oбзор

Обзор: Рынок ИТ: итоги 2017

Исаак Мостов

Исаак Мостов:

ИТ-система для транспорта – это не коробочное решение

Вслед за нефтяным, финансовым секторами и телекомом одним из основных потребителей ИТ становится транспортная отрасль. О том как создавать наукоемкие продукты для транспорта, и чем могут помочь большие данные авиакомпании, в интервью CNews рассказал вице-президент группы компаний «Рамакс» Исаак Мостов.

CNews: Ранее законодателями мод в ИТ были нефтегазовая отрасль, банки и телеком. Что изменилось, кто-нибудь еще присоединился к этому сообществу?

Исаак Мостов: Вначале сделаю разъяснение по поводу нефтегазового сектора, почему компании, в нем работающие, активно используют ИТ. Дело не только в том, что у них много денег. Работа этой отрасли построена на очень большой математике, очень глубокой физике. Они исследуют много физических величин – проходимость волн, например, строение материи, поэтому роль науки в целом и математики в частности у нефтяной отрасли очень велика.

Вопрос внедрения ИТ зависит не только от количества денег. Стоит задаться вопросом, чем надо управлять и насколько это сложно. В нефтегазе – чистая математика. А в банках красивой математики или нет, или ее очень мало. Есть модели, статистика, попытки просчитать поведение клиента. Но по-настоящему сложных математических моделей в финансовом секторе нет.

Теперь посмотрим, что изменилось. К этой триаде отраслей добавился транспорт. Возьмем для примера авиакомпанию или судоходную компанию. У них много единиц техники, они очень дорого стоят и их эксплуатация обходится недешево. Перед ними стоит задача загрузить свой парк так, чтобы получить максимум отдачи. Никто не хочет, чтобы огромное судно застряло в далеком порту, только потому, что не хватает какой-то крошечной гайки. Таким образом, мы приходим к потребности управления основными ресурсами.

Замечу, что ресурсы – не только самолет или запчасти к нему. Экипаж – это тоже ресурс, причем более сложный в управлении, чем самолет. Например, по законам Международной ассоциации пилотов, летчики имеют право работать не более 8 часов. Восемь часов закончились – все, пилот покидает свое кресло, и никто ему не указ. Вылет может задержаться, но время все равно идет. Бывают, ситуации, что так и не взлетели, а командир говорит, что все, лететь нельзя. Поэтому авиакомпании иногда посылают двух капитанов на одном самолете, чтобы они посменно отдыхали. Похожие проблемы и с бортпроводниками, хотя у последних ограничения не столь жесткие. А ведь перелеты бывают дальними, до 10 часов лета. Вот и получается, что нужно складывать паззл: кто, когда и на каком самолете летит.

Более того, у пилотов очень узкая специализация, каждый пилотирует определенный тип самолета, один летает только на Боинге-737, другой – только на Боинге-777 и просто так их поменять нельзя. А на одной и той же линии самолеты могут запросто меняться. Например, идет продажа билетов на рейс Москва-Мюнхен. Сначала продали 100 штук, значит, ставим 737-й. Но вот прошло несколько дней, начался аншлаг, и набралось уже 300 человек, значит надо ставить уже 777-й или ему подобный. Это в свою очередь означает, что полетит совсем другая команда, которую нужно изъять из каких-то других планов.

Таким образом, в транспорте в целом и в авиации в частности, намного больше планирования. И это планирование должно быть максимально гибким. Поэтому получается, что авиаперевозки, железнодорожные перевозки требуют обработки очень большого объема информации, а, значит, и применения ИТ.

CNews: Кто составляет алгоритмы для этих расчетов?

Исаак Мостов: Обычно ИТ-система для крупной транспортной компании – это не коробочное решение. К примеру, система оптимизации, основанная на линейных уравнениях – это известная алгебраическая задача, которую в разных формах пытаются имплементировать разные компании. Но каждая делает это по своим механизмам. Есть, например, хорошее решение у немецкой Lufthansa. Но его нельзя просто взять и поставить, требуется кастомизация. Потому что они строили систему с учетом своих требований. У другой компании требования вроде бы похожи, но не совсем. Обычно берется сочетание – что-то от известной авиакомпании, что-то от системы Sabre, или что-то от системы Amadeus. Потом все это начинают соединять, интегрировать, кастомизировать. Поэтому, отвечу так: решения индустриального типа есть, но клиенты и мы предпочитаем их взять и кастомизирать.

CNews: У вас реализовано много проектов с «Аэрофлотом». Вы брали что-то уже готовое, или писали с нуля?

Исаак Мостов: «Аэрофлот» в своё время выбрал систему Sabre. Это система, которая занимается управлением всеми информационными потоками о заказах на билеты. Таких систем не очень много, есть еще Amadeus и несколько других, все на пальцах одной руки пересчитать можно. Эти системы создают основную информационную сеть для авиакомпаний: кто летит, куда летит, когда летит. «Аэрофлот», выбрал Sabre для управления своим расписанием. Но для управления своим хабом, то есть, базой, «Аэрофлот» внедряет другую систему. Они должны как-то разговаривать друг с другом, приходится дорабатывать интеграцию. Однако, когда имеются какие-то уникальные требования именно у «Аэрофлота», или недовольство тем функционалом, что есть в наличии, вот тогда приходится разрабатывать с нуля.

3_32.jpg
Исаак Мостов: Вопрос внедрения ИТ зависит не только от количества денег. Стоит задаться вопросом, чем надо управлять и насколько это сложно.

Как я уже упоминал, мы кастомизируем для «Аэрофлота» Sabre. А система, которую мы разработали практически с нуля – это мобильное приложение для «Аэрофлота». Оно позволяет на смартфоне делать все то же, что и на сайте: регистрироваться на рейс, заказывать билеты, получать справки и так далее.

Заготовок таких систем нет ни у кого. В мире мобильных приложений сегодня есть только лишь инструменты, с которыми можно строить готовый продукт.

CNews: Как решаете вопросы безопасности? Смартфон или планшет – это же самое уязвимое звено.

Исаак Мостов: Мы изначально не храним чувствительные данные там, где не надо. В наших системах нет пин-кодов и номеров кредитных карт клиентов. Когда вы регистрируете карточку, система не запоминает все детали, она запоминает только то, что нужно для идентификации клиента. То же самое с персональными данными. Мы защищаем информацию на том уровне, на котором это позволяет делать платформа. Данные защищены до уровня защиты вашего компьютера.

CNews: Какие мобильные технологии вы эксплуатируете?

Исаак Мостов: Те технологии, которые заложены в конечное устройство. Например, защита по отпечатку пальца в iOS Apple. Мы поддерживаем, к примеру, ApplePay. Планируем расширить технологии платежей на другие платформы, на Samsung. Все зависит от желаний и требований клиента.

Исследования показывают, что постепенно все больше и больше людей работают с «Аэрофлотом» через интернет. Мы наблюдаем практически ежемесячное увеличение, как поисков, так продаж и покупок через мобильное приложение. Все больше и больше людей приобретают билеты, вообще не заходя в офисы «Аэрофлота».

CNews: О больших данных говорят сегодня все. Многие их собирают, но мало кто использует. Как с ними правильно работать?

Исаак Мостов: Зададимся вопросом, что это вообще такое – большие данные? Это когда данных много, они собираются за определенный период времени либо агрегируются единовременно из разрозненных каналов поступления и обладают достаточной глубиной для аналитики, в том числе для предиктивной. Только тогда, в зависимости от вопроса, можно получить ответ. Когда ты задаешь правильные вопросы, ставишь перед собой правильные задачи, то на основе этих данных можно раскопать интересные вещи. Но если данные есть, но ты не знаешь, как задавать вопросы, ничего не поможет. Или если есть вопросы, но нет данных, потому что, что, скажем, в январе их собирали, а оценка идет для августа.

Поэтому сначала нужно подождать, пока появятся реальные данные с реальной историей, пусть даже кратковременной. И будем задавать правильные вопросы, ведь часто задают неправильные.

CNews: Как же задать правильный вопрос?

Исаак Мостов: Обработка больших данных – это попытка рассмотреть определенный порядок в хаосе. Обычно в данных ищутся паттерны, то есть взаимосвязи – поведенческие, событийные. Если я начну анализировать и сопоставлять определенные данные друг с другом в парах, в тройках, в более сложных комбинациях, то я смогу набрести на определенную взаимосвязь, к примеру, что блондинки, разъезжающие на BMW, чаще попадают в аварии, чем брюнетки, разъезжающие на ВАЗах.

CNews: Поэтому блондинкам надо страховку продавать дороже

Исаак Мостов: Вот именно. Когда вы говорите «а сейчас я буду целенаправленно продавать вот этот продукт», то вы и задаете вопрос. Существует ли группа людей, которая отвечает на такие-то критерии, и которым я могу предложить вот такой или такой продукт, или услугу. Тогда из данных начинает вырабатываться реальный результат. Но если вопрос неправильный, результат может быть смешным. Сама технология требует, чтобы было достаточно данных. И пока их мало, любые, даже правильные алгоритмы не дадут ничего полезного.

Мы сделали проект, который, используя технологию анализа больших данных, обрабатывает жалобы и обращения клиентов в «Аэрофлот». Причем мы берем данные из разных источников, отовсюду, до чего мы можем добраться. Социальные сети, обращения в компанию – мы это все соединяем воедино, ищем зависимости. И раз за разом находим их: неправильное месторасположение, не то расстояние между креслами, отменили не тот рейс.

Другой наш проект динамического ценообразования тоже берет массу данных, анализирует их, сравнивает, пытается найти подобные предложения у компаний-конкурентов. И выдает результат: «если мы здесь снизим цену, то количество пассажиров на этом рейсе увеличится на столько-то, выручка повысится на столько-то». Или здесь, можно повысить цену, потому что у конкурентов все равно цена еще выше, и есть возможность увеличить прибыль без ущерба обороту.

3_29.jpg
Исаак Мостов: Основная суть нашего бизнеса – мы из ничего делаем что-то. Мы пишем софт. А это процесс созидания.

Все это мы делаем на основе разных моделей. Например, мы ищем предложения на маршрут «Москва-Вашингтон». Но анализировать надо и рейсы «Москва-Торонто», и «Москва-Франкфурт», затем «Франкфурт-Вашингтон». Надо найти все подобности, их объединить, потом проанализировать какой пассажиропоток был, какой может быть. Можно ли снизить цену, набрать еще пассажиров? А остались ли для них места? Если нет, то снижать цену незачем. Вот это пример целенаправленного использования технологий анализа больших данных.

CNews: Все ли приходится писать с нуля?

Исаак Мостов: Есть технологии, есть инструментарий. Образно говоря, технологии в больших данных находятся на уровне молотка с гвоздями. Готового дома нет, но можно взять молоток, пилу и гвозди и построить дом.

CNews: Что еще вы делаете в области мобильных приложений?

Исаак Мостов: Мы делали мобильное приложение для «Автодора». У «Автодора» есть программа лояльности. И они сделали мобильное приложение вдобавок к своему сайту.

CNews: А не приходила ли «Автодору» идея сделать мобильное приложение для прорабов? Сколько гравия привезли, сколько асфальта, когда следующий самосвал приедет?

Исаак Мостов: Есть такие приложения. Опять же, они связаны с ERP-системой, с управлением проектом. Корпоративные системы требуют, чтобы смартфон был к ним подключен и обменивался с ними информацией. Подъехал грузовик, где счет-фактура? Она в ERP-системе, то есть в самом сердце системы. Где-то на земле на больших серверах. И запихнуть ее в телефон никак не получится. Мобильный интерфейс – лишь частичка этой системы.

А если делать системы для управления стройплощадкой, то, глядя на экран в пять дюймов, тяжело распределить ресурсы. Здесь появляется другая проблема: каким должен быть минимальный размер устройства, чтобы было удобно с ним работать. Мы пока очень ограничены тем, что есть на в наладоннике. Пока не провели в жизнь, и пока не упали до разумных цены на такие вещи как очки, которые проецируют прямо в глаз экран бесконечного размера.

Пока что продолжается соревнование между смартфоном, планшетом и десктопом. Это то, что мы наблюдаем сейчас и будем наблюдать еще очень и очень долго. Пока не появится какой-то новый технологический форм-фактор, который кардинально изменит восприятие.

CNews: В продолжение темы мобильности. Корпоративные мобильные приложения или корпоративный сайт, что лучше?

Исаак Мостов: Они будут существовать параллельно. Вроде простое дело – сделать приложение на мобильнике, такое же, как на экране персонального компьютера. Но что мы получим? Очень маленький экран, придется переделывать весь дизайн.

Затем скорость передачи данных. Когда вы едете в автомобиле, она очень мала, могут быть провалы в связи. Совсем не то, когда вы сидите с ноутбуком в кресле. Поэтому есть определенная разница в подходах к созданию мобильных приложений и сайта. Но основа всего – back-end. Вся логика и вся информация скапливается там. Ноутбук или смартфон – только оконечное устройство.

CNews: У вас много проектов транспорте. Куда движется ИТ в транспортной сфере?

Исаак Мостов: Я думаю, что ИТ продолжит движение в тех же направлениях. Которые стремительно развиваются в данный момент. Глобальных ответвлений и новых трендов в ближайшее время ждать не стоит. Допустим, придут беспилотники. Но к ним же нужны запчасти, надо управлять их поставками. Нужно планировать, как и раньше, маршрут, чтобы получить максимум прибыли.

В авиации у нас остаются те же вопросы продажи билетов, максимизации выручки, оптимизации сети маршрутов. То есть, все то же, что и раньше.

CNews: Сейчас идет серьезная конкуренция за ИТ-ресурсы, то есть, за персонал. Какого рода специалисты вами наиболее востребованы?

Исаак Мостов: Основная суть нашего бизнеса – мы из ничего делаем что-то. Мы пишем софт. А это процесс созидания. У нас даже самая простая задача – это созидание. Поэтому наша задача – найти людей, которые видят. Видят, как оно должно работать, что нужно написать, чтобы оно работало, как должна выглядеть структура данных. Это как писатель, который создает художественный образ. Только если писатель может ошибиться, и в начале книги главный герой блондин, а конце – брюнет, то в софте такие вещи не проходят. Программист должен не только написать книгу, но и убедиться, что она правильная от начала до конца.

Самый дефицитный персонал – это созидательные люди, которые способны не только написать строчку кода или исправить ее, но придумать, как должна выглядеть следующая строчка или следующая операция, как она должна сочетаться с другими. Во-вторых, нужны люди, которые умеют управлять такими людьми. Это не солдаты, которым дал команду «шагом марш». Задача в том, как с несогласным народом прийти к согласию, как группа индивидуалов будет работать вместе одной командой, видя перед собой одинаковую цель. И эти управленцы должны еще разбираться в технологиях, понимать бизнес так же, как понимает его заказчик. Таких людей очень мало.

CNews: Может есть какой-нибудь тест, выявляющий такие таланты?

Исаак Мостов: Вряд ли, в основном полагаемся на интуицию. Много интуиции, очень много отбора и отсева. Мы стараемся, когда читаем резюме, понять, что между строк написано, каков человек, способен ли он овладеть дисциплиной определенного применения технологий, правильной методикой разработки и правильной методикой анализа. Вот этому мы обучаем в наших командах. Но для того чтобы обучить, мы хотели бы получить тех людей, которые готовы к этому – быть созидательным и уметь работать с людьми. Им еще нужно быть любознательными, интересоваться, что появилось нового.

CNews: Какого рода компетенции вы сейчас ищете?

Исаак Мостов: Мобильные разработки, а это не только iOS, это еще Android, там тоже много чего делается. Все, что связано с большими данными. Реальных специалистов по большим данным во всей России можно на пальцах пересчитать.

Сейчас нужны самые разные специалисты: и по SAP, и по сайту, и по мобильным технологиям. Поэтому мы ищем того, кто будет воспитываться, кто врастет в эту тему и вырастет на ней. И не говорим о том, что нужно знать тот или иной язык программирования. Язык можно выучить.

Ты берешь человека, ты его воспитываешь. Он учится, он просеивается, утрясается, и только тогда ты начинаешь видеть, куда дальше его продвинуть, куда ему самому продвигаться. Наша компания существует 25 лет, и у нас есть сотрудники, которые работают в компании все 25 лет. И их не так мало. Есть много сотрудников, которые работают уже по 10 лет. А ведь в нашем бизнесе это огромный срок. Это смена двух поколений технологий. Значит, 10 лет люди продвигались, расширяли свой горизонт, и продолжают продвигаться вперед. У нас нет принципа – «нам нужны только лишь такие, на других специалистов мы даже смотреть не будем». Жизнь – вещь интересная, и зачастую неожиданная.

Вернуться на главную страницу обзора