oбзор

Обзор: Рынок ИТ: итоги 2017

Максим Михалев

Максим Михалев:

Число требований к построению ИТ-архитектуры растет

Из ситуации кризиса российский рынок ИТ постепенно переходит в фазу стагнации: аналитики фиксируют рост в пределах 3–10%. О том, какие технологии способствовали развитию рынка в 2017 г., о новых перспективных отраслях для автоматизации, а также о причинах увеличения спроса на архитектурный консалтинг рассказывает директор по развитию бизнеса группы компаний CUSTIS Максим Михалев.

CNews: Каким был 2017 год для рынка информационных технологий? Какие задачи клиенты ставили перед ИТ-компаниями?

Максим Михалев: Принципиальных изменений в отрасли мы не наблюдаем. Основными заказчиками для ИТ-сектора остаются промышленные предприятия, госсектор, ритейлеры и финансовые организации. При этом стагнация, пришедшая на смену кризису, влияет на рынок по-разному: некоторые компании в процессе слияния и поглощения объединяют ИТ-инфраструктуры и активно растут, другие экономят ресурсы. Полагаю, благодаря этой неоднородности на рынке повысился спрос на разработку индивидуализированных ИТ-стратегий.

Роста ИТ-бюджетов, о котором говорили многие эксперты, в 2017 году не произошло. Напротив, в некоторых сегментах рынка наблюдались точечные сокращения. Перспективы текущего года, на мой взгляд, выглядят оптимистичнее: относительная стабилизация экономической ситуации и курса рубля позволила компаниям сформировать ИТ-бюджеты до конца 2018 года, и у многих они увеличились.

В период активного экономического роста главные задачи любой компании – адаптироваться к новым реалиям, быстро масштабировать свой бизнес и забрать долю рынка у конкурентов. Для фазы стагнации характерен спрос на инструменты более тонкого взаимодействия с клиентами. От бизнеса требуется умение создавать индивидуализированные предложения на основе информации о потребителях: подбирать для каждого покупателя интересные ему услуги, вырабатывать гибкую ценовую политику. Именно поэтому увеличивается спрос на методы сбора и обработки больших объемов информации, такие как машинное обучение, data mining, data lake. Кроме того, на новый виток популярности выходит блокчейн, а также все технологии, построенные на нейросетях: анализ текстов, аудио- и видеоданных, распознавание лиц, интеллектуальный мониторинг. Разработки, которые еще недавно считались экспериментальными, начинают использоваться для решения реальных бизнес-задач.

CNews: Расскажите о ключевых проектах прошедшего года в вашей компании. В чем их значимость?

Максим Михалев: Компания активно осваивает новые для себя направления. В 2017 году мы продолжили расширение спектра своих услуг: значительно увеличили объем консалтинга и проектирования, помогли провести организационные изменения в крупных компаниях. Погружение в сферу консалтинга и архитектурного аудита позволяет нам быстрее узнавать о технологических трендах и выстраивать более тесное и плодотворное взаимодействие с текущими клиентами, работая на их бизнес-замысел и выявляя новые области применения автоматизации.

В проектах по заказной разработке CUSTIS продолжает деятельность в традиционных для себя отраслях: ритейле, финансовом и государственном секторах. В 2017 году выручка компании по этим направлениям увеличилась в среднем на 25%, выросли объем и количество реализуемых проектов.

К традиционным услугам компании добавилось создание рыночных решений: в прошлом году мы начали внедрение двух новых корпоративных ИТ-продуктов. Это масштабные проекты в сферах высшего образования и казначейской деятельности.

В крупных современных российских вузах, таких как участники государственной программы «5-100», принцип построения образовательного процесса постепенно изменяется от массового и унифицированного к персонализированному. Это большой и интересный сегмент рынка, где потребность в автоматизации будет возрастать с каждым годом. На данный момент в нашем ИТ-решении реализованы функции годового планирования образовательных программ, а также управления персональными расписаниями преподавателей и студентов.

Второе перспективное направление – корпоративное казначейство. Наше решение разработано для крупных холдингов с большим числом дочерних компаний. Как правило, платежные процессы в таких организациях не централизованы, поэтому холдинги стремятся эффективнее управлять денежными средствами. Основные функции нашей системы – краткосрочное и среднесрочное планирование денежных потоков и управление ликвидностью организации.

Помимо этих решений, мы разрабатываем ИТ-продукты, связанные с автоматизацией инвестиционной деятельности и налогового мониторинга. Уже сейчас мы обсуждаем с потенциальными партнерами перспективы их внедрения.

CNews: Какие услуги, на ваш взгляд, были наиболее востребованными в 2017 году?

Максим Михалев: В течение всего прошлого года мы наблюдали стабильное увеличение спроса на архитектурный консалтинг. Как правило, он требуется в двух случаях: при необходимости заранее модифицировать устаревшую информационную систему и предотвратить замедление ее работы или для срочного вмешательства в условиях уже наступившего кризиса. Чтобы выяснить, какие архитектурные и технологические решения в ИТ-ландшафте являются источниками реальных или потенциальных сбоев, заказывается независимый аудит. В большинстве случаев это намного эффективнее, чем пытаться решить проблему силами собственной команды, которая слишком погружена во внутренние процессы и не может посмотреть на ситуацию со стороны. Постепенно заказчики начинают воспринимать архитектурный консалтинг как привычную рыночную услугу, к которой можно и нужно обращаться заранее, не дожидаясь пика кризиса информационной системы.

m._mihalevcustis600.jpg
Максим Михалев: Стабильный спрос на внешний аудит сохранится и в ближайшие годы. Мы видим, что, помимо классического архитектурного консалтинга, стала востребованной новая услуга – архитектурный надзор.

По нашему опыту, устаревший ИТ-ландшафт редко бывает первопричиной проблем заказчика. Гораздо чаще трудности появляются в тот момент, когда несколько новых сервисов запускаются одновременно или друг за другом. Как правило, они проектируются разными командами, и через какое-то время управлять их развитием становится сложно, дорого и неэффективно. Кроме того, накладываются традиционные для ИТ затруднения, связанные с высокой стоимостью сопровождения и вопросами тиражируемости и масштабирования.

Довольно часто при первичном формировании ИТ-ландшафта клиент ставит перед собой цели, которые в процессе работы меняются несколько раз. Важно сопоставить «дано» и «требуется», перед тем как развивать и наращивать существующую автоматизацию. При этом задача внешнего аудитора – правильно оценить качество архитектуры и выбранную заказчиком стратегию.

Еще одна причина обращения к архитектурному консалтингу – слияние нескольких компаний. Покупая бизнес с наработанными технологическими активами, заказчик планирует встроить их в уже имеющийся у него ИТ-ландшафт. Перед приобретением клиент хочет определить потенциал подобного объединения. Ему важно понимать, насколько грамотно спроектированы технологические решения, можно ли их развивать и масштабировать, насколько они актуальны и востребованы на рынке и, что более важно, отвечают ли они его собственным задачам.

CNews: Почему потребность в архитектурном консалтинге появилась именно сейчас? Сохранится ли спрос на эту услугу в 2018 году?

Максим Михалев: Отчасти это обусловлено внутренними процессами отечественного рынка ИТ. За последние полтора-два года многие компании прошли через процесс слияний и поглощений и получили в наследство различные ИТ-ландшафты, которые необходимо объединять и встраивать в общий процесс управления.

Рост спроса на архитектурный консалтинг связан и с экономической ситуацией в стране. Многие компании, к примеру, работающие в отраслях ритейла и финансов, в течение нескольких лет замедляли свой рост и концентрировались на процессах внутренней оптимизации. В последний год волатильность уменьшилась и компании начали планировать наращивание ИТ-мощностей. Соответственно, многие из них задались вопросом, можно ли с существующим у них информационным наследством достичь новых целей и результатов.

Я считаю, что стабильный спрос на внешний аудит сохранится и в ближайшие годы. Мы видим, что, помимо классического архитектурного консалтинга, стала востребованной новая услуга – архитектурный надзор.

Раньше крупные компании, как правило, передавали процессы проектирования и реализации проектов одному фулстек-подрядчику. Сейчас популярность набирает микросервисная архитектура с распределенным производством. Кроме того, заказчики предпочитают дифференцировать риски, распределяя задачи по проектированию и внедрению систем между несколькими исполнителями. При этом к рабочему процессу применяются новые нетипичные требования и стандарты.

Например, если архитектура выстраивается одной командой, составленное техническое задание, как правило, не учитывает контекста и большого количества нюансов, неочевидных для внешних подрядчиков, между которыми распределяются задачи. Также особенно важно принимать во внимание, что от разработки ИТ-архитектуры отдельных систем фокус начинает смещаться к осмыслению устройства продукта в целом, что требует от создателей комплексного подхода и стратегического мышления.

Чтобы разработчики следовали определенным принципам при реализации сервисов в конкретном ИТ-решении, необходимо согласовывать и внедрять внутренние стандарты. Кроме того, команде, ответственной за формирование архитектурного контура, приходится проводить регулярный аудит сервисов, разработанных другими исполнителями. Как следствие, архитектурный надзор становится отдельной функцией и для его осуществления многие крупные компании обращаются к внешним подрядчикам.

CNews: Какими компетенциями должны обладать специалисты, проектирующие крупные решения со сложным ИТ-ландшафтом?

Максим Михалев: Как я и говорил раньше, процесс создания архитектуры в больших информационных проектах усложняется и требует более детальной проработки и погружения в стратегию развития и цели клиента. На старте проекта аналитикам и архитекторам недостаточно знать его декларируемую цель. Важно понимать, какие реальные задачи стоят перед клиентом и как именно он будет использовать ИТ-решения. Для выяснения необходимых деталей проводятся глубинные интервью, поддерживается постоянное общение как с самим заказчиком, так и внутри команды реализаторов. Разнообразие задач, увеличение числа стейкхолдеров, а также привлечение кросс-отраслевой экспертизы усложняют коммуникационные процессы в современных ИТ-проектах.

Кроме того, когда команда приступает к проектированию ИТ-продукта, приходится учитывать принципы, уже ставшие базовыми для частного пользователя: user experience, customer experience и т. д. Если раньше удобство клиента было вторичным, то сейчас из-за высокого уровня конкуренции между подрядчиками оно становится обязательным условием качественного программного продукта. Это задает новый уровень сложности в том числе в разработке крупных корпоративных ИТ-решений.

Компетенции, которыми в первую очередь должны обладать проектировщики нового уровня, – это умение взаимодействовать с людьми и проявлять эмпатию, интеллектуальная любознательность и нешаблонное мышление. От аналитиков и архитекторов требуется способность выстраивать комфортное и продуктивное взаимодействие, слушать и слышать заказчика и членов команды, задавать правильные вопросы, выходить за рамки возможностей привычных инструментов, искать креативные решения стандартных задач.

Вернуться на главную страницу обзора