокой скорости

Сейчас вопрос заключается в том, готова ли инфраструктура оператора принять абонентов с их устройствами 4G и прокачать все потоки данных на высокой скорости. Чем дальше, тем будет больше устройств, конкурирующих за один спектр, делящих одни и те же емкости. Поэтому оператор должен заниматься радиочастотным планированием, чтобы обеспечить необходимую емкость сети, и развитием магистрали, чтобы быстро доставлять весь этот трафик к точкам подключения к интернету. Думаю, технологии 4G хватит надолго.

CNews: Вы прогнозируете это с учетом развития «интернета вещей»?

Алексей Фролов: Да, и с его учетом в том числе. Сами операторы в нем заинтересованы, чтобы получить больше трафика и показать взрывной рост абонентской базы за счет продажи сим-карт для мобильных устройств. Сегодня в России проникновение сотовой связи уже больше единицы, то есть, на каждого гражданина приходится более одной сим-карты. У меня их уже пять, например. Я, правда, пока не понимаю, как мы будем бороться за пропускную способность в узком спектре частот. Но альтернативы развитию мобильного интернета на сетях операторов пока нет.

Для дальнейшего развития потребуется уже технологический прорыв. 4G от 3G принципиально не отличается, прорыва в части радио нет – мы все так же ограничены пропускной способностью и каналом, плюс мы имеем побочный фактор: чем больше устройств одновременно работают, тем хуже радиообстановка в городах.

CNews: Но уже ведется разработка спецификаций связи пятого поколения. В чем вы видите ее преимущество?

Алексей Фролов: Существует концепция, идея, что все следующие поколения беспроводной связи будут строиться не на оборудовании оператора связи, установленном на вышках. Это будет своего рода Mesh-сеть, состоящая из связанных между собою абонентских устройств, подобно тому, как устроены пиринговые сети.

Такие сети хорошо смогут работать в городах с высокой плотностью населения, поскольку в каждый момент времени ваше устройство будет в контакте с другими электронными устройствами, и они, а не базовая станция, будут обеспечивать емкость и высокую скорость передачи данных. Здесь, на мой взгляд, самая большая ожидаемая сложность – перейти от классической схемы к новой инфраструктуре и топологии сети.

Мы полагаем, что будет повышаться уровень абстракции данных: неважно, в какой сети находится устройство – в Ethernet или 3G, или Wi-Fi. Человек сможет перемещаться из одной сети в другую, и ему будет обеспечено бесшовное, незаметное переключение между ними.

CNews: Какие направления деятельности были приоритетны для вас в этом году? И на чем вы собираетесь сосредоточиться в следующем году?

Алексей Фролов: Мы много сил и времени уделили развитию операторских сетей – это Metro Ethernet, DWDM, OTN и другие технологии. Все это делалось, как я говорил в начале, для того, чтобы сети могли «поглотить» абонентский трафик, обеспечить скорость. Раньше, когда стояли станции 2G, разработанные для передачи голоса, было достаточно двухмегабитных каналов. А если на этом же сайте поставить станцию LTE, оставив старые каналы, то никто из клиентов не сможет пользоваться услугой передачи данных.

Второе наше направление также связано с развитием городских сетей. Они активно развиваются, и операторам нужны соответствующие городские магистральные линии. Большие города в этом плане растут быстрее, в них эта необходимость проявляется благодаря в том числе и автоматизации всех сфер жизни – это и удаленное видеонаблюдение, и межмашинное взаимодействие, и разнообразные роботизированные устройства с сим-картами. Люди даже в аквариумы встраивают удаленно управляемые устройства, чтобы не терять контроль над питомцами во время своего отсутствия. Я думаю, если одних только аквариумистов обеспечить дополнительными сим-картами, то абонентская база операторов выросла бы еще процентов на 10.

CNews: Какие технологии вы считаете перспективными на этом направлении?

Алексей Фролов: Мы используем, в частности, возможности OTN-коммутации, оптической транспортной сети. Эту технологию мы предлагаем совместно с нашим партнером, специалистом в области сетевых технологий, компанией Ciena. И, кстати, именно за разработку и продвижение технологии OTN-коммутации Ciena и «АДВ Консалтинг» недавно стали лауреатами отраслевой премии CNews AWARDS 2014. Мы считаем этот факт признанием перспективности работы на данном направлении. OTN-коммутация дает операторам возможность осуществлять конвергенцию сетей, работающих на основе старых протоколов, и адаптировать сети к работе с новыми протоколами. Технология OTN хороша тем, что обеспечивает мультиплексирование любых операторских услуг и может адаптироваться в соответствии с требованиями оператора.

Из проектов с применением этой технологии можем назвать работы в одном из операторов энергетической отрасли. Энергетики меняли существующие сети на новые, для этого мы предложили OTN-коммутацию, обеспечивающую высокие скорость передачи данных и емкость. Для клиента это был логичный эволюционный шаг, и задачам заказчика оптическая транспортная сеть соответствовала как нельзя лучше.

CNews: Известно, что ваша компания открыла офис в Европе. То есть вы обслуживаете инфраструктуру операторов сотовой связи за рубежом?

Алексей Фролов: Да, мы в свое время получили такие предложения от операторов, и, поскольку не собирались работать «по-партизански», открыли европейский офис в Барселоне. Он обслуживает наших клиентов по всей Европе в полном соответствии с местным законодательством.

Почему я в первую очередь говорю о законах: существует проблема, связанная с тем, что инженерам из российской компании нужно получать рабочие визы, чтобы приехать и провести какие-то работы на оборудовании клиента, также нужно оформлять документы на ввоз и вывоз оборудования. Это очень долго и сложно. А местных инженеров не все операторы хотят привлекать, поскольку есть проблемы психологической совместимости, языковые барьеры и так далее.

Кроме того, есть существенное обстоятельство: у наших инженеров зачастую больше опыта, выше квалификация, потому что мы больше строим сетей, постоянно их развиваем и модернизируем – это объективно повышает уровень сотрудников. Поэтому операторы считают, что им лучше работать с российской компанией.

Вернуться на главную страницу обзора