Спецпроекты

oбзор

Обзор: Телеком 2014

Александр Стулов

Александр Стулов:
Наши решения снимают ограничения с территориально-распределенных сетей

Постоянная потребность в расширении каналов связи и производительности корпоративной сети обходится территориально-распределенным предприятиям недешево, поэтому стремление оптимизировать внутренний трафик и получить удобные инструменты мониторинга работы сети и корпоративных приложений вполне объяснимо. По словам Александра Стулова, директора по продажам в России и СНГ компании Riverbed, проекты по оптимизации территориально-распределенных сетей (WAN) могут сократить объемы трафика на 50-85%, а также существенно снизить расходы организации на обслуживание сети.

CNews: Каковы сегодня позиции компании Riverbed на мировом и российском рынках? Какие решения предлагаете российским заказчикам?

Александр Стулов: Компания возникла в 2002 году, став пионером на рынке систем оптимизации трафика и работы корпоративных приложений. В России мы работаем с 2006 года, офис открыт в 2008 году. Последние несколько лет как на мировой арене, так и на локальном рынке мы видим достаточно высокие темпы роста компании – в диапазоне от 15% до 30% в год. При этом в России динамика роста значительно выше среднего показателя.

Наш флагман – семейство продуктов Riverbed SteelHead для оптимизации и ускорения работы приложений по WAN-сетям. Уже более 7 лет мы удерживаем пальму первенства в данном сегменте: на продукты Riverbed приходится более 50% от общего объема мирового рынка решений WAN-оптимизации.

Кроме SteelHead за последние 5 лет у Riverbed появились и другие продуктовые семейства. Например, Riverbed SteelFusion – программно-аппаратные решения, предназначенные для перехода к конвергентной ИТ-инфраструктуре филиалов и позволяющие избежать сложностей, возникающих при репликации и копировании данных в ЦОД при централизации вычислительных ресурсов и приложений.

Также у нас есть решения для мониторинга производительности корпоративных приложений, диагностики как на прикладном, транзакционном, так и на сетевом уровне – семейство Riverbed SteelCentral. В основе этих продуктов – комплексный подход: важно не то, как функционируют отдельные компоненты, приложения, а то, как функционирует сервис в целом, как с ним взаимодействует пользователь, насколько ему комфортно работать с точки зрения производительности и скорости.

И, наконец, еще одно семейство, которое сейчас демонстрирует положительную динамику, – это решения по контролю доставки приложений Riverbed SteelApp.

CNews: В чем заключается суть задачи по оптимизации корпоративного трафика?

Александр Стулов: Для крупного бизнеса с территориально-распределенной структурой сегодня характерна тенденция консолидации и централизации вычислительных ресурсов в едином центре обработки данных. Это объяснимо: компании начинают задумываться о том, как с максимальным качеством и пользой утилизировать вложенные в ИТ-инфраструктуру инвестиции.

Однако пользователи в удаленных филиалах рано или поздно начинают испытывать сложности при работе с приложениями, которые раньше находились на расстоянии нескольких десятков метров от них, а теперь оказались в ЦОД в нескольких сотнях, а то и тысячах километров. В условиях российских просторов организации в полной мере ощущают все трудности, возникающие при консолидации и централизации вычислительных ресурсов: низкую скорость каналов связи и, что самое важное, непозволительно большое время отклика приложений.

Проблема перегрузки сети в некоторых регионах России стоит действительно остро. Например, в Восточной Сибири или на Дальнем Востоке. Там элементарно ограничены возможности телеком-операторов и расширение каналов связи приводит к существенным дополнительным операционным расходам. Кроме того, иногда это технически невозможно. К примеру, совокупная емкость спутниковых каналов связи лимитирована, и увеличение скорости подключения с 2 до 10 Мб/с может стать серьезной проблемой. Есть ряд заказчиков, у которых централизованные приложения без оптимизации трафика в ряде регионов в принципе не функционируют. Подчеркну – не просто плохо работают, а вообще никак не работают. Расстояние до ЦОДа настолько велико, что возникает слишком большая задержка – и приложение просто-напросто отказывается функционировать. Наши решения призваны изменить ситуацию в лучшую сторону: ограничения, характерные для территориально-распределенных сетей при работе с централизованными приложениями, снимаются и компании получают возможность строить успешный бизнес и обеспечивать работоспособность своих сотрудников.

CNews: И как это работает?

Александр Стулов: Во-первых, можно уменьшить объем передаваемых данных за счет их дедупликации. В любой крупной организации есть данные, которые постоянно циркулируют внутри филиальной сети и периодически передаются в штаб-квартиру. И чем больше сотрудников, работающих с одними и теми же данными, тем больший трафик порождают их действия. Технология дедупликации позволяет всего один раз передать информацию в полном объеме, которая сохранится в SteelHead, а впоследствии – лишь ссылочную информацию.

Во-вторых, используются технологии выбора оптимальной работы транспортного уровня – уменьшение «болтливости» протокола TCP для установления и поддержания активных сессий за счет интеллектуальных механизмов регулирования размеров окна TCP, упаковывания полезной информации (payload) и др.

В-третьих, существуют технологии оптимизации работы приложений – детальное понимание функционирования и синтаксиса приложений, применение механизмов предсказания транзакций и передачи информации. Обширный объем модулей оптимизации специально разработанных для множества корпоративных приложений позволяет достигать ускорения работы приложений и уменьшать задержки при работе до 98%.

В-четвертых, не стоит забывать про механизмы качества обслуживания и выбора оптимального маршрута для того или иного вида трафика или приложения в зависимости от его важности и значимости для бизнеса. Естественно тут мы можем говорить и про традиционные механизмы классификации, маркировки трафика, организации иерархической модели качества обслуживания. Но что более важно в нашу эру развития гибридных сетей, то есть комбинации интернет-подключений и VPN-услуг от операторов связи, – это возможность сделать глубокий анализ пакетов (deep packet inspection, DPI) и на основании этой информации принять решение, по какому каналу связи направить трафик. Будет ли это «дорогостоящий» VPN или «дешевый» интернет-канал, клиенту следует решать, исходя из критичности для бизнеса и чувствительности к задержкам трафика или приложения. Для решения этой задачи в SteelHead реализован механизм Path Selection, поэтому наши клиенты могут строить гибридные территориально распределенные сети эффективно, рационально используя как интернет, так и VPN-каналы.

CNews: Можете перечислить отрасли, которым особенно показано внедрение продуктов по оптимизации трафика и мониторинга работы сети?

Александр Стулов: Наш гипотетический заказчик – это организация с развитой филиальной сетью и централизованной обработкой информации. Им крайне важно оптимизировать трафик, а также отслеживать и анализировать происходящие в сети и работе корпоративных приложений аномалии. В частности, это организации финансового сектора и госструктуры, но решение способно принести пользу и компаниям розничного сегмента или производствам товаров широкого потребления: как правило, подобные группы предприятий включают распределенные по стране заводы и фабрики, логистические центры, офисы продаж. Энергетическая и нефтегазовая вертикали – тоже интересные для нас сегменты, где мы делаем успешные проекты. Им всем мы можем помочь решить проблему перегруженности сети.

CNews: Как вы считаете, за счет чего компания смогла достичь сегодняшних показателей роста?

Александр Стулов: Думаю, первая причина в том, что в основе нашей деятельности – тесное и плодотворное сотрудничество с технологическими и бизнес-партнерами в рамках экосистемы. Под экосистемой я подразумеваю стратегическое партнерство с рядом ведущих поставщиков: в частности, EMC, NetApp, Microsoft, SAP, VMware, Polycom и пр. Это позволяет нам осуществлять более качественную интеграцию наших решений с их продуктами. В результате чего, например, оптимизаторы трафика содержат дополнительные элементы интеллектуальности для более эффективной работы с распространенными информационными системами и приложениями.

С другой стороны экосистемы стоит партнерство с системными интеграторами. Мы активно помогаем делать так, чтобы внедренные ими решения работали лучше и качественнее, демонстрировали максимальную эффективность для заказчиков.

Вторая причина, полагаю, в том, что компания Riverbed всегда была нацелена на достижение определенной комплементарности между теми продуктами, которые уже выпущены, и новыми решениями, которые мы разрабатываем и выводим на рынок.

CNews: Каковы ваши требования к партнерам-интеграторам и заказчикам?

Александр Стулов: Главные требования – надежность и высокая квалификация партнеров, знание наших продуктов на уровне, достаточном для выполнения работ по внедрению и сопровождению. Но в целом наши решения, как правило, легко тиражируемы, их интеграция с инфраструктурными элементами заказчика осуществляется достаточно просто и бесшовно.

CNews: Обрисуйте круг ваших партнеров по внедрению решений.

Александр Стулов: Это большинство российских системных интеграторов, которые занимают первые строки рейтингов в России. По сути, основной «костяк» российского ИТ-рынка. Наиболее активными партнерами являются компании «АМТ-Груп», IBS, «Ай-Теко», Inline Technologies, «Инфосистемы Джет», КРОК, MAYKOR, «Открытые технологии», «Техносерв» и др. Одним из ключевых партнеров Riverbed на российском рынке является компания КРОК, с которой мы за последние несколько лет реализовали достаточно много крупных проектов по оптимизации трафика и мониторингу сетевой производительности.

Кроме того, в круг наших партнеров входят и глобальные поставщики телекоммуникационных услуг, такие как Orange Business Services, British Telecom и др. Мы с ними сотрудничаем и на локальном рынке в том числе. Модель нашей работы подразумевает исключительно взаимодействие с партнерами, мы не реализуем проекты самостоятельно.

CNews: Расскажите, пожалуйста, о самых ярких проектах последних лет.

Александр Стулов: Если проанализировать задачи и потребности наших заказчиков, то несложно увидеть, что самая большая проблема, с которой сталкиваются организации, наряду с увеличением нагрузки на сетевую инфраструктуру, – это невозможность контролировать эту нагрузку так хорошо, как требуется. Это означает, что итоговая нагрузка вообще и в пиковые часы неизвестна. Как развивать сеть, если нет данных о текущем состоянии и тем более прогнозов? Очевидно, что тут нужны решения, которые позволят проанализировать состояние сети и выявить узкие места.

Например, в проекте для одной из крупнейших финансовых организаций России речь шла об охвате всей филиальной сети, включающей несколько десятков офисов на всей территории России. В компании достаточно активно используются решения класса VDI, есть множество централизованных корпоративных ИТ-сервисов, в том числе и почтовый. Нагрузка на каналы связи ежегодно возрастает, причем существенно. Впрочем, это характерно для индустрии в целом: в финансовых компаниях объем трафика увеличивается среднем на 50% в год.

Филиалы банка становились настолько зависимы от скорости и надежности функционирования сетевой среды, что для них даже небольшое снижение производительности или малая задержка в работе с приложениями были критичными.

Сначала был выполнен небольшой пилотный проект, в рамках которого были охвачены наиболее проблемные точки – либо с узкими, либо с лишенными возможности расширения каналами передачи данных. Результат оказался положительным, и проект получил развитие во всех оставшихся филиалах, нагрузка на каналы связи в среднем снизилась на 70%, существенно сократились и затраты на телекоммуникационные услуги.

CNews: Каковы основные показатели экономического эффекта от реализации проектов по оптимизации трафика? Например, средний срок окупаемости, финансовый выигрыш заказчика и пр.?

Александр Стулов: Могу привести усредненные цифры, основанные на нашем опыте. Срок окупаемости проекта по оптимизации трафика с использованием наших решений укладывается в диапазон от 1 года до 2,5 лет – все зависит от того, каким образом считать возврат инвестиций. Хотя бывают и удивительные случаи, когда срок окупаемости может быть всего несколько месяцев.

Что касается степени уменьшения объемов трафика, то усредненный показатель по всем филиалам организации, как правило, варьируется от 40% до 85%. Скорость выполнения операций в централизованном приложении увеличивается в среднем в 2–4 раза.

В качестве примера можно привести проект в «Альфа-Банке», который мы реализовали совместно с КРОК. У банка есть глобальная WAN-сеть, которая связывает центры обработки данных и несколько сотен отделений и филиалов, включая центральный офис и Поволжский региональный операционный центр. Загруженность сети влияла на работу сервисов критичных для работы как розничного, так и корпоративного бизнеса, поэтому, когда нагрузка на канал связи превышала 80%, скорость работы корпоративных приложений сильно падала. При этом ряд офисов имел помегабайтную тарификацию, что приводило к большим затратам на услуги операторов связи. В результате проекта по оптимизации трафика на базе Riverbed SteelHead нагрузка на каналы связи сократилась на 40%, что позволило заказчику снизить свои операционные расходы: сэкономить на оплате каналов связи около $180 тыс. за первые полгода и увеличить скорость передачи данных более чем в 3,5 раза.

Но не стоит забывать о субъективных показателях, демонстрирующих эффект от оптимизации трафика. Пользователям становится гораздо удобнее и комфортнее работать, и это позитивно сказывается на производительности труда. В ряде случаев этот фактор влияет также на репутацию компании и лояльность клиентов. Возьмем, например, сотрудника крупного банка, обслуживающего корпоративных клиентов. Стандарты в работе с финансовым топ-менеджментом ведущих российских компаний крайне высоки. Сказать: «Перезвоните позже, сейчас нет доступа к системе» – это все равно что отказать в обслуживании и упустить клиента. В условиях высокой конкуренции в финансовом секторе это непозволительная роскошь.

CNews: То есть для call-центров задача оптимизации трафика также значима?

Александр Стулов: Пропускная способность сети действительно может стать узким местом в работе call-центров, если какие-то инструменты или данные для работы операторов расположены удаленно – скажем, CRM-система. В таком случае крайне важно, чтобы время задержки в работе с приложениями было минимальным. Терпения клиента, ожидающего ответа оператора слишком долго, может не хватить.

В Поволжском региональном операционном центре «Альфа-банка», расположенном в Ульяновске, насчитывающем несколько сотен сотрудников, размещен также call-центр. Оптимизация трафика в обязательном порядке затронула и его. Сейчас многие заказчики стараются перенести call-центры в регионы с более низкими зарплатами и стоимостью аренды, поэтому связь с центром обработки данных и размещенными там приложениями должна быть хорошей.

CNews: Значимость решений по оптимизации трафика и мониторингу сети для банков и call-центров понятна. Но так ли это необходимо предприятиям, деятельность которых не связана с обслуживанием клиентов?

Александр Стулов: Конечно, «чувствительность» к ИТ у всех отраслей разная. Но совсем без ИТ ни одна компания существовать в современном мире не может. Пусть минимальный набор сервисов – например, электронная почта, система отчетности, документооборот – в каждой компании так или иначе существует. И для их функционирования нужны каналы передачи данных. Например, в нашей стране есть такие регионы, где канал с пропускной способностью в 50 Мбит/с будет стоить несколько миллионов рублей в месяц, возможности получить более дешевые услуги связи там просто нет. Для такого предприятия, даже если оно минимально задействует ИТ в своих основных бизнес-процессах, вопрос организации корпоративной сети – приоритетный, а задача оптимизации трафика – одна из ключевых.

CNews: У вас были подобные примеры?

Александр Стулов: Да, конечно. Например, для одной крупной золотодобывающей компании, филиалы которой сконцентрированы в Восточной Сибири, был реализован проект по внедрению системы мониторинга производительности корпоративных приложений. В случае каких-либо аномалий или деградации ИТ-сервисов система позволяет быстро локализовать источник проблемы и устранить ее. Это положительным образом сказывается на доступности и работоспособности самих сервисов.

Очень часто фабрики, заводы, филиалы могут находиться на таких отдаленных площадках, что добраться до них – большая проблема. Поэтому, если вы не можете с помощью средств объективного контроля достаточно быстро и качественно локализовать аномалию, то нужно ехать и разбираться на месте, что сильно затягивает решение проблемы, тормозит бизнес-процессы и пр. Но если внедрен инструментарий, который позволяет достаточно быстро отследить проблемы в производительности сервисов и локализовать их, то обслуживание инфраструктуры становится гораздо менее затратным.

CNews: По вашим прогнозам, как будет развиваться данное направление в будущем году?

Александр Стулов: В текущей непростой ситуации в стране делать какие-либо прогнозы достаточно сложно. Однако если оценивать предпосылки, то рынок, безусловно, сегодня заинтересован в подобного рода решениях, потому что нагрузка на каналы связи только увеличивается и глобальные технологические тренды, такие как, например, большие данные и облака, этому только способствуют. Самое сложное в текущей ситуации вне зависимости от того, какие системы внедряются – электронной коммерции, электронного документооборота либо дистанционного обучения, – спрогнозировать нагрузку. Понимая, что происходит внутри этого многообразия приложений, как они взаимодействуют друг с другом, каков трафик и нагрузка на каналы связи и каков их потенциал, организации могут успешно соотносить его с развитием ИТ-инфраструктуры и не менее успешно планировать развитие бизнеса.

Вернуться на главную страницу обзора