Спецпроекты

oбзор

Обзор: Рынок BPM 2018

В России растет спрос на BPM

В России растет спрос на BPM

Мировой рынок BPM растет в среднем на 15% в год и приближается $8 млрд. Для крупных мировых компаний управление бизнес-процессами уже стало неотъемлемой частью бизнеса. Российский заказчик только недавно осознал все преимущества BPM и сегодня пытается четко определиться, где ему необходимы такие решения.

При поддержке

Мировой рынок BPM

По данным Global Adroit Market Research, мировой рынок BPM, объем которого по итогам 2016 г. оценивался в $6,9 млрд, в период с 2017 по 2023 гг. растет в среднем на 15,2% в год. Основная причина – переход к облачным вычислениям, которые способствуют интеграции бизнес-приложений компаний во всем мире. Аналитики уверены, что рынок BPM будет активно развиваться в ближайшие годы в связи с постоянно растущей необходимостью повышать эффективность и управляемость бизнес-процессов. Кроме того, его развитию будет способствовать усиление регуляторного контроля во всех странах мира и рост требований к ROI. Особым спросом будут пользоваться BPM-решения, предоставляющие возможность быстрой настройки бизнес-процессов и прогнозирования их развития.

В числе лидеров магического квадранта Gartner от октября 2017 г. такие производители BPM как Pegasystems, Appian, IBM.

Магический квадрант Gartner

ibpmsquadrant.jpg
Источник: Gartner, 2017

Согласно данным опроса «Основные тенденции BPM 2018», который проводился BPTrends при поддержке Red Hat в IV квартале 2017 г. среди 180 бизнес-менеджеров, консультантов, специалистов-практиков и отраслевых аналитиков из Европы, Северной Америки, Австралии, Новой Зеландии, Ближнего Востока, Африки и Центральной и Южной Америки, основной задачей организаций на протяжении последних лет было снижение затрат и повышение эффективности бизнес-процессов.

65% опрошенных согласны с тем, что BPM-системы помогли повысить эффективность деятельности и уровень удовлетворенности клиентов. 52% респондентов заявили, что они очень редко моделируют или документируют бизнес-процессы в компании, при этом европейские организации делают это чаще вероятностью могли моделировать или документировать, чем их североамериканские. 30% респондентов хотели бы добавить в уже имеющиеся решения возможность самостоятельной моделирования и элементы RPA или AI.

При этом 59% всех опрошенных в настоящее время реализуют один или несколько крупных проектов трансформации, а 93% респондентов сообщили, что их компания уже участвовала в нескольких проектах по совершенствованию бизнес-процессов. «Становится все более очевидным, что BPM больше не являются тенденцией и вещью, которую делают некоторые компании. Теперь это неотъемлемая часть бизнеса», – говорят в BPTrends.

Что происходит в России

К сожалению, последнее исследование российского рынка BPM датируется 2014 г. – тогда его объем оценивался примерно в 0,2% от мирового. Подобные системы только пробивали путь к сердцам отечественных бизнесменов, и огромную роль в этом сыграли евангелисты, такие как известный на рынке Андрей Коптелов.

Сегодня ситуация изменилась. «Спрос на продукты класса BPM очень большой, – говорит Алексей Трефилов, директор компании ELMA. – Еще 4–5 лет назад ситуация была абсолютно другой – мало кто знал, что такое BPM. Продукты этого класса воспринимались как альтернатива документообороту, какое-то непонятное решение, преимущества которого надо было объяснять заказчикам. Сегодня большинство из них прекрасно знают, что такое управление бизнес-процессами».

CNews Analytics: Крупнейшие разработчики BPMS 2018

Компания Город Выручка от BPM-направления в 2017 г. с НДС, ₽тыс. Выручка от BPM-направления в 2016 г. с НДС, ₽тыс. Рост выручки 2017/2016, % Число BPM-проектов в 2017 г. Число BPM-проектов в 2016 г. Средний бюджет BPM-проекта в 2017 г., ₽тыс. (с НДС) Средний бюджет BPM-проекта в 2016 г., ₽тыс. (с НДС) Продукты собственной разработки
1 Comindware Москва 437 000 349 000 25,2% 67 66 6 537 5 228 Comindware Business Application Platform
2 Naumen Москва 328 200 258 500 27% 59 45 5 567 5 744 Naumen Service Management Platform (Naumen SMP), Naumen DMS
3 ДоксВижн Санкт-Петербург 249 890 254 222 -1,7% 34 29 7 350 8 766 Docsvision (включая Workflow)
4 ELMA Ижевск 240 000 180 000 33,3% 110 132 3 000 2 500 ELMA BPM, ELMA ECM+, ELMA CRM+, ELMA Проекты+, ELMA KPI
5 Финансовые информационные системы (FIS)* Новосибирск 136 490 38 451 255,0% 12 9 4 500 1 000 FIS Platform, FIS Кредитный конвейер, FIS DSS, FIS Factoring, FIS Front-office , FIS Retail, FIS CRM

Источник: CNews Analytics, 2018

Перейти к полной таблице

Российский рынок BPM бурно развивается, число заказчиков таких решений постоянно растет. «Основная причина – у предприятий практически исчерпаны возможности экономии и повышения эффективности работы за счет централизации учетных функций, – уверен Алексей Лапшин, генеральный директор компании «Аплана Бизнес решения». – В то же время неизбежный переход на новые, цифровые процессы требует от бизнеса существенных затрат». Например, раньше электронное взаимодействие b2b и b2c было популярно только в сфере финансов и телекоммуникаций, а теперь практически везде. И для того чтобы его обеспечить, надо или нанимать дополнительных сотрудников, или внедрять BPM.

«Экономическая турбулентность, нарастание конкуренции как на внешних, так и на внутренних рынках фактически заставляют переходить от контроля по отдельным текущим показателям к ориентации исключительно на конечный результат, а процессный подход как раз и обеспечивает поддержку такого типа управления организацией», – продолжает Василий Анфиногентов, директор отделения автоматизации деловых процессов компании «Форс – Центр разработки». «Основой непрерывного совершенствования бизнес-процессов является тесное взаимодействие как между сотрудниками, так и между системами, – согласен с ним Дмитрий Назаров, начальник департамента BPM-систем компании «ЦМД-софт». – Без специализированных информационных систем достичь этого невозможно».

Кому и зачем нужен BPM

В 2018 г. о том, что такое BPM и зачем они нужны, знают, пожалуй, все. «BPM прошли долгий путь эволюции в восприятии заказчика. Сначала это был набор абстрактных картинок, затем – волшебная палочка, способная решить любую задачу, – отмечает Алексей Лапшин. – Сейчас BPM начали рассматривать как серьезный инструмент автоматизации, имеющий не только широкие возможности, но и ограничения».

«Крупные коммерческие предприятия неплохо разбираются в теме процессного управления, имеют собственные подразделения, регламентирующие деятельность, активно пользуются услугами консалтинговых компаний по описанию и совершенствованию процессов, – рассказывает Геннадий Копаев, руководитель направления по работе с органами государственной власти «КСК технологии». –Государственный сектор в целом тоже подготовлен очень неплохо – вся его деятельность покрыта административными регламентами».

Дмитрий Назаров, напротив, считает, что большинство российских компаний пока находятся на начальном уровне процессной зрелости, и в условиях экономического кризиса и нехватки денег не всегда готовы вкладывать большие деньги в системы BPM. «Существуют компании из 1000 человек, которые еще не осознали необходимость внедрения BPM. И одновременно мы видим компании в 30-40 человек, которые уже созрели до процессного управления и научились получать от него пользу, – уточняет Алексей Трефилов. – Ведь если BPM-система появляется в незрелой компании, она будет скорее мешать, чем помогать».

При этом палитра ожиданий заказчиков от внедрения BPM чрезвычайно разнообразна. Как отметил Василий Анфиногентов, они могут варьироваться от веры в BPM, как в единственное средство решения всех проблем, до представления о BPM, как о подчиненном элементе системы документооборота. «Определенная доля истины есть и в первом, и во втором утверждении, – говорит он. – Но оправдаются ожидания тех заказчиков, кто понимает, что внедрение такой системы в большей мере, чем внедрение других типов автоматизированных систем, ведет к трансформации бизнеса и, как следствие, к повышению его эффективности. Понимание этого факта дает возможность разумно управлять процессом трансформации и получать максимальную пользу от таких проектов».

Геннадий Копаев также отмечает, что часто заказчики, задумываясь о процессной технологии, не понимают, где можно эффективно применять BPM. «Например, ключевая система организации явно относится к процессному типу, а ИТ-блок этого не видит и обсуждает автоматизацию заявок на пропуска», – приводит он пример.

По мнению эксперта, заказчики, мыслящие в рамках реестрового подхода, ждут от BPMS резкого повышения дисциплины работы с информационными системами за счет принудительного характера постановки задач, снижения времени сотрудников на обучение работе с новой системой – в BPMS пользователь попадает сразу в нужный раздел согласно поставленной задаче.

Специалисты, сравнивающие BPMS с классическим документооборотом, и привыкшие к принудительному характеру работы системы, ждут возможности вычленения кастомизированных и заранее запроектированных процессов, хотят работать со структурированными данными, а не только с приложенными документами. «При этом большинство заказчиков сейчас заинтересованы не в BPM-системе, а в специализированном отраслевом решении с элементами проектирования и исполнения процессов», – говорит Геннадий Копаев. Таким образом, осознание необходимости BPMS как платформы для автоматизации множества разнообразных процессов только началось.

Наталья Рудычева

Вернуться на главную страницу обзора